Ещё одни «лишние» люди

Наши товарищи в ДНР столкнулись ещё с одной бедой, которую трудящимся принёс конфликт империалистов на востоке Украины. В Донецке и других городах и сёлах появились  молодые люди с неопределённым социальным статусом. Большинство из них являются гражданами Украины, недавними студентами, рабочими, служащими, которые в 2014 – 15 годах приехали в Донецкую область «защищать Донбасс от украинских фашистов».

Эти люди попадали в ополчение различными путями: через уличных вербовщиков, приезжали непосредственно в боевые части по протекции друзей или знакомых, наконец, через официальные пункты вербовки — «военкоматы министерства обороны ДНР». Все они заключали контракт с российско-днровской буржуазией  на срок от года до 4 лет. Как правило, срок первого контракта не превышал года, поскольку ни наниматель, ни наёмник не знали заранее, чего друг от друга ждать. К настоящему времени закончились первые и вторые сроки контрактов у нескольких тысяч таких ополченцев — жителей разных городов и сёл Украины, и со всей неизбежностью перед ними встал вопрос – что делать дальше?

Если продлевать контракт с «минобороны ДНР» невозможно, то на это есть, в общем, две причины. Первая: сам человек не хочет больше воевать (или служить), поскольку и ложный романтизм «защиты русского мира» выветрился, и война империалистическая наглядно показала всю свою грязь и преступный характер. На службе в «самой народной республике» человек столкнулся с теми же атрибутами буржуазного государства и его армии, какие есть и на Украине. Вторая причина — само «военное ведомство ДНР» не хочет продлевать контракт, так как считает, что толку от данного военнослужащего больше нет.

Отказавшись от войны, человек на какое-то время «выпадает из  обоймы», теряет социальную определённость в ДНРе, — жильё, деньги, еду, какую-никакую медпомощь и т.п. Конечно, по окончании службы есть возможность осесть, жениться на местной девчонке, получить днровский паспорт и попробовать устроиться на работу по программе трудоустройства бывших военнослужащих. Если с женитьбой и паспортом больших затруднений нет, то вот с работой дело посложнее. В ДНРе безработицей в явной и скрытой формах охвачено около 23% трудоспособного населения. По упомянутой выше программе весь крохотный лимит рабочих мест в гражданской сфере распределяется между инвалидами 2 – 3 групп, получившими боевые ранения или увечья, а также «по звонку», когда рабочие места придерживаются руководством предприятий и учреждений для трудоустройства «своих» или для тех, кого укажет начальство. Так что устроиться на «гражданке» для простого бывшего ополченца и не аборигена – дело сложное, тем более, если ему попросту негде жить, хотя в городе масса пустующего элитного новостроя (к слову: эти дома днровская буржуазия быстро захватила себе и уже вовсю торгует квартирами. И это в то время, как 8900 трудящихся — дончан, потерявших жильё при обстрелах города, до сих пор ютятся по домам культуры, общагам, старым профилакториям, подвалам школ и т.д.).

Но главный вопрос не в этом. Многие вчерашние бойцы – жители Харькова, Черкасс, Киева, Житомира, Ровно, Николаева, Одессы хотели бы вернуться домой. Но сделать это не так просто, поскольку уже десятки бывших ополченцев арестованы СБУ при пересечении линии разграничения в Донбассе, а также на пограничных пунктах российско-украинской или российско-белорусской границы. Проблема в том, что при пересечении украинской границы человек будет регистрироваться на пограничном пункте и таможне. При регистрации выяснится, что данный гражданин Украины последние 2 года официально пределы своего государства не покидал. Вопрос: а как он оказался в России? Если он пересёк границу нелегально, то возникает вопрос, а как и зачем он это сделал? Если же он нелегально государственную границу не пересекал, то единственная территория Украины, с которой он мог оказаться в России без ведома властей Украины, это ЛДНР. В этом случае у СБУ возникает ещё вопрос: если этот гражданин временно находился на «оккупированной территории», то почему он возвращается домой не через линию разграничения, а кружным путём через РФ? Это обстоятельство подозрительное. СБУ выясняет период фактического отсутствия человека по месту жительства, отслеживает его перемещения и обнаруживает, что, например, в августе 2014 – го мужчина пропал без вести, а в ноябре 2016 –го вдруг нашёлся при  попытке вернуться домой. Что он делал всё это время?

