Как работает система Киберкомандования в Южной Корее

Подробный отчет о том, как спецслужбы Южной Кореи манипулировали общественным мнением в преддверии президентских выборов в декабре прошлого года.

«Когда последний тайфун пронесся над Кореей, Голубой дом (офис президента Южной Кореи — прим. перев.) разослал заголовок во все ведущие газеты. Не имело никакого значения, вызвал ли тайфун в действительности много повреждений или нет. От газет просто требовалось любым образом написать то, что было угодно властям. Заголовок был такой  «Благодаря Проекту Четырех Крупных Рек (1) самый мощный за последние 100 лет тайфун не причинил такого уж большого вреда».

Это был первое сообщение, которое «заминусовала» агент Национальной разведывательной службы (НРС)  по фамилии Ким, 29 лет,  27 августа 2012 года,- сразу после регистрации нового аккаунта на сайте «Юмор сегодня», популярном среди молодежи.

Через десять минут после регистрации на сайте Ким также «отминусовала» комментарий с критикой Проекта Четырех Крупных Рек тогдашнего президента Ли Мен Бака. На следующий день, 28 августа, Ким создала на этом сайте еще 4 аккаунта. На сайте «Юмор Сегодня» можно создать новую учетную запись, просто предоставляя адрес своей электронной почты. Настоящее имя пользователя,  идентификационный номер гражданина и номер телефона не требуются.

Используя эти новые счета, Ким нажимала кнопочку «рекомендую» под комментарием, в котором говорилось «Долой левых зомби!»- термин, используемый  для критики прогрессивных сил в Южной Корее. Затем Ким оставила комментарий, в котором говорилось: «Даже если мы будем вкладывать деньги в Северную Корею, все, что мы получим в ответ — это бомбы.»

Это был день, когда психологическая война Ким началась всерьез на этом сайте — когда она начала оставлять там комментарии, касающиеся президентских выборов в декабре прошлого года и других политических вопросов.

Когда-то она была обычной студенткой университета

Да, Ким была обычной студенткой, которая поступила на отделение информатики в частный университет в Сеуле в 2003 году. Она также изучала социальные науки в исследовательской группе и принимала участие в компьютерном клубе на территории кампуса. На своем личном сайте она даже проявила определенный уровень общественной сознательности, разместив там общественно важные цитаты из Ким Чже Дона, известного своим красноречием работника телевидения и сторонника. Но Му Хена.

После окончания университета в 2007 году получить работу было очень трудно, и Ким была вне себя от радости, когда она была принята на работу в НРС в следующем году. Она была из тех типичных 20-летних молодых людей, которых мы видим вокруг ежедневно. Но потом  случилось нечто, что привело Ким к совершенно другой жизни, чем у остальных двадцатилетних.

Это было ее назначение в отдел ведения психологической войны в НРС. После поступления на работу в НРС в 2008 году Ким провела семь месяцев за физической подготовкой, тренируясь в горах, в воздухе и в океане. Она даже провела три полных дня на горе Чжири. В октябре 2010 года она получила назначение в отдел ведения психологической войны, который разделяется на несколько команд. Ее деятельность в интернете началась в августе 2012 года, как раз перед президентскими выборами. Первая команда отдела ведала планированием, вторая имела дело с порталами крупных сайтов. Команда номер пять отвечала за веб-сайты социальных медиа.

В конце концов, Ким оказалась в команде номер три.  Перед этой группой была поставлена ​​задача держать под контролем  интернет-сообщества среднего размера, такие, как Юмор Сегодня,  Ilgan Best Jeojangso  («Лучший универмаг сегодня», более известный как просто  Ilbe) и Bobae Dream -сайт для продажи подержанных автомобилей.

Сценой деятельности отдела ведения психологической войны НРС являются относительно крупные веб-сайты, где  собираются обычные люди и где агенты данного отдела работают с целью обеспечить преобладающее настроение на этих «объектах».

Основная работа Ким состояла из написания сообщений на сайте Юмор Сегодня, но она должна была вести себя сдержанно. Согласно служебной инструкции отдела ведения психологической войны, агенты не должны были работать где-либо неподалеку от офиса НРС, который  расположен в Нэгокском квартале сеульского района Сечо.

