Как рабочие брали власть в 1917. Пример петроградского завода «Айваз» (будущие завод «Светлана» и завод имени Энгельса).

Завод СветланаВступление

В руки автора этой статьи попал единственный экземпляр незавершённого исторического труда по истории ЛОЭП «Светлана» — «”Светлана” и светлановцы. Очерки по истории Ленинградского ордена Ленина завода “Светлана”», написанный выдающимся сотрудником завода — кандидатом технических наук, инженером С.А.Оболенским. Данный труд включает в себя историю завода с момента основания — и до 30-ых годов. Он стал главным источником для написания настоящей статьи.

Предвоенные и военные годы

В предшествующие Первой Мировой Войне годы трудовой коллектив «Айваза» являлся одним из наиболее революционных рабочих коллективов царской России, наряду с такими как рабочие коллективы заводов «Лесснер», «Эриксон», «Парвиайнен», Путиловского и Обуховского заводов, и др. Большевистская ячейка завода «Айваз» насчитывала тогда 20 человек. Во главе неё стоял Никандр Иванович Кокко. В состав организации входил также выдающийся большевик и будущий советский государственный деятель, глава Советского государства — Михаил Иванович Калинин, бывший тогда членом Петербургского Комитета РСДРП(б). По соображениям конспирации он не был «официальным» руководителем ячейки. По воспоминаниям одного из старейших рабочих завода — А.Петрова, Калинин работал токарем на 4 этаже.

Большевистская организация завода работала очень активно.

Работница завода Алексеева вспоминала, что собрания рабочих большевики проводили чаще всего на лестницах. Рабочие не допускали на собрания никого из начальства. Если шёл кто-то из начальства, подавали знак, и собрание меняло тему обсуждения.

4 апреля 1913 года исполнилась годовщина со дня Ленского Расстрела. Большевики по всем заводам распространили листовки, в которых призывали рабочих не работать в этот день. Рабочие, в том числе и айвазовцы, дружно откликнулись на этот призыв. По свидетельству охранки, в тот день в городе бастовало около 60000 рабочих. На «Айвазе» около 200 рабочих в 9 часов утра прекратили работы и устроили шествие к центру города, но полиция сумела рассеять рабочих, при этом двое были задержаны.

Ещё более сплочённо встречали рабочие 1 мая. Утром того дня, по воспоминаниям рабочего Н.А.Фролова, была прекращена работа, начался митинг. Рабочий Шалышин поднял красное знамя. Во двор завода попыталась прорваться конная полиция, но рабочие отбили её натиск камнями. После митинга айвазовцы соединились с эриксоновцами и лесснеровцами и организовали общую демонстрацию, дойдя до Николаевского Вокзала.

А 2 июля того же года айвазовцы бастовали против репрессий, применённых царским правительством к газете «Правда».

13 июля на заводе была устроена забастовка, причиной которой стала крайняя грубость инженера-практиканта, некого Балика, проявленная по отношению к рабочим. Рабочие потребовали его убрать. Руководство завода отказалось. Тогда рабочие посадили его в тачку и свалили в канаву. (Такой метод устранения нежелательных управляющих – «вывозить на тачке» в то время достаточно часто применялся российскими рабочими. Опозоренный и обсмеянный всеми «менеджер» частенько после случившегося боялся появляться на заводе.)

Следующая массовая забастовка на заводе была устроена в годовщину Кровавого Воскресенья — 9 января 1914 года. По сведениям охранки в Петербурге тогда бастовало около 110 000 рабочих. На «Айвазе» также не остались в стороне – там рабочие остановили работу и устроили митинг. Одна из работниц вывесила чёрный флаг с красной надписью «Память погибшим в борьбе за свободу». Этот митинг был разогнан полицией.

14 марта 1914 года айвазовцы бастовали в поддержку запроса фракции РСДРП(б) в Государственной Думе РИ о расследовании Ленского Расстрела.

О событиях 1 мая 1914 года, произошедших на «Авазе», была даже статья в газете «Правда», написанная выдающимся большевиком, депутатом Госдумы, а позднее председателем ЦИК УССР и ЦИК СССР — Григорием Ивановичем Петровским. В 4 часа утра ночная смена (около 700 человек) провела общезаводской митинг. Решили выйти с завода организованно, но ворота оказались заперты, а за ними стояла полиция, задача которой была не позволить рабочим Петербурга публично отпраздновать День борьбы рабочих за свои права. Дневная смена к работе приступать не стала, а сразу начала митинг. После него под революционные песни рабочие двинулись с завода. Но ворота опять оказались запертыми. Тогда рабочие их взломали, но были встречены полицией. Столкновение было жёстким. Царские сатрапы не щадили рабочих. Но и рабочие не сдавались — отвечали всем, чем могли. В результате многие из них были арестованы. В полицейских сообщениях отмечалось: «Как и в прежнее время, выступления рабочих начались с машиностроительного завода “Новый Айваз”».

