Александр Михайлов занес бы Жанну в свой каталог

В спортивной борьбе схватки  начинаются с  захватов. Если противник прихватил ваш локоть, отворот кимоно, или пояс, то будьте уверены, что бросок последует незамедлительно. Но вы упадете на борцовский мат, достаточно комфортный для тех, кто умеет кувыркаться. Болевой или удушающий прием соперника можно остановить, похлопав его по плечу. В боевом разделе такого счастья уже не будет, тут ломают кости и разбивают головы, на то она и рукопашная.

Как и в политике! Правда, хруста костей в натуре тут услышишь не часто, но судьбы ломаются на раз в тех же местах лишения свободы, в аресте товарищей, в гибели дела, в которое веришь.

Политический сыск «свободной» России во всех его разновидностях, погонных и пиджачных, не дремлет. Тут роль захвата выполняют осведомители, в простонародье – стукачи, которых внедряют в оппозиционное движение в виде любовниц, соратников, сочувствующих и прочая, прочая, прочая. Так, например, было в известном деле «Бомбисток» десятилетней давности. Суд, основываясь на показаниях одного человечка, оказавшегося совершенно не случайно в нужное время в нужном месте, вынес карательные вердикты трем участницам дела, самый большой срок отбывала Надя Ракс, более семи лет.

Потому любому, кто не согласен даже в самой малости с существующей системой, надо знать элементарные сведения об этом самом институте осведомительства, что бы ни быть мальчиком  для битья. И самое главное.  В свое время император Николай Первый создавал корпус жандармов с приснопамятным Бенкендорфом во главе  уверяя, что это для того, чтобы утирать слезы невинно обиженных. Как жандармы  слезы «утирали» известно всем, интересующимся историей России девятнадцатого – начала двадцатого века. Провокация, донос, беззаконие, гнуснейшее лицемерие  и шантажная подлость – вот оружие того политического сыска, многократно усиленное нынешним. Потому со времен героев «Народной Воли» существует главное правило действительной оппозиции – никакого сотрудничества со следователем, все будет обращено против арестант и его дела, и постоянная организационная санитария, очищение своих рядов  от этих самых осведомителей.

Часть 1. Александр Михайлов занес бы Жанну в свой каталог

Одного из лидеров «Народной Воли» —  Александра Михайлова товарищи звали Дворником, за постоянную работу против осведомителей жандармов,  он чистил и наводил порядок  в нелегальных организациях революционеров. У него был практически полный каталог осведомителей столицы. Ему удалось даже внедрить в петербургский политический сыск своего человека – Николая Клеточникова, который продолжительное время  отводил удары властей от «Народной Воли». Может, потому и удалось народовольцам  долгое время бороться на равных с могущественной царской властью и всевластным Третьим Отделением.

Неплохо было бы и сегодня иметь сведения об  осведомителях современного политического сыска, об их приемах, повадках, ужимках, хотя бы из чувства самосохранения. На полноту не претендую, жизнь богаче и ярче любой книги. Но есть общие, что называется данные по определению, родовые черты осведомительства, в том числе и  основной охранительной организации —  ФСБ, вот на них и остановимся.

Главное! Осведомители – это парии, отверженные, как правило, с грузом преступлений на душе, с проклятием на совести. Их ставят перед выбором закрытия (значительного смягчения) наказания в случае вербовки, или беспощадного  отбытия «по полной». Их ловят на позорных статьях уголовного кодекса, угрожая дополнительным моральным и физическим прессингом. Их часто принуждают к сотрудничеству, шантажируя несчастьями родственников.  Они морально раздавлены, сломлены, послушны воли своих кураторов. Из них делают механизмы, подчиненные главной цели – сбору информации, в которой заинтересован политический сыск, причем – любой ценой. Редко, кто становится осведомителем по своей воле.  Потому ждать от них каких то высоких чувств —  просто бесполезно, как нелепо и невозможно ждать дружбы от гадюки или кобры. Ими правят инстинкты,  где главный – инстинкт самосохранения. Они будут предавать до бесконечности, выполняя поставленную перед ними задачу.

Офицеры спецслужб не испытывают никаких иных чувств к этой касте, кроме холодного презрения. Но по правилам агентурной работы никогда не раскрывают перед агентом – осведомителем его личного дела, стараясь не подчеркивать лишний раз его опущенность. А вот при случае всегда скажут, в чем отличие осведомителя от сотрудника. В свое время генерал Баранников поплатился постом руководителя спецслужбы ельцинской России, но не стал давать разъяснения думской комиссии по факту уничтожения погранзаставы в Таджикистане на том основании, что в составе парламентской комиссии осведомитель – педераст из его ведомства.   (Чудак, чего он, четырехзвездный генерал, мог еще ждать от ельцинских депутатов?!) Осведомитель понимает это, и эта действительность его еще больше опускает.