Та же самая инструкция требовала, чтобы агенты работали вдали от входов в кафе, чтобы избежать быть замеченными камерами безопасности. Ким также должна была избегать использования кредитной карты с ее собственным именем, так как она могла быть отслежена, и ей было запрещено заходить в одно и то же кафе больше нескольких раз. Кроме того, раз в 1-2 недели она должна была удалять сообщения, которые  она ранее написала.

Ким обошла все кафе в районе Сеула Каннам (Gangnam), где она проживала, а также кафе в Миондоне, Синса и в других частях города. В кафе она получала доступ к Интернету и добавляля сообщения на порученный ей сайт.Очевидно, что для того, чтобы агенты спецслужбы занимались политической деятельностью в интернете в рабочее время, самым главным для них было скрыть свою личность.

Получая приказы свыше

Цель онлайн-комментирования была совершенно ясна. Ким «минусовала» все сообщения с критикой правительства или те, которые поддерживали кандидата от оппозиции  Мун Чжэ Ина и независимого кандидата Ан Чхоль Су, и голосовала за сообщения, написанные в поддержку администрации Ли (или написанные другими агентами).

Иногда Ким также получала срочные приказы от руководителя группы. Ким выполняла такие приказы, когда она разместила видео» MB Style» на порученном ей сайте  28 августа 2012 года. «MB Style» — это пародия на песню рэппера PSY (Ссая) «Gangnam Style». Видео было сделано в честь бывшего президента Ли Мен Бака, которого часто называют  просто «MB» (МБ).

Ежедневное расписание Ким было довольно простым. Она находила подходящее интернет-кафе, следила за «своим» сайтом и писала на нем сообщения. Когда подходило время обеда, она возвращалась в свой кабинет в штаб-квартире НРС и докладывала о своей деятельности в интернете.

После доклада и получения инструкций по ведению психологической войны на день Ким покидала штаб-квартиру. Затем она обходила различные кафе со своим ноутбуком и вела психологическую войну с пользователями интернета до 6 часов вечера, когда ее рабочий день заканчивался.

Некоторые из интернет-сообществ  среднего размера, которые «курировала» Ким, требовали подтверждения ее настоящего имени. Если она вела психологическую войну с помощью только одного удостоверения личности, был велик шанс, что зоркие пользователи сети могли заметить, что что-то тут нечисто.

В самом деле, в начале сентября — вскоре после того, Ким начала заниматься такого рода работой — на «ее» сайте стали ходить слухи, что ей платят за то, чтобы она оставляла сообщения. Ким разыскивала эти сообщения и попыталась «заминусовать» их, но этого было недостаточно.

Когда Ким сказала своему руководителю группы об этих проблемах, ей немедленно предоставили идентификационный номер удостоверения личности гражданина по фамилии Ли в возрасте 42 лет. Ким открыла еще большее количество аккаунтов  и с головой ушла в ведение психологической войны.

Инструкции,  полученные Ким от отдела ведения психологической войны, включали критику Квак Но Хена, бывшего суперинтенданта сеульских школ; похвалу зарубежным поездкам Ли Мен Бака; высмеивание безусловной поддержки демократическим кандидатом в президенты Мун Чже Ином возобновления (южнокорейского- прим перев) туризма в горы Кымган (КНДР — прим перев); и молитвы за успешный запуск южнокорейского спутника Наро-хо.

Большинство инструкций не были связаны с Северной Кореей, хотя горы Кымган находятся в Северной Корее. Тем не менее, Ким, кажется, полагала, что принятие решений было лучше оставить начальству на самом верху. Она просто делала то, что ей было поручено.  Ей даже пришлось критиковать Ким Чже Дона — комика, который ей еще совсем недавно нравился. Ким написала следующее сообщение на форум в Bobae  Dream 3 октября 2013: «Мне очень нравится Ким Чже Дон на личном уровне, но я не понимаю  позицию, которую он занимает по военно-морской базе…  Я просто обеспокоена тем, что все эти люди, которые собираются вместе, чтобы противостоять строительству (американской) военно-морской базы, только ухудшают положение жителей  деревни Канчжон (на острове Чеджу)».