Революционный подъём рабочего движения в России набирал силу, забастовки и схватки рабочих с полицией происходили всё чаще и чаще. Полиция всё активнее применяла оружие против поднимающихся на борьбу рабочих масс. 3 июля 1914 года был расстрелян митинг путиловских рабочих — царские холуи, как и в Кровавое Воскресенье, не стеснялись стрелять в безоружных людей.

18 июля (по старому стилю) началась Империалистическая Война. Российская Империя вступила в неё под звон церковных колоколов. По всей стране, по всему городу активно распространялась великодержавная шовинистическая пропаганда. Однако рабочих она почти не затронула. В первые дни войны митинги и забастовки только усилились. М.И.Калинин вспоминал, что партией большевиков ему было поручено выступать на айвазовских митингах с «пораженческой» позицией, с призывами обратить штыки против российских буржуазии и помещиков. Заканчивались эти призывы лозунгом «Долой войну!».

Репрессии царского правительства против рабочих с началом войны значительно усилились. 26 июля 1914 года в городе было объявлено военное положение. Были распущены и запрещены все рабочие организации. Митинги и забастовки стали караться военно-полевыми “судами”. Увеличилось число провокаторов. В большевистскую организацию «Айваза» охранкой был подослан провокатор Сурин (слесарь). Тем не менее, собрания и маёвки рабочих не прекращались. Теперь их стали проводить не на заводе, а в лесу, подальше от чужих глаз и ушей. Как вспоминал рабочий А.А.Школьник, однажды они провели маёвку в лесу по Ириновской ЖД. Часто собрания и маёвки проводились в Шуваловском Парке. От айвазовцев там выступали М.И.Калинин, Н.И.Кокко и И.П.Абрамов. По воспоминаниям Н.А.Фролова, М.И.Калинин собирал рабочих в Коломягском Лесу или в чайной «Современник».

Во время войны уровень жизни трудящегося населения страны – рабочих и крестьян стал ещё хуже. Цены на продукты росли, а расценки на заводах и фабриках — оставались прежними, мало того, фабриканты и заводчики их ещё и снижали при каждом удобном случае. В первых числах сентября 1915 года айвазовцам объявили о сокращении расценок с 20,5 — до 18,5 копеек. Директор завода говорил в те дни: «при военном положении я могу всех согнуть в бараний рог».

Но рабочие и не думали сдаваться. Менее чем через год после начала войны протестные настроения только усилились. Айвазовцы отметили дружной забастовкой 1 мая 1915 года, а уже 17 августа того же года была проведена политическая стачка в знак протеста против расстрела рабочих 5 июня в Костроме и 10 августа в Иваново-Вознесенске. В 10 часов 30 минут 1400 рабочих прекратили работу и ушли с завода. В след за айвазовцами забастовал «Новый Лесснер», «Феникс» и «Прометей».

Уже через месяц, в сентябре, айвазовцы бастовали против арестов путиловцев, против репрессий на заводе «Феникс» и против увольнения рабочего «Айваза» — Давида Таймаза.

Не забыли айвазовцы и 9 января в 1916 году. Они вышли с тремя красными флагами, но были разогнаны полицией. А 1 марта того же года началась забастовка в поддержку бастующих путиловцев, которая продолжилась 3 дня.

К осени 1916 года разруха в стране, вызванная войной, стала резко давать о себе знать – цены на продукты первой необходимости возросли в несколько раз. Многие рабочие семьи тогда жили даже не в съёмных комнатах — таких денег, чтобы снимать целую комнату, у них не было — а занимали углы в этих комнатах, в результате чего в одной комнате могло жить несколько семей. Стоимость такого угла подскочила с 2-3 рублей в месяц до 8-12; обед в чайной с 15-20 копеек — до 1 рубля; рубашка с 70 копеек — до 3 рублей; сапоги с 5 рублей — до 30.

Под руководством Петербургского Комитета РСДРП(б) начались митинги и собрания по поводу роста цен.

15 октября такой митинг состоялся и на «Айвазе». Пристав Лесного Участка описал это событие: «Сего числа в начале 8 часа вечера во время выхода со двора дневной смены рабочих акц. общества «Айваз» и впуска ночной смены кто-то из рабочих крикнул: “В кучу, товарищи! Товарищи, мобилизуйтесь, как мобилизуются наши товарищи во Франции, Австрии и Германии и борются против войны, будем и мы бороться, не дадим наших товарищей на бойню, довольно и так крови!” На этот призыв послышался шум голосов и хлопанья в ладоши, не прошло и 5 минут, как все успокоились».

18 и 19 октября 1916 года айвазовцы не работали. Проходили непрерывные митинги и собрания, посвящённые дороговизне, при которой жить стало уже совсем невозможно. Затем эти митинги переросли в массовую политическую стачку, охватившую весь город.  19 октября в Петрограде уже бастовало около 60000 рабочих, в числе которых было 2000 айвазовцев.