Можно ехать прямо через блок-посты на линии разграничения. Там стоят военные и оперативники СБУ. Гарантий безопасности бывшему ополченцу и в этом случае не даст никто. Могут арестовать на месте, поскольку не исключено, что днровская буржуазия снабжает СБУ достоверной информацией о своих бывших наёмниках.

Вернувшись домой, бывший ополченец может попасть в тюрьму по той же причине. Его могут арестовать и по доносу или из-за собственной неосторожности. Кроме того, человек не знает, сможет ли он устроиться дома, найти работу, вернуться к более-менее нормальной жизни. На Украине огромная безработица, галопирует нищета. Тех денег, что заработаны на войне (если удастся их довезти), надолго не хватит, так как, во-первых, днровская и российская буржуазия не очень-то ценят своё пушечное мясо и платят основной массе наёмников в среднем 18000 рублей в месяц (это около 7000 гривен, или 270 долларов США). А во-вторых, украинская буржуазия бесконечно взвинчивает цены на самые необходимые товары и услуги, поглощая тем самым все накопления простых граждан.

Вот и получается, что масса молодых людей в возрасте от 20 до 40 лет оказалась в ловушке. Им нечего больше делать в ДНР. Им опасно въезжать на территорию Украины, они давно потеряли работу и социальную определённость у себя дома. Они никому не нужны и в России, поскольку никаких официальных заслуг и льгот перед РФ у них нет, а нищих оборванцев там и своих хватает. Люди застряли в неопределённом положении, из которого выхода пока не видно.

И всё же никакие границы и рогатки не помешают людям вернуться домой. Но сегодня этого недостаточно. Дело в том, что многие из бывших солдат ДНР — это наши будущие товарищи. У них уже есть некоторый политический и военный опыт. Они обозлены и разочарованы в тех буржуазных идеях и лозунгах, которые когда-то заставили бросить дом, работу, семью и идти «защищать Донбасс». Они видят, что оказались одураченными, что потратили силы, время и здоровье напрасно. Эти простые люди ехали, искренне считая, что на востоке Украины происходит долгожданная социальная революция, которая со временем победит и на всей остальной территории страны и радикальным образом изменит их жизнь к лучшему. Они не знали основ марксистской политграмоты и не понимали, что такой революцией может быть только социалистическая революция, уничтожающая капитализм – причину всех бед и страданий трудового народа. Их революционность была слепой, стихийной. Они не сознавали, какие общественные отношения складываются на Украине, по каким законам они развиваются. Они не поняли, что способ общественного производства во всех частях страны остаётся прежним, капиталистическим, а значит, прежними останутся и политика, и государственные институты, и законы, и отношения в обществе. Поэтому они обманулись, когда приняли обострение конкурентной борьбы российских и западных монополий — за революционную деятельность трудовых масс Донбасса. Трудно сказать, поехали бы эти люди в Донецк, если бы заранее понимали, что едут защищать прибыли одной буржуазии от посягательства другой. Вряд ли поехали бы, если бы знали, что очень скоро в ДНР будут заправлять такие же беспринципные и жадные негодяи, как и на Украине, и что в «народной республике» установятся очень схожие законы и порядки.

Но дело сделано. Что же теперь? Теперь нужно сделать так, чтобы эти ребята увезли с собой на Украину искры пролетарской сознательности. Война учит и меняет людей быстро. Те, кто, сидя в окопах, понял всю ненормальность, всю бессмысленность, всю враждебность этой войны для «простого человека», уже находятся в полушаге от марксизма. Почва благодатная. Может получиться так, что в лице вернувшихся домой ополченцев в массы украинских трудящихся будет внесена нужная революционная «закваска». Это значит, что многие вчерашние ополченцы могут стать лидерами рабочего класса на местах, организаторами классовой борьбы, первичными ядрами, вокруг которых начнёт складываться политическая организация рабочего класса — большевистская партия. Поможем товарищам сделать верный шаг!

 

Сергей Осипов

 

Один ответ к “Ещё одни «лишние» люди”

  1. Любопытный
    29.11.2016 при 23:46 #

    Из опыта большевиков можно отметить во время 1 империалистической войны, что они активно работали в госпиталях, домах восстановления. Сразу после приезда Ленина было создано отдельная группа исключительно для работы в войсках.

Оставить комментарий