Кубанские казаки в Великой отечественной войне.

Мифы о сабельных атаках. Сражение под ст.Кущевской

Отвага, смекалка, выучка, гениальный расчёт, безграничный патриотизм – все эти потрясающие качества казаков нашли свое отражение в боях за Советскую Родину в Великой Отечественной войне, где кубанские казаки проявили себя с самой лучшей стороны.

Недавно был удивлен. Услышал от одного довольно грамотного человека такое суждение: «У нас что ни героизм, то бессмысленный. Все–с шашками на танки». А дальше речь зашла о сражении под ст.Кущевской, когда в августе 1942 года казачьи части остановили фашистское наступление на Кавказ, в нескольких сабельных атаках изрубив более четырех тысяч гитлеровцев. О наших потерях информации нет, кроме того, что они были значительны. И из этого делается вывод, что некие «бездарные командиры, бросили казаков в самоубийственную атаку, причем атаку бессмысленную – она всего на 3 дня задержала наступление гитлеровцев. Стоило ли ради этого народ губить?»

Сначала я, естественно, возмутился, — что за идиотские выводы? А потом подумал, а какие могут быть еще выводы из вышеизложенного набора информации. В чем человека винить? В том, что ему не рассказали, что было на самом деле? Винить в этом надо горе-пропагандистов, рассказывающих о доблести и не говорящих о смысле.

И решил я эту ошибку исправить.

Для начала повторю общеизвестное.

С 30 июля по 3 августа 1942 года бойцы 17-го кубанского казачьего кавалерийского корпуса вели бои на Ейском оборонительном рубеже (станицы Шкуринская, Канеловская, Старощербиновская, Кущевская) с превосходящими силами противника. Несколько раз казачьи полки в конном строю ходили в сабельные атаки, уничтожили от четырех до шести тысяч (цифры разнятся) гитлеровцев. Покрыли себя славой, но потом все равно отступили.

Теперь о ситуации на фронте.

Гитлер рвался на юг – к нефти Кубани и Кавказа. На этом направлении наступали отборные фашистские части: несколько дивизий горных стрелков, усиленные полками СС, а на острие клина шли танки, разрывавшие советскую оборону в клочья. Равнинный ландшафт затруднял оборону – многокилометровые противотанковые рвы не могли перекрыть всю степь. Красная армия отступала. Причем отступала с такой скоростью, что возникла опасность попадания разбитых частей в «котлы» (в окружение). Кроме того, до нефтяных промыслов Краснодарского края оставалось около двухсот километров. И тут на пути гитлеровцев встали казаки.

О казаках.

17-ый кубанский казачий кавалерийский корпус формировался из добровольцев непризывных возрастов. И хотя в нем было немало семнадцатилетних мальчишек, основной массив составляли сорока — пятидесятилетние мужики, прошедшие до этого и германскую, и гражданскую. Это не были сумасбродные самоубийцы, как можно предположить, глянув на известное полотно, на котором всадники с шашками летят на танки. Это были обстрелянные, знающие цену жизни и смерти, умеющие взвешивать риск бойцы, понимавшие, на что они идут. В большинстве своем они были куда более опытными и стойкими морально воинами, чем двадцатилетние мальчишки, чье отступление они прикрывали. И они отлично знали, за что они идут в бой – за Советскую Родину. В том числе, и за отступающих мальчишек.

О сабельных атаках.

Они были, но не такими, как можно себе представить по фильмам. Тактика кавалеристов в Великую Отечественную заметно отличалась от тактики времен гражданской. Казаки в основном воевали пешими. По воспоминаниям очевидцев, основным оружием казака в Отечественную была винтовка, а чуть позже—автомат. Удобный в рукопашной кинжал был всегда на поясе. А вот сабли чаще всего лежали в обозе. С собой прагматичные казаки брали их только в кавалерийские рейды по вражеским тылам — в остальное время проку от сабель не было.

Кони же использовались больше как транспортное средство, но не как «боевая техника». По возможности верхом совершались переходы. На конной тяге передвигались пулеметы и пушки. Не саблями, а с помощью пушек, противотанковых ружей и танков, приданной корпусу танковой бригады Орловского училища, была остановлена под Кущевской фашистская бронетехника.

А уже потом, когда вражеские танки и самоходки горели, а пехота замешкалась – была сабельная атака. И в этих условиях она была даже менее самоубийственной, чем штыковая атака пехоты. Да, всадник более удобная мишень, чем пехотинец. Но это для подготовленного стрелка в укрепленной позиции. А для только что наступавшего автоматчика пехотинец предпочтительней. Он и бежит дольше, и в рукопашной ты с ним на равных. А всадник, казак Константин Недорубов, за первую мировую ставший полным Георгиевским кавалером, под Кущевской зарубил семьдесят фашистов, за что получил звание Героя Советского Союза…

Я уже говорил о том, что кавалеристы были мужики опытные, обстрелянные, умеющие взвешивать риски. Конной лавой под Кущевской казаки атаковали не из лихого героизма, а потому, что так было лучше и эффективнее. Атаковали из балки, из-за железнодорожной насыпи, с кукурузного поля, в котором до поры всадников было не видно, да еще по солнцу (чтобы слепило неприятеля). Именно благодаря этому достигалась внезапность атаки.