26 и 27 октября петроградские рабочие бастовали в знак протеста против суда над кронштадтскими матросами-большевиками. Стачка захватила всю Выборгскую Сторону и Васильевский Остров.

Эти октябрьские стачки, всё чаще понимавшие политические вопросы, показали готовность рабочего класса к взятию власти и явились предвестником скорой социальной революции, в которой власть ненавистного царизма была сметена.

1917 год

С самого начала 1917 года кризис верхов достиг максимума. На дыбы поднялась чуть ли не вся Россия, не желающая больше терпеть разруху и голод, и платить своими жизнями за чужие интересы. Буржуазия забеспокоилась, она поняла, что нужно что-то срочно предпринимать, иначе волна народного гнева сметёт и её. Но самые реакционные её круги расставаться с царизмом не хотели — он был им очень удобен для удержания в узде трудящихся масс. Они рассчитывали, что удастся заменить непопулярного в народе Николая II на другого царя и сохранить весь прежний уклад жизни.

Только народ российский — живущее впроголодь крестьянство и боевой рабочий класс считали по-другому.

9 января 1917 года началось столь массовое и организованное выступление петроградского пролетариата, какого ещё не было в истории русского революционного движения. Политическая забастовка охватила не менее 144000 рабочих. На «Айвазе» бастовало 2036 рабочих.

Новое выступление питерского рабочего класса произошло 14 февраля, когда по сведениям градоначальника бастовало более 84000 рабочих на 52 заводах города. В их число входило более 5000 айвазовцев. Либералы рассчитывали, что рабочие соберутся у Таврического Дворца, где в тот момент собиралась после большого перерыва сессия Государственной Думы России IV созыва, но желающих слушать пустую парламентскую говорильню оказалось мало. Рабочие уже поняли, что скинуть ненавистный царизм можно только силой, и они активно готовились к битвам. На заводах, в том числе и на «Айвазе», запасались оружием. По воспоминаниям рабочего А.Петрова, айвазовцы обзавелись даже пулемётом.

23 февраля 1917 года рабочие собрались у Казанского Собора и, подняв красный флаг, двинулись по Невскому. На Литейном около 200 айвазовцев приступом взяли Орудийный Завод, рабочие которого присоединились к ним[1]. На углу Невского и Литейного произошло столкновение с патрулем полиции и казаков, которых рабочие закидали булыжниками и кусками льда.

Утром 24 февраля на «Айвазе» состоялся митинг. Призыв большевиков: «Все на революционный штурм царизма!». Проголосовали за резолюцию, предложенную Чугуриным и Калининым: «Требуем устранения настоящего правительства; революционные стачки должны сопровождаться демонстрациями, но без погромов; выражаем надежду, что борьба выборжцев будет поддержана всеми отрядами петроградского пролетариата».  Для переговоров с рабочими Финляндского Вокзала были направланы Калинин и Кальске, с рабочими Николаевской ЖД — Кокко, с трамвайщиками Выборгской и Петроградской сторон — Кучменко, со служащими Главного Почтамта — К.И.Лебедева[2].

25 февраля на «Айвазе» был сформирован Революционный Комитет, куда вошли рабочие: Кучменко, Кокко, Лебедев, Кальске[3], Назаров, Изотов, Самохин и Школьник. Заводская охрана была разоружена. Для охраны завода рабочие создали дружину. Была организована рабочая столовая, обслуживавшая бастующих. По воспоминаниям рабочего Ф.И.Игнатьева, айвазовцы не спали несколько ночей. Кто вооружался, кто участвовал в организации Советов рабочих депутатов. Рабочие-айвазовцы, помимо Ревкома, создали также Рабочую Контрольную Комиссию для контроля за действиями администрации завода.

Интересно отметить, что несмотря на это, рабочие не забывали о производстве электровакуумных ламп, хотя оно и сократилось; а вот акционеры, разбогатевшие на военных заказах, о них уже и не беспокоились. Они пытались свернуть производство — задушить рабочих безработицей. Но Рабочая Контрольная Комиссия разработала новые расценки для рабочих и потребовала их исполнить. Акционеры завода вынуждены были подчиниться и повысить зарплату в среднем на 25%.

Активно действовал и айвазовский Ревком: проводил обыски на квартирах, где могли быть подозрительные буржуа, арестовывал и допрашивал полицейских и затем отправлял их в Таврический Дворец, где уже работал Петроградский Совет рабочих депутатов (находившийся тогда под контролем меньшевиков и эсеров).

