Крушение разума

Если образование вообще есть упорядоченное знание о реальном мире, то финская буржуазия, видимо, очень нуждается сегодня в упорядоченном невежестве. И с помощью своего государства стремится сделать незнайку массовым национальным явлением.

По заявлениям чиновников страны Суоми в ближайшей перспективе планируется изъятие из школьного общеобразовательного курса ряда фундаментальных естественных и общественных дисциплин. Исчезнет в буржуазном мраке физика, математика, химия, география. Великие научные открытия 15 – 20 веков признаются в Финляндии «яко не бывшие». В Хельсинки и Турку к радости капиталистических неандертальцев снесут памятники Магеллану и Кеплеру, и Земля вновь станет плоской тарелкой, стоящей на трёх слонах. Индия, как и предполагал когда-то старик Хоттабыч, сместится на самый край земного диска. Заупокой споют истории и литературе, ибо таковые – даже в кастрированном и извращённом буржуазией  виде — признаны опасными ересями против идеологии современного капитализма. Того гляди, среди болот Скандинавии запахнет инквизицией, куда потащат любого гражданина, который поймёт, что капиталистические отношения изжили себя, что они уже не способны создавать шедевры разума, что капитализм гадок и ядовит, а потому не только не может быть вечным, но от него необходимо избавляться как можно скорее.

Буржуазия предлагает довести ревизию образования до логического предела. В развитой капиталистической стране сбываются, наконец, вожделения церковных феодалов средневековой эпохи. Во всём наследуя старым эксплуататорам и прикрываясь словами о непрактичности традиционных знаний, их непригодности для нужд 21 века, молодым людям, вступающим в жизнь, империализм готовит примитивный теоретический фундамент — на уровне церковно-приходской школы.

По сути, признано достаточным для жизни умение человека писать своё полное имя, расписываться в ведомостях, считать до ста, иметь представление о месте своего проживания в пределах района или города.

Не мудрено, ведь большее для рабов капитала и не требуется. Умение думать в курсе такого обучения не предусмотрено, ибо анализ действительности есть первый враг буржуазных мифов, а, стало быть, враг самого класса буржуазии. И, надо полагать, что без попов в таком деле не обойдётся, поскольку юный разум всё же требует для себя пищи и работы, а коль мышление о законах природы запрещено, то его место должна занять слепая вера. Не так важно, во что именно вера, — в боженьку, в лапуасцев, в местный супермаркет или в санта-Маннергейма.

С другой стороны, финские капиталисты понимают, что сразу выбить из-под народа табуретку общих знаний не получится. Поэтому на переходный этап от остатков объективного знания к дремучему мракобесию они приготовили для школьников и студентов систему плавных искажений действительности.

В чём её суть? В «междисциплинарном формате обучения».

Это значит, что вместо изучения конкретных количественных и качественных отношений реального мира, вместо установления истинных причин и следствий в природных и исторических событиях, учащихся будут пичкать иллюзиями о таких отношениях, а вместо объяснения причин будут давать произвольный набор искажённых следствий, одновременно выдавая эти следствия за «объективные законы бытия».

Вместо стройной системы в теоретическом познании действительности предлагается сборная солянка из обрывков «мусорной» информации, запутывающей и ничего не дающей для практического применения. Это значит, что для объяснения событий в какой-либо конкретной области знания будут умышленно применять однобокие, узкие методы, совершенно не пригодные или недостаточные для этой области. Например, Вторую мировую войну в финских учебных заведениях хотят рассматривать не только с точки зрения истории, но и с помощью географии и математики.

Иными словами, сложную историю страшнейшего преступления буржуазии 20 века хотят свести к ряду нейтральных описаний, к простым статистическим выкладкам: такой-то процент погиб, такая-то была плотность населения на квадратный километр, такая-то была вероятность победы или поражения в том или ином бою, столько-то сырья было вывезено оттуда сюда, такая-то была пропускная способность мостов или дорог в тонно-километрах и т.п. Из истории удаляется всякий анализ причин тех или иных событий, при этом сами события отрываются от жизни общества, становятся мёртвыми, виртуальными, потусторонними, не имеющими смысла для живущих ныне. Такое изучение истории есть полная аналогия обучению прусского фельдфебеля: по выражению Фридриха II, тот не должен знать, что Земля вращается. Все его знания должны быть ограничены умением бить палкой солдат.