Психологическая война Ким подошла к концу 11 декабря 2012 года. Она провела этот день так же, как любой другой. Примерно в 3:50 вечера она залогинилась на сайте Юмор Сегодня и «заминусовала» комментарий под названием » Я что-то беспокоюсь по поводу голосования соотечественников за рубежом». Сообщение это выражало обеспокоенность тем, что голоса, поданные корейцами за рубежом, будут в пользу Пак Гын Хе, которая была кандидатом в президенты от правящей консервативной партии в то время. Проворачивая все свои разные аккаунты, Ким проголосовала против этого и двенадцати подобных сообщений.

После удаления семи комментариев, которые она написала сама, она написала пост под названием «Ты не завидуешь технологиям Северной Кореи, не так ли?», критиковавший запуск ракеты Северной Кореей, а затем завершила свою работу на этом сайте.

Два часа спустя полицейские и сотрудники Национальной избирательной комиссии появились у дверей квартиры Ким в Каннам — после получения наводки от Демократической партии. Когда они спросили Ким, работает ли она на НРС, она отрицала это. После входа в квартиру Ким закрыла дверь и не выходила в течение трех дней. Она даже пыталась стереть следы своей деятельности в интернете, в том числе полностью удалила 187 файлов со своего ноутбука где-то 12 декабря.

Через пять дней после этого личность Ким была раскрыта, полиция  выступила с промежуточным объявлением о результатах расследования, заявив, что они были не в состоянии обнаружить какие-либо нарушения. Заявление полиции было сделано в 11 часов вечера сразу же после окончания президентских дебатов, что породило подозрения, что полиция пытается скрыть этот инцидент.

После того, как Пак был избрана президентом 19 декабря, оказалось, что психологическая кампания войны НРС против корейской общественности была доведена до успешного завершения. В 2 часа дня на следующий день  начальник отдела ведения психологической войны Мин Бион Чжу послал текстовое сообщение  Ким.

«Выборы уже позади, и все, что  мы должны сейчас сделать —  это замести следы», написал Мин.» Ты не представляешь,  как благодарен я за то, что теперь я в состоянии расслабиться, после того, как я посмотрел программу с освещением выборов, и это все благодаря тебе.»

Но как они ни старались удалить следы своей деятельности, следы эти все-таки оставались в интернете, и правда в конце концов вышла наружу. Ким была переведена из отдела ведения психологической войны в другой отдел внутри НРС, где она работает и по сей день.

Примечания:

1. Проект-детище бывшего президента Южной Кореи Ли Мен Бака, который официально был завершен в октябре 2011 года — по повороту рек и созданию искусственных озер.  На практике воплощение политических амбиций Ли, который под другим названием пытался осуществить свою давнюю мечту о построении Большого Корейского канала от Сеула до Пусана, привело на грань природной катастрофы — изменения течения рек усилили эрозию почвы, многие самые плодородные сельскохозяйственные земли страны были пущены под развлекательные зоны отдыха и площадки для гольфа.  Проект начал проводиться в жизнь без серьезного исследования его последствий для окружающей среды, вырос риск затоплений, «диснеефикация» рек, которая привела к частичному уничтожению местной естественной флоры и фауны и замены их завезенными, был уничтожен первый в Южной Корее центр органического земледелия, и т.п., и т.д[1].

Чун Хван Бон

Источник http://english.hani.co.kr/arti/english_edition/e_national/611965.html

Правда о политическом вмешательстве в южнокорейские президентские выборы Киберкомандования южнокорейской армии.

“Демократия” по-южнокорейски:  На исход прошлогодних президентских выборов  в  Южной Корее изо всех сил старались повлиять не только спецслужбы, но и армия.

Cхема политического вмешательства армейского Киберкомандования

NIS — Национальная Разведывательная Служба

Psychological Warfare Guidelines – Руководство по ведению психологической войны

Military Cyber Command —  Военное Киберкомандование (530-ое подразделение дивизии психологических операций, около 200 человек)

Political online comments and Twitter Activity – Политические комментарии в интернете и деятельность в Твиттере.