На рассвете 27 февраля Чугурин и Кучменко с десятком вооружённых айвазовцев захватили склад с оружием в районе Лесного Проспекта. Позднее их товарищи взяли под контроль склад Патронного Завода. Группа революционных рабочих во главе с Калининым заняла Финляндский Вокзал. В руках восставших оказались также тюрьма «Кресты», завод «Арсенал», казармы Московского Гвардейского Полка.

Большевики в листовках призывали: «Товарищи! Создавайте сегодня же временное революционное правительство. Прежде всего выбирайте депутатов… Пусть под защитой войска создаётся совет депутатов. Пусть Финляндский Вокзал будет центром, где соберётся революционный штаб».[4]

В начале апреля в Петроград вернулся из эмиграции В.И.Ленин. Во время совещания ЦК и ПК РСДРП(б) об организации встречи вспомнили, что у него нет партийного билета. Айвазовцу Чугурину поручили вручить Владимиру Ильичу партийный билет №600 за подписью секретаря Выборгского РК РСДРП(б) Жени Егоровой.

В апреле 1917 года на заводе была создана первая комсомольская организация — Союз Рабочей Молодёжи. Лидером её был Михаил Лошаков. Комсомольцы занимались распространение газеты «Правда» на заводе и обучались военному делу.[5]

Ещё с марта на Выборгской Стороне активно стали формировать отряды Красной Гвардии. 23 марта в доме №62Б по Большому Сампсониевскому (после революции и до 1991 года — Проспект Карла Маркса) состоялось организационное собрание, где было решено направить на заводы организаторов для создания там штабов Красной Гвардии. В первые же дни на «Айвазе» в красногвардейцы написалось около 300 рабочих. Видную роль в организации айвазовских красногвардейцев играли: И.П.Воробьёв, С.И.Медников и С.М.Свешников.

К апрелю Красная Гвардия в Петрограде была создана ещё на 11 заводах: «Новый Лесснер» и «Старый Лесснер» (500); «Новый Парвиайнен» (300), «Эриксон» (300), Балтийский Завод (170), «Сименс-Шуккерт» (120) и «Рено» (100). Насчитывала она уже более 2000 бойцов.

Огромную роль в создании Красной Гвардии сыграл опубликованный 29 апреля в газете «Правда» проект Устава рабочей гвардии Выборгского Района Петрограда.[6]

Вооружить красногвардейцев Петрограда помог Сестрорецкий Оружейный Завод. Только в дни Октября завод дал красногвардейцам, революционным солдатам и матросам около 7000 винтовок и боеприпасы, из них 5000 винтовок было выделено Центральной Комендатуре Красной Гвардии Петрограда.[7] Часть вооружения рабочие получали с Охтинского Склада.[8] Немало оружия поступало от солдат через полковые комитеты.[9]

В Петроградской Красной Гвардии большевики составляли 43,7%.[10]

Обучение рабочих военному делу проходило следующим образом: занятия проходили по 2-3 часа ежедневно, в качестве инструкторов приглашались солдаты Петроградского Гарнизона. В общей сложности по Петрограду к сентябрю действовало около 700 военных инструкторов из гарнизона. К октябрю ими было обучено более 20000 красногвардейцев[11].

За время обучения рабочие должны были получать зарплату по среднему. Предприниматели, однако, объявляли учения прогулами и отказывались их оплачивать. Таких предпринимателей приводили в штабы Красной Гвардии для «вразумления». Акционеры «Айваза» оказались упорными и просидели рекордные 3 дня, пока не согласились на условия рабочих.

В июне в революционном городе стала назревать демонстрация против Временного Правительства в знак протеста против авантюры Керенского на фронте — неподготовленного наступления, в результате которого погибли десятки тысяч солдат. Подготовка к демонстрации шла в острой борьбе с мелкобуржуазными партиями меньшевиков, эсеров и анархистов, которые уговаривали рабочих не протестовать против Керенского, своего собрата по классу. На «Айвазе» мелкобуржуазные партии тоже были представлены: членами партии эсеров были рабочие Богданов и Тюков, а меньшевиками — Дмитриев и Севко.

Рабочие были очень возмущены действиями Временного Правительства, они требовали даже его свержения. Но большевики понимали, что делать это рано, не все было ещё подготовлено к вооруженному восстанию, не все условия созрели. Однако трудящиеся массы удержать было невозможно — люди рвались в бой. И тогда ЦК партии решил, что если уж демонстрацию невозможно отменить, её следует возглавить, чтобы удержать рабочий класс Петрограда от необдуманных действий, на которые их скорее всего будут провоцировать агенты буржуазии. Намеченная демонстрация должна была пройти 4 июля. Большевик Изотов передал айвазовцам установку РСДРП(б): демонстрация должна была быть хорошо организованной и мирной. Как и предполагали большевики, мирная демонстрация, направляющаяся к Таврическому Дворцу, где заседал Петросовет, по пути была обстреляна силами, подчиняющимися Временному Правительству. Так были уничтожены последние иллюзии трудящихся масс в отношении власти «социалистов» – эсеров и меньшевиков, которые показали свое истинное лицо прислуги буржуазии.

