Как бороться против закрытия российских предприятий?

Тимашевский сахарный завод (Сахарный завод «Изумруд», г.Тимашевск, Краснодарский край) уже много лет находится в состоянии банкротства. Закрыть его пытались чуть ли с 2009 года.

Когда-то вполне успешное предприятие, в 2007 году ставшее собственностью  ОАО Группа компаний «Евросервис» (Санкт-Петербург) вместе с еще тремя кубанскими сахарными заводами, было очень «эффективно» разорено  новым собственником, неким Константином Мирилашвили, главой «Евросервиса», удравшим впоследствии за границу от уголовного преследования за преднамеренное банкротство предприятий «Евросервиса», которых, вообще говоря, у него было немало.

Империя «Евросервиса» насчитывала 12 сахарных заводов, шесть комбинатов хлебопродуктов, семь элеваторов, 29 агрофирм, два мясоперерабатывающих завода, молочные производства и пр.  Заслуженное наказание понесли тогда только исполнители воли  хозяина «Евросервиса»  – назначенные им директора разоренных предприятий, да и то незначительное. Кто-то из них отделался небольшими штрафами (пару-тройку сотен тысяч при ущербе в сотни миллионов!), а некоторые получили по 2-3 года лишения свободы, причем некоторые еще и условно[1].

Потом находящийся в состоянии банкротства завод переходил из рук в руки, от одних арендаторов к другим. Они хоть и поддерживали завод в рабочем состоянии, но лишь усугубили ситуацию с его долгами, так и не сумев выправить его экономическое положение.

Летом 2012 года администрация Краснодарского края уведомила заводчан, что у завода теперь будет новый арендатор — ООО «Тимашевский сахар». Учредителем же «Тимашевского сахара» является не кто иной, как Сергей Парсегов[2], который руководил «Изумрудом» с 2007 года до февраля 2010 года и довел его до состояния банкротства, за что и отсидел 3 года по решению суда за мошенничество! Как краевой администрации пришла в голову такая «разумная мысль» запустить того же самого козла в тот же самый огород, это еще вопрос. Ясно одно, что краевые власти отстаивать завод явно не собираются и всемерно потакают тем, кто занимается заведомым мошенничеством, разграбляя кубанские предприятия и оставляя сотни людей без работы.

15 июня конкурсный управляющий выставил имущество завода на торги. Новый собственник, вероятнее всего, придёт ещё не скоро, а за это время арендатор ООО «Тимашевский сахар», может уволить весь трудовой коллектив, о чем Парсегов на одном из недавних собраний работников завода уже заявил недвусмысленно. Там же он сообщил рабочим, что в случае, если дело дойдёт до сокращений, у его компании не будет средств для выплаты им законных компенсаций. Уже сейчас его фирма задолжала рабочим завода зарплату за май. Это означает, что более 400 сотрудников предприятия останутся без работы и постоянного дохода. Кроме того, в выставленное на торги имущество предприятия попало и общежитие работников Тимашевского сахарного завода. Так что около четверти заводчан рискуют остаться без единственной крыши над головой.

Рабочие пытаются бороться за сохранение своего предприятия. Профком Тимашевского сахарного завода (председатель Надежда Богдан) уже несколько лет предпринимает попытки добиться от власти гарантий сохранения завода и трудового коллектива. 19 июня профактив и инициативная группа работников отправили очередное обращение президенту Владимиру Путину с просьбой как гаранту Конституции вмешаться в сложившуюся ситуацию и принять меры по стабилизации обстановки на одном из крупнейших предприятий Тимашевского района. Копии обращения были также направлены губернатору Краснодарского края Александру Ткачёву, председателю краевого Заксобрания Владимиру Бекетову и главе муниципального образования Тимашевский район Алексею Житлову.

Российская власть ответила так, как она отвечает всегда и везде — «меры по сохранению предприятия предпринимаются», т.е. просто отписалась, «послав» рабочих с их проблемами на все четыре стороны.

Заводчане не намерены были сдаваться, и 24 июня у проходной Тимашевского сахарного завода  прошли одиночные пикеты рабочих против закрытия предприятия. А 4 июля на центральной площади Тимашевска запланирован митинг, в котором примут участие рабочие завода и поддерживающие их требования жители города. По словам рабочих, если и эта акция протеста не заставит власти обратить внимание на проблемы предприятия, часть коллектива объявит голодовку.