Осведомители, как правило, часто вращаются  в сфере, эксплуатирующей интерес к сексу. Это касается и мужчин, особенно в тех пикантных ситуациях, которые связаны с гомосексуализмом. И тем более женщин! Везде, где нравственная распущенность и душевная грязь, и вольные нравы – зримо и незримо стоит осведомитель, и его хозяева из политического сыска.  Задача стукача – подловить, подставить, а потом  будут прессовать уже другие, что называется, не по детски. И если вам, недоброжелателям системы,  будут предлагать  групповой секс, например, это уже повод  для размышлений не только венерического характера.  Я к тому, что половой партнер из этой кучи мяса  может оказаться, например, без одного дня до совершеннолетия. Что будет потом, вы догадываетесь. Могут рассказать ненавязчиво, что возможна встреча  и с семьей лесбиянок, еще и интерес  умело подогреют рассказами, что там мальчик и что там девочка. Это из этой же серии. Я, опять — таки, не о венерических заболеваниях. Такими снимками, особенно на хорошей оптике, можно потом долго держать что называется, «на кукане», до самой смерти. Тот, который кувыркался с фээсбешной блядью на телеэкране во всю страну, был не очень похож на Генерального прокурора Скуратова, но чем все это закончилось хорошо известно. А если говорить об истории революционного движения в России, то один из первых рабочих лидеров, еще конца 19 века  — Виктор Обнорский, был взят жандармами и поплатился  10 годами забайкальской каторги  благодаря замужней любовнице, оказавшейся осведомительницей жандармов.

И еще, о сексе.  Осведомители получают достаточную практику в этом вопросе в различных «горничных» должностях в отелях, на базах отдыха, частных гостиницах и прочих борделях, их этому учат специально, вернее дрессируют, ампутируя достоинство и честь для «продуктивного» несения службы. Они могут трахаться по разному, но они не могут любить, им это не дано. Служба позорная выжигает эмоции, корежит душу. Заведенные механические движения задом и передом, заученные фразы для повышения эрекции, как заурядная гимнастическая связка, как ординарный бросок на татами, красивое белье и оригинальный  тримминг лобка рядом с постоянными мучительными усилиями испохабленной психики для достижения оргазма. Но во всем этом нет искренности, нежности и любви, что делает отношения  с ними похожими на  собачьи, в  сучьих свадьбах. И очень жаль тех несчастных товарищей, кто трах осведомителей принимает за любовь. Жаль, потому, что все переживания, и вся трагедия отношений с этими существами заранее определена кураторами осведомителей, включена в программу. Это для того, что бы лишить оппозиционера воли к борьбе, нанести врагу существующей системы моральный урон поглубже и побольнее, заставить его опустить руки, утопить в бездне отчаяния.

Осведомителей ФСБ  внедряет и подкладывает под оппонентов, как правило, на фоне крепких и даже не очень (все зависит от степени алкоголизации) попоек. Алкогольное раскрепощение в атмосфере «без галстуков», когда языки особо развязываются, а эмоции бьют через край, где ни — будь на природе: в турпоходе, в каком ни будь трофи на внедорожниках, на рыбалке, охоте и прочее, об этом те же фээсбешники могут только мечтать  в оперативных разработках. Так что тем, кто участвует в оппозиционном движении приходится выбирать: или лихо выпивать, демонстрируя луженное горло, или вести борьбу за социальную справедливость, но уже по трезвому, практически повседневно. Или бухать, или воевать против системы, третьего не дано. Ну, а тем из оппозиционеров, кто приобрел себе близкого друга после обильного застолья, не грех задуматься о природе данной связи.

Осведомитель в эпоху хай тека весьма и весьма интересуется телефонами, электронной почтой, прочими средствами связи своего подопечного.  Имейте в виду, совершенно не случайно. Милая безделица, откровенная дребедень,  отправленная с вашего мэйла  осведомителю, может дорого стоить. Если у вас в почте настроены соответствующие функции, то вскоре вы увидите заходы в нее  с индонезийских, американских, польских и прочих зарубежных  ай пи адресов. Вашу почту обшманают и процедят без лишней скромности с вытекающими последствиями, и совсем не из за границы. Просто будут использованы зарубежные  прокси сервера, которые за небольшую плату обеспечивают  пользователям анонимность в сети, меняя  национальные адреса на свои.  А любители покопаться в чужих письмах могут сидеть в кабинетах на соседних улицах, и совершенствоваться в соответствующем интернет серфинге. К тому же, администраторы почтовых серверов прекрасно понимают, в чем залог успеха бизнеса в России, и с властью предпочитают не ссориться.