После июльских событий начались открытые репрессии против революционных рабочих, солдат и матросов. Контрреволюция пыталась задавить революцию. У рабочих стали изымать оружие. Айвазовцы спрятали его в ящики, в которых хранились детали машин. Это было сделано настолько ловко, что в дни Корниловщины, когда рабочие вновь достали оружие для защиты революции, администрация предприятия была шокирована, узнав о наличие оружия у трудового коллектива.

Тем временем Рабочая Контрольная Комиссия всё больше брала власть на заводе в свои руки: она ведала наймом и увольнением наёмных работников, вопросами зарплаты, организовала охрану цехов и складов. Красногвардейцы по-прежнему постоянно занимались военным обучением.

Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов организовал комиссию по обследованию состояния завода «Светлана» (тогда – одно из 3 отделений «Айваза»). Комиссия констатировала  «крайнюю неорганизованность производства и недопустимую небрежность в ведении его… признала угрожающую опасность в пожарном отношении от куч пороховой мякоты, сваливаемой вместе с опилками и прочими материалами, полную неудовлетворительность сборочной мастерской в противопожарном отношении. Комиссия обратила внимание на крайне небрежное устройство бараков для снаряжения факелов — отсутствие отопления и антигигиенические условия работы, на исключительное по бесхозяйственности отношение к материалам: кучи железных корпусов свалены под открытым небом, кучи обрезков войлока гниют на земле и т. п. Комиссия констатировала техническую неподготовленность и беспечность администрации… полное пренебрежение администрации к указаниям на недостатки производства, делавшиеся компетентными лицами из состава специальных комиссий для обследования заводов … Гукасовым (скорее всего, речь о Павле Осиповиче Гукасове, который был российским промышленником и банкиром — прим. автора) принимались во внимание в самой широкой мере интересы целого ряда комиссионеров и спекулянтов, рвавших за счёт казны непомерно высокие комиссионные. Так, например, вознаграждение изобретателя — около 50 коп. со снаряда — и суммированная заработная плата рабочим — 65 коп. со снаряда — являются более чем низкими по сравнению с комиссионными в пользу некоего и неизвестно за что получавшего 45 коп. кн. Мышецкого и инженера К. за содействие в покупке металла — 30 коп. с корпуса снаряда (при заготовительной стоимости этого корпуса всего в 55 коп.)…».[12]

Активно продолжались репрессии и погромы рабочего класса и партии большевиков со стороны контрреволюционного Временного Правительства. Прошли аресты и обыски. Ленин был вынужден скрыться в Разливе. Связь с партией он поддерживал через рабочую «Айваза» Александру Николаевну Токареву. С окончанием сенокосной поры Ленин был вынужден покинуть Разлив. И снова на помощь ему пришли айвазовцы. Владимира Ильича приютил рабочий Э.Г.Кальске на съёмной квартире в доме №11 на Ярославском Проспекте (в середине 2000-ых это историческое здание “сгорело”. На его месте построен жилой дом.). На следующий день Ленин выехал в Финляндию на знаменитом паровозе №293 (ныне хранится на Финляндском Вокзале).

Контрреволюция набирала силу. Крупный финансовый капитал призвал защитить свои интересы генерала Корнилова (Корниловский Мятеж). Тот собрал верные ему войска и двинулся на революционный Петроград, намереваясь пустить реки крови. На собрании айвазовцев 29 августа было решено: «Призвать всех рабочих к спокойствию и сплочённости. Без призыва большевистской организации не выступать, установить непрерывное дежурство на заводе и поддерживать связь с Выборгским районным Советом и Районным Комитетом РСДРП(б)». Отряд айвазовских красногвардейцев отправился на Пулковские Высоты для обороны от контрреволюции.[13] Мятеж был подавлен, не дойдя до революционного города.

Мобилизация революционных сил в период отпора Корниловщине положила начало созданию Военно-Революционного Комитета при Петроградском Совете рабочих и солдатских депутатов (ПВРК). Этот орган встал во главе петроградской Красной Гвардии, представители Центрального Штаба которой вошли в ПВРК. Ему присягнули и полковые комитеты Петроградского Гарнизона. Революционными матросами руководил Центральный Комитет Балтийского Флота, который также подчинялся ПВРК.

Великий Октябрь

Ещё 16 сентября трудовой коллектив «Айваза» принял большевистскую резолюцию о передачи всей власти Советам.

К 22 октября заводской комитет получил приказ от ПВРК об установлении на заводе дежурств красногвардейцев и приведении их в полную боевую готовность в связи с подготовкой нового выступления контрреволюционеров.[14]

Накануне 25 октября руководитель заводской Красной Гвардии И.П.Воробьёв с небольшой группой красногвардейцев направился в Смольный, где получил распоряжение — всем остальным красногвардейцам оставаться на заводе и ждать дальнейших указаний. В распоряжении айвазовцев имелись 2 грузовые машины с оружием.