* * *

Ситуация, как видим, вполне типичная для реалий современной России.  Сообщения о том, что то в одном регионе страны, то в другом сознательно разоряют заводы и фабрики, выбрасывая сотни и даже тысячи работников на улицу, переполняют наши СМИ практически все то время, сколько мы живем в условиях новой реальности – при господстве пришедшего к власти в нашей стране в конце 80-х-начале 90-х гг. класса частных собственников – буржуазии.

Применяемые схемы разорения по сути одни и те же, вне зависимости от того, что говорят официальные лица, как из правительства, так и  из «деловых кругов» нашей страны. Везде и всюду главная задача «эффективных собственников»  — выкачать все возможное из бывших советских предприятий, созданных тяжелейшим и героическим трудом советского народа, и скрыться с наворованным  за границу, где преспокойно жить-поживать в сытости и богатстве. Удравшие точно не вспоминают об обманутых ими сотнях, тысячах и миллионах российских трудящихся, которые еле-еле сводят концы с концами.

Просить помощи от буржуазной власти, которая всемерно покрывает этих бандитов с помощью безостановочной приватизации всего и вся, третий десяток лет не унимающейся в России, есть дело совершенно бесперспективное и даже глубоко наивное. Нигде, никогда и никому еще обращения к буржуазным властям не помогли. Даже там, где власть изредка вмешивалась в процесс уничтожения российских предприятий, то процесс этот все равно не прекращался, а лишь немного откладывался во избежание серьезных протестных выступлений рабочих, которых вполне могло поддержать разозленное на правительство российское население.

Рабочие  разоряемых предприятий должны четко понимать, что сегодняшняя власть в России не ставит своей целью благо трудящихся, благо народа России. Ее задача – обеспечить по максимуму возможность наживы для узкого круга лиц, тех самых частных собственников, которые и добивались себе получения этого права в конце 80-х годов, уничтожая советский социализм, чтобы иметь возможность беспрепятственно грабить и разорять все, до чего дотянутся их вороватые руки. Тысячи уничтоженных предприятий в России – тому яркое доказательство.

Одной из важнейших сил буржуазной контрреволюции в России был теневой бизнес, фактически сросшийся к тому времени с криминальными кругами СССР. Класс буржуазии, выросший в позднем СССР, изначально не умел и не мог ничего создавать. Он мог только паразитировать на советском народном достоянии, приворовывая у советских государственных предприятий. Не научился он этому и за те десятилетия, что находится у власти в России. Не будучи уверенным в надежности и стабильности своего положения, в любой момент ожидая, что его «попрет» настоящий хозяин страны – ее трудовой народ, который очнется от двадцатилетнего дурмана и вспомнит о своем праве истинного хозяина российской земли и всего того, что его трудом на ней создано, новоявленные «эффективные собственники» предпочитают ухватит кусок народного пирога максимально быстро, т.е. практически сразу, как только появляется такая возможность. Потому подавляющему числу российских «деловых людей» на порядок выгоднее распродать все, что есть на доставшемся им предприятии, повесить на него долги, выжать из него все, что можно, и удрать за границу, чем ждать много лет, когда труд рабочих этого предприятия создаст им прибыль.

Российская буржуазная власть делает все, чтобы процесс ограбления российского трудового народа шел как можно эффективнее. Законы в России максимально способствуют этому. Не составляет исключение и Закон о банкротстве предприятий, который сознательно написан так, чтобы облегчить новоявленным частным собственникам максимально быстрое выкачивание прибылей из бывших советских предприятий, разоряя их подчистую.

Что могут сделать рабочие сознательно разоряемых заводов, чтобы отстоять свои права?

Конечно, не просить милости у власти, которая сделала все, для того, чтобы это разорение вообще стало возможным в России. Чего-либо добиться рабочие таких предприятий могут только сами, не надеясь на власть и ее институты. Не зря классики марксизма, исследуя капитализм как систему общественных отношений, еще сто лет назад писали, что «освобождение рабочего класса есть дело самого рабочего класса».

Пикеты и голодовки успеха тоже не принесут – это не более, как все та же мольба о помощи все  к той же власти, которая, если бы хотела, давно бы вмешалась в ситуацию, да и вообще не позволила бы ей возникнуть. Голодовки это вообще своего рода форма отчаяния, но именно этого отчаяния наемных работников, ощущения полной безысходности их положения, их социальной апатии и добивается всякая буржуазная власть, чтобы спокойно угнетать и управлять народом так, как ей вздумается.

Митинги, если они инициированы самими рабочими, это более эффективная мера классовой борьбы. Иное дело, что рабочие должны понимать, что митинг это своего рода собрание рабочих, где они должны решить, как им поступать дальше, какие действия предпринимать, какой наиболее эффективный путь борьбы выбрать в создавшихся условиях. Т.е. они ценны не сами по себе, а как средство организации рабочего протеста, направления его в русло вполне определенных конкретных действий. Вот в действиях-то как раз и есть самая большая проблема.