Тема интернет – безопасности вообще неисчерпаема, а на мобильных телефонах стоит остановиться отдельно. Осведомитель предложит вам, если имеет место разработка на  фоне любовной интриги, звонить ему на отдельный телефон, мотивируя это семейными проблемами, тайной от законного супруга и прочая. И это очень интересная заморочка спецслужб, которая не требует санкции суда на прослушивание. Вся любовная чепуха и не только, которую  вы скажите по этому номеру, будет записана гигами, без лишней экономии магнитного носителя, и все будет использовано по назначению. И хорошо, если вы, например, не обременены семейными обязательствами, а иначе это уже повод для шантажа. Да и постоянный телефон осведомителя еще та штучка, тут и диктофон и микрофон, и возможность определения точного местоположения осведомителя для его хозяев, и многое  другое, что будет использовано против врагов нынешней системы. Кстати, осведомителю не полагается говорить по другому телефону, никаких секретов от хозяев не допускается, тут поводок очень короткий, а ошейник тугой и строгий.

Осведомитель будет ненавязчиво, но упорно интересоваться вашими друзьями. Конечно, не для общего развития, охранку интересуют связи, ей важно вычислить  организационные цепочки  и структуры оппозиции, лидеров, организаторов, идеологов. Потому то засланцы будут кручиниться, например,  вашим грустным настроем, напоминать, что есть друзья, с которыми можно отвлечься и развлечься, и прочая, прочая, прочая. Ну, и выслушают потом отчет о развлечениях и общениях с искренним, неподдельным любопытством, даже переспрашивать будут, что бы технические службы ничего не упустили в записи разговора.

Особое внимание будет уделено личным проблемам, семейным неприятностям, служебным конфликтам. В них осведомитель поучаствует безусловно, и совсем не для того, что бы эти раздоры уменьшить. Наоборот, все будет сделано для того, что бы пропасть противоречий стала непроходимой. Чем больше нервных потрясений на работе и дома, тем неустойчивее чувствует себя оппонент, тем больше его желание поделиться горем, выплакаться, поговорить и  о том, что интересует спецслужбу.

Вполне понятен интерес охранителей к родственникам разрабатываемого оппозиционера. Тут и плацдармы для того же шантажа, и поиск возможных «запасных аэродромов» и прочая. Потому осведомителя будет интересовать все, даже семейные фотографии прародителей. Будьте уверены, недовольные системой, ваша генеалогия найдет внимательного исследователя, заинтересованного, правда, с другой стороны. Уж будьте спокойны, родословное древо будет выписано с античной точностью, с точным просчетом всех вариантов воздействия на его веточки и листочки.

И не надо думать, что осведомитель – один в поле воин, совсем нет. Их как минимум два: один может вести в постели, другой, например, на работе, изображая даже борца за социальную справедливость. Третий, в облике, например, друга филателиста (собаковода, пчеловода….) или старого приятеля  будет вести «объект»  за пределами означенных сфер. И так далее. И если идентифицирован один осведомитель, значит надо искать другого, причем в самых неожиданных, и порой интимных местах человеческого бытия. Они ведь очень пластичны, как тараканы, или крысы, питающиеся пластиком,  легко приспосабливаются, мимикрируют, не имеют никаких  ограничивающих комплексов, проникают во все уголки и щели сознания и бытия. И если вы обнаружили работу с вами осведомителей, это значит, что ваших единомышленников в регионе так же «ведут» и « разрабатывают». Любой выявленный случай осведомительства – повод  для широких умозаключений.

Это вкратце, ведь этот эскиз  осведомителя я писал всего лишь с натуры одного представителя этой армии профессиональных предателей – Жанны, учительницы физкультуры из Новороссийска. Вы можете встретить ее на Черноморском побережье Кубани от Тамани до Геленджика. Невысокая,  слегка сутулая, кареглазая, с не очень чистой кожей лица. Вы узнаете ее по шраму на переносице и по любви к танцам, и еще по коммуникабельности. Правда, общительность эта будет  не ко всем, а лишь к тем, кто представляет интерес для ее хозяев, в смысле оперативной  разработки.

Осведомителям не полагается иметь сердечных чувств и любовных привязанностей. С ними, как вы понимаете, под  другого не ляжешь, и не пойдешь на любую подлость.  Потому  кураторы из спецслужб  кастрируют все эти душевные  переживания по своим методикам, каленым железом.  Ну, а если подойдет, значит, вы заслуживаете внимания соответствующих служб.

Радостного в этом мало, но данный портрет вы можете продолжить и дописать, я застал Жанну на службе в начале ее третьего десятка лет, а они, вообще то,  служат, в смысле стучат, до смерти. Может, что то и изменится в сомнительной службе осведомителей, но думаю – не более деталей, а принципы останутся теми же.

И еще, спецслужбы неплохо платят своим осведомителям за работу. Жанна осенью прошлого года капитально отремонтировала свой дом в Новороссийске. Надо полагать, кого то выгодно предала в очередной раз. И потому,  вступая в отношения с этой дамой, вы в состоянии помочь ей еще  с водопроводом, известным бичом и проблемой новороссийцев, канализацией и прочими коммуникациями. Если это может послужить  вам утешением.

 

Сергей Крючков

 

Продолжение

Пока комментариев нет.

Оставить комментарий