Daily Activity Reports – Ежедневные доклады о работе

Black Book – “Черная книга”

Minister of National Defense – Министр обороны

* * *

Киберкомандование утверждало, что сообщения в интернете – лишь «личная деятельность» его подчиненных, а не официальная операция.

Южнокорейское министерство обороны пыталось убедить широкую публику, что политически мотивированные комментарии  в интернете и твиты, написанные агентами военного Киберкомандования – всего лишь «личные отступления» агентов. Утверждается, что эти мероприятия не были скоординированы  с аналогичными сообщениями, оставленными в сети агентами Национальной разведывательной службы (НРС) или частью какой бы то ни было организованной военной операции, и что военное командование якобы «не знало» о них.

Но действующие  и бывшие старшие офицеры выступили с очень четкими и конкретными заявлениями, что Киберкомандование  на самом деле проводило кампанию по психологическим операциям  по приказу НРС — с ежедневными отчетами о результатах, предоставленными военныму руководству.

Некоторые из офицеров, выступивших с такими заявлениями, сами имеют опыт работы под началом Киберкомандования. Если их утверждения верны,  это означает, что отрицания, которые по сегодняшний день продолжают поступать из Министерства и НРС, лживы, и что НРС действительно организовало и контролировало политическую деятельность в режиме «онлайн» и в Твиттере агентов подразделения 530 Киберкомандования.

Указания НРС под вывеской «координации»

Действующие и  бывшие офицеры рассказали, что директивы НРС Киберкомандованию приходили не в форме официальных документов. Использовались методы, разработанные для того, чтобы не оставлять следов, в том числе устные приказы и требования по распространению видео, которые невозможно было бы идентифицировать как часть операции. Когда отдавались приказы на бумаге, они часто были сформулированы под названием «оперативная координация». Так называемые «атипичные директивы по психологическим операциям» — в  формате, отличающемся от внутренних военных черновиков  — доставлялись директору и ключевым сотрудникам подразделения 530, подразделения по ведению психологических операций внутри Кибер​​командования.

«На первый взгляд, то, что посылало НРС, могло показаться всего лишь простым запросом оперативной координации», — рассказал офицер в Министерстве национальной обороны на условиях анонимности. — «Но если принять  во внимание, что вся операция Киберкомандования была основана на этом, это действительно был оперативный план, набор руководящих указаний.»

После того, как были отданы приказы, перед группами из 4-5  агентов внутри подразделения, как сообщается, ставились конкретные обязанности. В соответствии с руководством, агенты в каждой команде отправлялись на работу в интернет по сменам на 24 часа подрядься, — с докладом на совещании у  командира на следующий день.

Агенты рассматривали себя как «войска на  поле кибер-битвы», исполняющие операцию по приказу свыше. Но их фактические действия были больше сосредоточены на поддержке  консервативной правящей  партии Сэнури и  ее кандидата Пак Гын Хе, и на том, чтобы дискредитировать ее противников и кандидатов от противоборствующих сторон. Эта кампания совершенно отчетливо  была политическим преступлением, осуществленным за государственный счет и с привлечением государственных служащих, которые совершенные незаконно манипулировали общественным мнением  и нанесли вред  оппозиции.

Ким Мин Сок, пресс-секретарь министерства обороны, уверяет, что «не было ничего такого, как руководство НРС, насколько мне известно. Насколько я понимаю, иерархия не позволяет НРС отдавать нам приказы.»

 «Черная книга» с докладами о ежедневной деятельности

Киберкомандование доставляло ежедневные отчеты министру в виде так называемых «черных книг» — под названием «отчеты по проекту», рассказал нам наш источник.

«Каждое утро командиры подразделения 510 [кибер-защита и контроль] и подразделения 530 [психологической войны] собирались в конференц-зале, где работает подразделение 510, и изучали отчет Киберкомандования, который предстояло послать министру»,- рассказал источник в министерстве, знакомый с Киберкомандованием, на условиях анонимности. «Но подробности о психологических боевых операциях обсуждались за закрытыми дверями между командиром и его заместителями в подразделении 530 после того, как командир подразделения 510 выходил из комнаты. Киберкомандование смотрело на результаты работы предыдущего дня и изучало специальные «заказы сотрудничества» от НРС».