Отряды айвазовских красногвардейцев под командованием Н.И.Иосифова и И.П.Воробьёва направились на штурм Зимнего Дворца, по пути производя аресты полицейских и юнкеров. Другой отряд красногвардейцев под командованием А.М.Ионова охранял Смольный.

В полдень 26 октября завод получил приказ Выборгского районного Совета рабочих депутатов выслать вооружённый отряд по адресу Монетная, дом 14. Отряд в количестве 20 человек под командованием Т.Жарова направился по указанному адресу. Там айвазовский отряд соединился с красногвардейцами с других заводов. Далее, направились в Павловские Казармы для соединения с революционными солдатами. Соединённый отряд получил приказ охранять Зимнюю Канавку. С 20 — до 23 часов отряд вёл перестрелку с юнкерами.

С 9 ноября 1917 года красногвардейцы «Айваза» по распоряжению Штаба Красной Гвардии Выборгского района в составе смешанных рабочих отрядов других заводов города охраняли общественный порядок в районе.

Айвазовцы участвовали в подавлении мятежа Керенского — Краснова, кулацкие мятежи в Чудово и Грузино, разоружали остатки женского батальона в Левашово, бились с белофиннами под Рауту (Сосново).

Первые шаги рабочей власти

После революции в декабре 1917 года акционеры «Айваза» решили закрыть завод. Однако рабочие не собирались этого допускать. Ещё 14 ноября вышло положение Совета Народных Комиссаров «О рабочем контроле». В соответствии с ним рабочий контроль был официально узаконен и на «Айвазе». Сам завод пока ещё не был национализирован. Но по решению Совета Народного Хозяйства Северной Области было создано смешанное управление из представителей рабочих и старой администрации — заводской комитет при участии прежнего правления. Правда, толку от последнего было немного, зато много вреда. В марте 1918 года саботаж акционеров и старой администрации достиг максимума. Производство остановилось. Собственники смылись за границу. Советской власти ничего не оставалось, как национализировать вот такие брошенные заводы. 5 августа 1918 года завод «Айваз» стал государственной собственностью.

В январе 1919 года ВСНХ РСФСР включил подразделение «Айваза» — «Светлану» — в состав Объединения Электротехнических Предприятий Сильного Тока. 1 августа «Светлану» включили в состав «Электротреста». Однако рабочих на предприятии практически не осталось — большинство воевало на фронтах Гражданской Войны. Многие айвазовцы отдали жизни за молодую Советскую республику.

В конце 1920 года завод получил второе рождение. Подразделение «Светлана» было выделено в отдельный завод. VIII Всероссийский Съезд Советов рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов принял знаменитый ленинский план ГОЭЛРО. В соответствии с ним Центральное Правление «Электротреста» включило «Светлану» в ударную группу. «Айваз» был переименован в Петроградский Машиностроительный Завод №1 (с 1922 года – Завод имени Энгельса). Но дальнейшее развитие обоих заводов в советское время — отдельная тема.

Настоящий бессмертный полк[15]

Вот некоторые из тех, кто писал великую революционную историю «Айваза»:

Абрамов Иван Петрович (1886 — 1935) — слесарь «Айваза». Был рождён в городе Гусь-Хрустальный Владимирской Губернии. Семья жила в большой нужде, потому, едва ему исполнилось 11 лет, его отдали на ткацкую фабрику. В 18 лет он примкнул к революционному движению. В 1906 году Иван Петрович стал членом РСДРП(б).

В дни Февральской Революции был избран рабочими в айвазовский завком и депутатом Выборгского районного Совета. Вскоре он был также избран членом Центрального Бюро Фабрично-Заводских Комитетов. От айвазовского завкома Абрамов был делегирован на I городскую конференцию Фабрично-Заводских Комитетов, где он услышал речь самого В.И.Ленина, призывавшего установить рабочей контроль над промышленностью.

Во время Октябрьского Вооружённого Восстания принимал непосредственное участие в Штурме Зимнего Дворца в отряде Красной Гвардии.

Алексеева Екатерина Алексеевна (1891 — 1965) — рабочая одного из айвазовских цехов. Была рождена в Санкт-Петербурге за Невской Заставой в ткацкой семье.

В 10 лет поступила на бумагопрядильную фабрику, где впервые познакомилась с большевиками. В 1909 году вступила в РСДРП(б). За стачечную деятельность в 1912 году была уволена с фабрики. В 1913 устроилась на «Айваз».