Замысел ясен: окончательно удалить из истории Второй мировой войны все факты, которые не согласуются с интересами империалистов, и среди них главный факт – победу рабочего класса над мировой буржуазией.

В курсе школьного обучения на первое место выводятся лакейские навыки. Так, вместо раздельного изучения иностранных языков и экономических теорий, будет практиковаться «прикладной» курс «Работа в кафе». В этот курс свалят поверхностное, «шапочное» изучение того же английского языка, при этом удалят из него всё «лишнее», что и составляет предмет науки о языке. Учащимся оставят лишь тончайший, примитивный слой языка, несколько сотен попугайских фраз, которые входят в разговорник для иностранной прислуги.

Но зато в этом же курсе львиную долю учебного времени займёт «выработка коммуникативных навыков». Детей будут старательно обучать, как лучше прислуживать богатым господам, как заносить им хвосты и исполнять все их капризы. Из поколений молодых финнов буржуазия хочет сделать официантов а-ля «чего изволите». И тут замысел буржуазии ясен: не свободный человек-творец нужен ей, а тупой раб, который считает своё рабство благом, а своё унижение – достоинством.

Система превращения финских подростков в невежественных рабов должна включаться по достижении ими 16 лет. При этом государство предполагает, что ученик будет сам выбирать, что ему изучать.

Это значит, во-первых, что такая важнейшая функция обучения, как наставничество молодёжи со стороны более умных, грамотных и опытных людей, отрицается на корню. Авторитет и социальная роль учителя-наставника заменяется уравниловкой внутри некой «маленькой группы», где отношения размыты, и не ясно, кто кого учит, где педагога вынуждают идти на поводу у подростков, где проявлять педагогическую твёрдость и принципиальность нельзя. Ну, видимо, подростки сами должны направлять себя на верный путь. Преступный расчёт буржуазии понятен и тут: десоциализация молодёжи, превращение её в хаотическую неуправляемую массу, в которой разорвана связь поколений, где все дерутся со всеми за кусок хлеба, где отвергаются устои и правила общественной жизни, где процветает дикая конкуренция. Такая люмпенская среда очень выгодна для империалистов, ибо люди в ней «дёшевы» и потому готовы работать буквально за еду. Из этой же среды капитализм черпает свои «чёрные сотни», которые готовы убивать всех, на кого укажут хозяева.

Также подростков будут подводить к мысли о том, что самостоятельный выбор ими предметов для изучения есть проявление настоящей свободы. Буржуазия спекулирует химерами свободы. Она совершает очередное преступление перед человечеством: детям говорят, что, мол, они должны сбросить с себя оковы лишних знаний, которые, якобы, никогда не пригодятся. Зачем учить химию или физику, если для устройства жизни хватит лишь некоторых знаний в экономике? Чиновники, конечно, умалчивают о том, что та буржуазная экономика, которой усиленно пичкают подрастающее поколение, является не наукой, а сборищем фальшивых догм, поэтому в реальной жизни она нигде не применима. В реальной жизни работает «Капитал» Маркса, но об этом иные буржуазные деятели не знают, а иные не желают говорить из своих классовых соображений.

В новой системе образования искривляется сама форма подачи знаний. На первое место выходит совместное обсуждение текущих проблем. В обсуждении актуальных проблем нет ничего вредного, наоборот, хорошо, когда конкретная проблема берётся как практический пример для изучения и диалектического анализа. Обсуждение – это средство познания, одно из многих. Но ведь по замыслу финских чиновников само обсуждение должно стать самодостаточным и заменить собою обучение как таковое. Средство становится целью и сводится к обыкновенной буржуазной болтологии.

Так в неокрепшие умы вводится мода на невежество, так невежество и агностицизм объявляются нормой человеческого сознания.

Для справки: на сегодняшний день около 70% педагогов столицы Финляндии уже прошли подготовку по новой системе подачи учебной информации. Теперь им за отступничество от разума и за предательство своего педагогического долга буржуазией положена прибавка к жалованью. Полностью разрушить систему школьного образования финская буржуазия планирует к 2020 году, если ее ранее не остановит рабочий класс этой страны.

Аня Самсонова, Максим Иванов,
Донбасский комитет

Один ответ к “Крушение разума”

  1. Роман
    04.12.2016 при 22:07 #

    Чем глубже кризис, тем на телевидении, в кино, на радио — во всей буржуазной «культуре» больше пошлости, разврата, глупости.

Оставить комментарий