Деятельность подразделения 530 в конечном итоге попадала в отчет по конкретному проекту. Содержание состояло в основном из отчетов о деятельности за предыдущий день, текущих или запланированных проектов и специальных заметок.

В разделе «Текущие и запланированные проекты» содержались  новые  приказы на этот день, поступившие от НРС, в то время как в специальные примечания были включены записи таких вещей, как видео и плакатов, направленных из НРС как часть политики, ориентированной на связи с общественностью,» – рассказал офицер  на условиях анонимности. «Название НРС почти никогда не появлялось  в докладе. Если вы посмотрите н него, можно подумать, что это был типичный отчет по проекту».

Подход засекречивания результатов психологических операций в интернете и отчетности о них непосредственно высшему офицеру  начался еще в 2010 году, еще до создания Киберкомандования. В то время подразделение, отвечающее за интернет- операции психологической войны, находилось в ведении оперативного штаба Объединенного комитета начальников штабов, с командиром подразделения, непосредственно отчитывавшимся перед начальником оперативного штаба и председателем Объединенного комитета начальников штабов. «Черные книги» также использовались, и их, содержание было с грифом «совершенно секретно».

Ким Мин Сок заверяет, что «Черные книги» служили для другой цели. «Они содержали в себе информацию о тенденциях в интернете, а не результаты проектов», — говорит он. — «И они были для доклада не только министру. Они также распространялись в соответствующие отделы для ссылок, необходимых для выполнения их обязанностей».

Оценивалась количественная онлайн- производительность каждого агента

Подразделение 530 состояло из около десяти команд, в каждой из которых было 4-5 агентов. Они были разделены на две категории — внутренние и международные. В то время как большинство членов подразделения составляли офицеры и гражданские сотрудники, имеющие опыт психологических операций, международному подотделу оказывали помощь около десятка специализировавшихся на  иностранный язык солдат, которые отвечали за перевод.

Три основные категории обязанностей агентов  были  следующие: «помощь Главнокомандующему [президенту]» (от правящей партии! – прим. перев), «содействие осуществлению политики в области обороны и борьба с клеветой» и «содействие распространению государственной политики и противодействия клевете»». «Темы» психологических операций на день определялись директивами НРС и  были отнесены к одной из этих категорий.

Онлайн-сообщения в поддержку нынешнего президента могут быть классифицированы как «помощь Верховному Главнокомандующему», в то время, как публиситет для государственных проектов, таких, как Проект Четырех Крупых Рек, причислялся к «поощрению государственной политики и противодействию клевете.» После получения приказов агенты начинали действовать на общественное мнение  через интернетные «доски объявлений», сайты, порталы, а также через социальные медиа.

Действия на определенных сайтах и в СМИ оценивалась количественно —  для отчетов.

Агенты » обрабатывали» «доски объявлений» и социальные медиа, где критика президента или государственной политики были распрстранены, а затем составляли цифровые отчеты и диаграммы с целью увеличения числа более позитивных сообщений о них. Отчеты о «борьбе с клеветой» выдавали проценты по «снижению неблагоприятного содержания» и «увеличению благоприятного содержания.» Ежедневные изменения в общей «благоприятности» перечислялись вместе с графиками, как ежедневные результаты для отчета за следующий день. Цифры и диаграммы составлялись по результатам всех видов деятельности, связанных с  психологическими операциями в онлайновом режиме.

Ким Мин Сок опять-таки предлагает  другое объяснение содержанию докладов.

«Доклады содержали анализ онлайновых и оффлайновых тенденций СМИ,» — уверяет он. «Отчеты предоставлялись каждое утро министру и ключевым сотрудникам о черных книгах для подразделений разведки с грифом «особые разведданные» и для Киберкомандования. Они были разработаны в качестве ссылки для определения политического курса, с информацией об онлайновых тенденциях на национальном и международном уровнях, например, в таких местах, как Китай.» (Вот только в свете всего уже всплывшего на свет, в том числе истории агентки Ким, кто ему поверит? прим. перев.)

http://english.hani.co.kr/arti/english_edition/e_national/611965.html

Перевод И.Маленко



[1] http://en.wikipedia.org/wiki/Four_Major_Rivers_Project

Пока комментариев нет.

Оставить комментарий