В октябре 1917 года по инициативе М.И.Калинина, председателя Лесновско-Удельнинской районной Думы, была устроена туда агентом финансово-жилищного отдела. 1

6 октября 1917 именно она организовала конспиративное совещание ЦК РСДРП(б), на котором были приняты исторические решения о подготовке восстания и избрании Военно-Революционного Центра при ЦК РСДРП(б).

Изотов Ефим Михайлович (1881 — 1942) — рабочий завода «Айваз». Был рождён в Тверской Губернии в семье безземельного крестьянина. В 1899 году приехал в Санкт-Петербург, где устроился на завод «Лесснер». В 1901 году за участие в майской забастовке был уволен. Нанялся на фабрику Воронина.

В начале 1917 года устроился на «Айваз». В первые дни после Февральской Революции был избран в Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов. В дни Октябрьского Вооружённого Восстания участвовал во взятии объектов города, позже был избран членом Революционного Трибунала.

После Гражданской войны был членом правления Ижорского Завода, затем директором Завода имени Лепсе, председателем Треста «Русские самоцветы». Умер во время Блокады Ленинграда. Похоронен на Богословском Кладбище.

Ионов Алексей Максимович (1895 — 1962) — рабочий «Айваза». В 15 лет вступил в ряды РСДРП(б).

В 1913 году он уже был членом Выборгского РК РСДРП(б). 7 раз был брошен в тюрьму.

В 1917 году он — член агитотдела ЦК РСДРП(б), член Петроградского Совета Профессиональных Союзов.

В августе 1917 года был избран председателем Центрального Правления Крестьянских Землячеств Петрограда.

В дни Октябрьского Вооружённого Восстания — командир одного из отрядов айвазовских красногвардейцев, охранял Смольный.

Иосифов Николай Иосифович — рабочий «Айвваза».

Активный участник большевистской организации завода.

Командовал отрядами красногвардейцев во время Штурма Зимнего Дворца.

Первый директор Петроградского Машиностроительного Завода №1.

Калинин Михаил Иванович (1875 — 1946) — токарь «Айваза». Был рождён в семье тверского крестьянина. В 1893 году начал работать на заводе «Старый Арсенал», а в 1896 — на Путиловском Заводе, где организовал марксистский кружок, входивший в Союз Борьбы за Освобождение Рабочего Класса. Неоднократно арестовывался, высылался. В тюрьмах подвергался пыткам, избиениям. В 1913 устроился на «Айваз». В 1916 был снова арестован по делу ПК РСДРП(б) и был приговореён к ссылке в Восточную Сибирь. Однако, скрылся и перешёл на нелегальное положение. Активно участвовал в Февральской Революции. После её победы вошёл в состав первого легального ПК РСДРП(б). Вошёл в состав редакции газеты «Правда». После победы Октябрьского Вооружённого Восстания был избран председателем Петроградской городской Управы. С образованием Союза Коммун Северной Области был избран комиссаром городского хозяйства. После смерти Я.М.Свердлова по рекоминдации В.И.Ленина 7-й пленум Центрального Исполнительного Комитета РСФСР VI созыва избрал Михаила Ивановича своим председателем (то есть, главой государства). VIII съезд РКП(б) избрал его членом ЦК партии. Возглавлял агитпоезд «Октябрьская революция», совершивший 12 рейсов по центральным районам России, по Украине, Северному Кавказу, Сибири — то есть почти по всем фронтам Гражданской Войны. Принял активное участие в образовании СССР, будучи членом специальной комиссии при ЦК РКП(б). Председательствовал на I Всесоюзном Съезде Советов рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов. После этого был одним из 4 первых председателей Центрального Исполнительного Комитета СССР. Во время борьбы с мелкобуржуазными (правым и левым) уклонами Калинин последовательно придерживался ленинско-сталинской позиции. Активнейшее участие Михаил Иванович принимал в коллективизации и индустриализации. Здесь всех его заслуг не перечесть. Для этого нужна не одна статья. После принятия новой конституции (1936 года) Калинин был избран депутатом Верховного Совета СССР от Ленинграда, будучи выдвинутым кандидатом в депутаты от множества предприятий, в числе которых: «Русский дизель», Завод имени Ленина, ЛМЗ, Оптико-Механический Завод, «Красный Октябрь», «Электрик», Ткацкая Фабрика имени Клары Цеткин и других. На 1-й сессии ВС СССР он был избран председателем его президиума. В 1946 году, за несколько месяцев до смерти, был по состоянию здоровья освобождён от должности, оставаясь членом президиума ВС СССР.

Кокко Никандр Иванович (1874 — 1933) — токарь «Айваза». В 1892 году, 18-летним юношей он устроился учеником токаря на Металлический Завод. Затем работал в мастерских Николаевской ЖД, на Обуховском Заводе, на «Лесснере». В 1905 году вступил в РСДРП(б). Неоднократно был репрессирован царской охранкой. В 1916 году вернулся в Санкт-Петербург из ссылки. Устроился на «Айваз».