Выбора у рабочих уничтожаемых предприятий не так и много. Самым эффективным средством борьбы рабочего класса – забастовками они воспользоваться не могут по определению, ибо всякие забастовки будут играть на руку собственникам, мечтающим закрыть предприятие, остановить его работу. Зачем же рабочим самим ускорять это процесс?

Борьба за сохранение предприятий, за сохранение рабочих мест есть борьба классовая. Буржуи, уничтожающие предприятие и выгоняющие на улицу сотни и тысячи рабочих фактически ведут против этих рабочих необъявленную войну. Во всякой войне действуют свои законы – законы войны. И главный из них — чтобы победить, нужно не защищаться, а наступать.

Для эффективного наступления нужно понять, что решение вопросов с целенаправленным разорением российских предприятий будет вряд ли возможно в правовом поле российских буржуазных законов. Современная российская буржуазная власть настолько хорошо защитила работодателей – буржуазию от всякого рода неожиданностей со стороны наемных работников, что фактически любое их сколько-нибудь активное действие сразу подпадает под закон, его запрещающий.

Вот, к примеру, какие навскидку видятся пути борьбы с закрытием предприятий, которые действительно могли бы решить проблему рабочих с сохранением их рабочих мест:

— Демонстрации рабочих с требованиями сохранить предприятие, например, путем его национализации (передачи в государственную собственность) или иными призывами.

Демонстрации как форма протеста рабочих очень выгодны, ведь они привлекают самое серьезное внимание всего общества к проблемам рабочих. По ходу следования демонстраций в городских условиях к ним присоединяется огромное число людей, имеющих схожие проблемы, или просто недовольных властью. Демонстрации развивают в людях чувство солидарности, коллективизма, вселяют в ее участников большую уверенность в своих силах. Вдобавок, вне зависимости от причин, с которых они начинались, демонстрации и шествия имеют свойство быстро перерастать в политические. Учитывая тот факт, что в них участвует очень много людей, они становятся крайне опасными для действующей буржуазной власти. А потому власть сделает все, чтобы не согласовать такие демонстрации и всячески будет препятствовать их проведению. Благо, что действующий Закон о митингах позволяет ей делать все, что она захочет.

Национализация разоряемых частными собственниками предприятий действительно могла бы серьезно выправить экономическое положение предприятий, находящих в стадии банкротства, ведь материальные средства государства и его возможности огромны. У предприятия бы сразу исчезли проблемы и с оборотными средствами, и с заказами, и с реализацией продукции, и со стабильностью выплаты заработной платы своим работникам. Да и с проворовавшимися частными собственниками у государства есть все возможности «разобраться» самым серьезным образом, вернув в полном объеме все то, что они незаконно присвоили. Было бы желание. В том-то и дело, что такого желания нет.

Национализация в условиях буржуазного государства становится возможной только тогда, когда это ВЫГОДНО частному бизнесу, когда  бизнес хочет избавиться от активов, не приносящих ему прибыль. Существующая российская власть уже более 20 лет проводит прямо противоположную политику, наоборот, раздавая бывшие советские предприятия в частную собственность направо и налево, тем самым фактически отказываясь от всякого управления страной и ее экономикой, и оставляя за собой только одну функцию управления – управление наемными работниками в интересах правящего класса буржуазии.

Национализация предприятий это эффективный способ, который может позволить сохранить предприятие, находящееся в стадии банкротства. Это так, но здесь нужно понимать еще и другое, что любая национализация в условиях буржуазного государства всегда даст рабочим только временное облегчение. Ведь буржуазное государство это тот же частный собственник, только коллективный. Экономические законы капитализма от смены одного частного собственника другим не меняются. Даже у государственного предприятия главной задачей останется получение прибыли со своих наемных работников, а значит, и на таких предприятиях неизбежно будет повышаться степень эксплуатации рабочих, снижение их заработных плат, повышение норма выработки,  ухудшение условий труда, уменьшение социальных гарантий и т.п.

