Цепь и ошейник

В начале мая в посёлке Майна (Саяногорский район, Хакасия) мелкий капиталист посадил на цепь своего наёмного работника. Ночью работник бежал, а наутро обратился в МЧС с тем, чтобы с него сняли ошейник с куском цепи, и в полицию – так сказать, за юридической защитой. Спасатели ошейник сняли, полиция дело против предпринимателя возбудила, по ст. 127 УК РФ. Наказание за растоптанное человеческое достоинство сельскому капиталисту грозит смешное — до двух лет лишения свободы. А если он денег даст кому надо, то отделается, надо полагать, лёгким испугом.

Курьёзный случай? Как бы не так. В нём цепи капиталистического рабства приобрели свой натурный, законченный вид. Одного только экономического принуждения рабочих к труду буржуазии становится уже недостаточно. Для того чтобы голодный работник работал и при этом не мог организоваться и объединяться с другими голодными против буржуя, чтобы не мог бастовать, выйти на демонстрацию с красным знаменем, чтобы физически не мог дотянуться до оружия, он должен работать в кандалах, на цепи, за высоким забором и колючей проволокой. Рабочего, формально свободного при капитализме, буржуазии необходимо превратить в настоящего, фактического раба. Вот что проглядывает в действиях современного кулака из посёлка Майна.

И смешного тут мало. Кулацкий ошейник, одетый на рабочего, и огромные «трудовые лагеря», в которые олигархия планирует превратить крупные добывающие и перерабатывающие предприятия, различаются лишь количественно — формой. А суть их одна: и то, и другое есть средства получения такой рабочей силы, цена которой – корка хлеба и глоток воды. Даже зарплата, едва покрывающая физиологический минимум рабочего, становится для капиталистов слишком большой тратой, не позволяющей получать предельно возможную прибыль. Выход — в присвоении труда рабов.

В отличие от древности при современном уровне развития науки и техники почти дармовой рабский труд в тюремных условиях становится чрезвычайно эффективным, так как затраты на содержание рабочей силы остались такие же, как в Древнем Риме, а производительность труда возросла в сотни раз. Не нужно долго морочиться и со стимулами к труду: кроме усиленной промывки рабочих мозгов, всякого непокорного можно будет тут же убить и сжечь в печке — в назидание другим. Именно такое положение рабочих обещает монополиям огромные прибыли, без которых они гибнут в конкурентной борьбе.

Буржуазия свой выбор сделала. Дело остаётся за самими рабочими. Согласны ли они на цепь и ошейник?

Пока комментариев нет.

Оставить комментарий