В 1917 году был избран членом заводского комитета. После Июльских дней сумел сохранить оружие айвазовцев. Квартира Кокко на Выборгском Шоссе служила место конспиративных встреч большевиков.

Во время Октябрьского Вооружённого восстания участвовал в захвате Финляндского Вокзала.

Первый секретарь комитета РКП(б) завода. Умер в 1933 году. Похоронен в мемориальной могиле в парке ЛЛТА имени С.М.Кирова.

Котляков Иван Ефимович (1887 — 1929) — рабочий «Айваза». Был рождён в Курске в семье столяра. Трудовую жизнь начал подростком на Чугунолитейном Заводе Мартенса.

В 15 лет стал членом РСДРП(б). В 1909 году переехал в Санкт-Петербург, где поступил на работу в трамвайный парк за Московской Заставой. После 1912 года устроился на «Айваз». В это же время — член Союза Металлистов.

В 1917 году — организатор Красной Гвардии Выборгской Стороны.

После победы революции — на хозяйственной работе: возглавил Совет Народного Хозяйства Северной Области. Был членом ЦИК РСФСР и ЦИК СССР.

Умер в 1929 году, похоронен на Марсовом Поле.

Кучменко Николай Осипович (1878 — 1956) — рабочий «Айваза». Трудовую деятельность начал на заводах Екатеринославля. В 1900 году был впервые выслан. Первая Русская Революция застала его в Баку, где он был в первых рядах восставших рабочих.

После Февральской Революции, по решению Выборгского районного Совета рабочих депутатов он был назначен комендантом района — ответственным за формирование рабочей милиции и Красной Гвардии. Вскоре айвазовцы избрали Кучменко депутатом районного Совета.

С мая 1917 года — председатель Выборгского РИКа. Также он был депутатом Выборгской районной Думы и заместителем председателя районной Управы. Во время подготовки к Октябрьскому Вооружённому Восстанию вошёл в районный Штаб Красной Гвардии.

Орлов Иван Иванович (1882 — 1919) — рабочий «Айваза».

Вступил в РСДРП(б) в 1905 году. Председатель заводского комитета «Айваза». Красногвардеец, участвовал в Октябрьском Вооружённом Восстании. Активный участник Гражданской Войны.

Погиб под селом Кикерино в бою с белогвардецами Юденича. Похоронен в мемориальной могиле в парке ЛЛТА имени С.М.Кирова.

Токарева Александра Николаевна (1882 — 1940) — рабочая «Айваза».

Трудовой путь начала с 12 лет на фабрике «Бостонжогло».

Вступила в РСДРП(б) в 1904 году.

В 1910 году нанялась на завод «Айваз», где познакомилась с М.И.Калининым.

В 1917 году была связной Ленина, укрывавшегося тогда в Разливе, с ЦК РСДРП(б).

Чугурин Иван Дмитриевич (1883 — 1947) — рабочий «Айваза». Революционную деятельность начал в 19 лет, участвуя в первомайской демонстрации сормовских рабочих в 1902 году под лозунгом «Долой самодержавие!». В 1905 году участвовал в баррикадных боях. После подавления восстания провёл 3 года в тюрьме. В 1912 году был выслан в Нарымский Край. Там Чугурин участвовал в организации побега Я.М.Свердлова. В 1916 году вернулся в Петроград, где устроился на «Айваз». Вскоре он был введён в Выборгский РК РСДРП(б).

После Февральской Революции Чугурин был избран айвазовцами в Выборгский районный Совет рабочих депутатов. 3 апреля участвовал во встрече В.И.Ленина на Финляндском Вокзале, вручил ему партийный билет.

Накануне Октябрьского Вооружённого Восстания Иван Дмитриевич вошёл в состав районного Штаба Красной Гвардии, стал одним из командующих айвазовскими красногвардейцами.

Сотрудник завода «Светлана»


[1] «История Ленинградского Объединения Электронного Приборостроения “Светлана”», Лениздат,  1986.
[2]  Там же.
[3]  Там же
[4]   Там же
[5]   Там же.
[6]   «Красная Гвардия на защите Октября», Конев А.М., 1989.
[7] «Революционное движение в России накануне Октябрьского Вооруженного Восстания: Документы и материалы», 1962.
[8]   «Красная Гвардия на защите Октября», Конев А.М., 1989.
[9]  «Солдатские массы гарнизонов русской армии в Октябрьской революции», Андреев А.М., 1975.
[10]   «Красная Гвардия на защите Октября», Конев А.М., 1989.
[11]   «Пролетарская революция», 1929.
[12]  Газета «Известия Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов», №92, 15 июля 1917.
[13] «История Ленинградского Объединения Электронного Приборостроения “Светлана”», Лениздат,  1986.
[14]  Там же.
[15]  «Герои Октября», 1967.

Пока комментариев нет.

Оставить комментарий