Вы поставьте себя на место гитлеровского автоматчика. Минуту назад в поле никого не было, но вот тебя уже рубят. Да, да – именно рубят. Тебя учили приемам против ударов штыком или прикладом, но не сабли. Кстати, немаловажно: большинство сабельных атак (а тогда она была не только под Кущевской, но и под Шкуринской, и на других участках Ейского оборонительного рубежа) были контратаками. То есть кавалерия не кидалась на пристрелянные пулеметы, а рубила лишенного укрытий пешего неприятеля. То есть осознанно, умело и успешно использовала те немногие преимущества, которые кавалеристы имели над пехотинцами в поле.

Стоит понимать, что бесконечно это продолжаться не могло. Как бы грамотно казаки не планировали свои атаки, как бы лихо они не совершали обходы, в итоге все решили танки. К местам боев вышли очередные танковые подразделения немцев. Наша артиллерия была подавлена. Гитлеровцы продолжили наступление, а понесшие значительные потери (атак без потерь не бывает) казачьи дивизии отступили, задержав врага на 3–4 дня.

Стоила ли овчинка выделки?

Во-первых, корпус выполнил боевую задачу — обеспечил отход регулярных частей Красной Армии на туапсинском и моздокском направлениях. Отступившие войска переформировались, закрепились на новых оборонительных рубежах и не пустили врага туда, куда он очень стремился – к кавказской нефти. Да, да, а вы думаете, что только сейчас ради нефти бомбят? Чепуха — раньше было то же самое.

Во-вторых, казаки дали время демонтировать оборудование нефтяных скважин Кубани и уничтожить сами скважины. И тут пора рассказать еще одну историю. Летом 1942-го на Кубань был откомандирован Николай Байбаков (кому это имя незнакомо — погуглите) с личным напутствием Сталина: «Если вы оставите противнику хоть одну тонну нефти, мы вас расстреляем, но если вы уничтожите промыслы, а немец не придет, то мы вас тоже расстреляем». Байбаков организовал работу промыслов так, что они практически до последнего дня давали нефть фронту. Также был разработан способ, позволивший гарантированно уничтожить скважины – их просто заливали бетоном. Фашисты, пришедшие на Кубань, за полгода оккупации не сумели расконсервировать ни одной скважины и добыть хотя бы одну тонну нефти.

Нашим, правда, после изгнания немцев пришлось тоже бурить нефтяные скважины по-новому, но они быстро справились. И во многом справились именно потому, что было сохранено оборудование, при отступлении не уничтоженное, а демонтированное и вывезенное в тыл. Вывезти его позволило как раз то, что казаки три дня подряд сдерживали натиск бронированных частей нацистской Германии. Это не случайность и не совпадение — сохранились документы, в которых подтверждается, что Буденный гарантировал Байбакову пять дней. Байбаков, кстати, в пять дней не верил (поэтому начал уничтожать скважины на свой страх и риск, не дожидаясь распоряжения сверху), но просил продержаться хотя бы дня три как раз для того, чтобы демонтировать и вывезти оборудование промыслов.

Вот так, если копнуть чуть глубже, за подвигами, лихой самоотверженностью и, казалось бы, совершенно беспричинной отвагой вдруг обнаруживаются экономика, строгий расчет и меры, в итоге позволившие одолеть жестокого врага. Кого-то это может смутить. Я же, зная, что ни одна война не затевается без надежды на выгоду, не вижу в этом никакого стыда. Ведь лишение врага ожидаемой выгоды уже серьезные шаги к победе. Казаки, не пустившие гитлеровцев к кубанской нефти и давшие шанс Красной Армии не допустить их до нефтепромыслов Кавказа, посадили на скудный паек всю экономику рейха, который теперь вынужден был «поить» танки Восточного фронта румынской нефтью и наращивать мощности своих оборонных заводов.

Так к чему мы пришли? К тому, что кавалерийские атаки не были ни бессмысленными, ни безрезультатными. Под Кущевской самоотверженность, отвага, удаль и ратное мастерство (звучит пафосно, но иначе не скажешь об этом) казаков послужили спасению отступавших мальчишек, поломали планы неприятеля и лишили врага той экономической подпитки, в которой он отчаянно нуждался.

Поколения рассказчиков заболтали суть, оставив от реальной истории только внешний блеск дерзкой сабельной атаки. Поколения слушателей извратили смысл, не понимая, зачем бросаться с шашками на танки. Герои казаки стали выглядеть какими-то жертвами, готовыми гибнуть бессмысленно по приказу.

Стыдно, граждане потомки! Пора бы разобраться в том, что действительно происходило, и поклониться до земли мужчинам, умевшим останавливать танки и идти в атаку ради спасения своих сыновей и своей Отчизны.

И еще, Великую Отечественную войну казачьи дивизии закончили в Праге.

Это я к тому, что наши прадеды умели побеждать не только числом, но и умением. И идиотами они никогда не были, они знали, за что воевали – за свободу и независимость своей Советской страны и своего советского народа, от которого себя никогда не отделяли.

Дмитрий Быковский

Пока комментариев нет.

Оставить комментарий