— Заставить собственника отказаться от намерений закрыть предприятие могут также забастовки солидарности рабочих, работающих на других — крупных, прибыльных и ценных для своих работодателей предприятиях. Если бы работники таких предприятий выступили бы в поддержку рабочих предприятий-банкротов, остановив свою работу, то владельцы этих предприятий, крепко ударенные по карману, безусловно, нашли бы самые эффективные способы воздействия на своих товарищей по классу буржуазии, заставив их своими методами отказаться от намерений уничтожить предприятие.  Буржуазия, несмотря на серьезную конкуренцию друг с другом, тем не менее, отлично осознает себя единым целым – КЛАССОМ, интересы которого полностью противоположны интересам ее наемных работников (ПРОЛЕТАРИЕВ). Не желая ставить под удар интересы класса в целом, т.е. доходы всех буржуев, она сумеет найти способы заставить некоторых своих членов уступить рабочим в их требованиях. Иное дело, что прекрасно понимая насколько этот метод борьбы рабочего класса эффективен, буржуазия делает все, чтобы не допустить забастовок солидарности.  Поэтому в российском Трудовом Кодексе забастовки солидарности в любом их виде запрещены.

Касательно забастовок солидарности есть и другой момент, без которого проведение их невозможно. Класс наемных работников в стране должен, так же как и их работодатели, осознать себя единым целым – отдельным общественным классом (ПРОЛЕТАРИАТОМ), интересы которого полностью противоположны интересам господствующего в обществе класса буржуазии. В этом случае рабочие одного предприятия проблемы рабочих другого предприятия будут воспринимать как свои собственные, понимая, что завтра и с ними тоже может случиться то же самое, что сегодня происходит с их товарищами по классу. Вне осознания своей причастности к одному классу забастовки солидарности организовать невозможно. К сожалению, у нас в России пока именно такой случай – в массе своей наш рабочий класс не осознает себя пока единым РАБОЧИМ КЛАССОМ. Именно поэтому наша российская буржуазия и вытворяет с нашими рабочими все, что ей вздумается, не получая от них достойный отпор.

 — Можно взять сознательно разоряемое собственником предприятие под рабочий контроль. То, что рабочие прекрасно справятся с управлением предприятием, можно даже не сомневаться. Сейчас наши российские рабочие отнюдь не те кухарки, которые были в России 100 лет назад. Значительная часть рабочих на заводах имеет высшее образование, иногда даже не одно. Они работают со сложнейшей техникой, к которой первого попавшегося не поставить. Уровень образованности современного российского рабочего класса значительно выше, чем уровень образованности тех, кто им сегодня управляет. Достаточно только внимательно посмотреть на биографии нашей российской «бизнес-элиты», чтобы понять, что никто из них НИКОГДА не учился управлять ни страной, ни ее экономикой, ни даже предприятием. Яркий пример тому – наш российский Президент, который никогда в жизни не имел никакого отношения ни к материальному производству, ни к экономике и занял место главы государства только потому, что лучше других умеет исполнять волю и желания класса частных собственников. Успешный опыт работы предприятий под руководством самих рабочих в России имеется, иное дело, что в условиях буржуазного государства, у которого в руках, в том числе и силовые структуры, защитить такое предприятие от посягательств частных собственников практически невозможно.

Мы рассмотрели не все способы классовой борьбы рабочих за сохранение своего предприятия, но главное уже видно, что каким способом не пойди, все они незаконны с точки зрения действующих буржуазных законов Российской Федерации. Хуже другое, что даже если и одержишь победу, сохранишь предприятие, не факт что в условиях буржуазного государства эта победа будет длительной. Даже национализированное государством предприятие, восстановленное после варварской эксплуатации его частником, легко может быть снова продано в частные руки буржуазным государством в любой момент, когда ему это захочется.

Только борьба за социализм, за уничтожение частной собственности на все виды средств производства, борьба за власть самих наемных рабочих может решить все проблемы людей труда. Как проблему с занятостью населения, обеспечением его минимально необходимыми для выживания социальными гарантиями, так и проблемы общеэкономическое и политического характера, касающиеся всей страны и всего ее населения в целом.

Как ни крутись, а нормальной жизни рабочим мир капитала не даст никогда. Чем больше рабочий работает, тем больше он беднеет. А еще хуже, когда у него совсем нет работы. Ведь капитализм без безработицы существовать не может. Именно так – закрытием советских предприятий и выкидыванием рабочих на улицу она и создавалась после победы буржуазной контрреволюции в перестройку. Это значит, что борьба за социалистическое преобразование нашего общества должна быть основным и главным направлением классовой борьбы каждого российского рабочего.

Л.Сокольский



[1] Подробнее об этом писал ресурс Кубань-АиФ в статье «Сахарный «распил». Кубань едва не лишилась четырех градообразующих предприятий!» от 30.01.2012 г.

[2] Подробнее смотрите в блоге Барагоза на «Живой Кубани» — baragoz.livekuban.ru

Пока комментариев нет.

Оставить комментарий