«Лавры» фюрера покоя не дают

Президент Белоруссии Александр Лукашенко, понимая, что реагировать на протесты оппозиции и недовольных граждан надо более серьезно, чем простыми отговорками, в ходе своего ежегодного послания к белорусскому народу и Национальному собранию заявил, что готов отменить так называемый «тунеядский» декрет № 3 «О предупреждении социального иждивенчества», если органы власти представят ему новую концепцию, с помощью которой можно будет заставить работать всех безработных. По мнению белорусских властей в стране есть где-то 350 тысяч тунеядцев, которые сидят на шее у государства и не хотят работать.

И сразу же озадачивает постановка вопроса: Лукашенко обращается за новой «концепцией всеобщей занятости» ко всем у народу, а ответа ждёт только от его малой части – от чиновничества. Сразу понятно, что никакое настоящее решение этой проблемы Лукашенко не интересует.

Казалось бы, борьба капиталистов с безработицей – сущий парадокс, ведь буржуазии нужна безработица. Нет, для виду капиталистические государства борются с этим неизбежным порождением капитализма, принимают какие-то социальные программы и даже вынуждены платить безработным пособия – для снижения социальной напряжённости. Ясно, что такая борьба может идти не с причинами этого социального зла, а лишь с некоторыми его следствиями, поскольку единственным эффективным средством в борьбе с причинами безработицы является социализм, за который буржуазия бороться никак не может.

Но чем дальше, тем больше смещаются приоритеты буржуазии в самом отношении к безработице. Классической считалась ситуация, в которой резервная армия труда была необходима и для быстрого расширения производства в периоды экономического подъёма, и для давления на работающее население с целью снижения зарплаты. Сейчас буржуазии не до расширения производства — на дворе кризис, которому конца и края не видно. Но лишнее рабочее население никуда не делось. Части безработных всё ещё нужно платить пособия по безработице. Никуда не делась и необходимость всячески снижать зарплаты, производственные расходы и социальные выплаты. Что делать буржуазии в такой ситуации? Комплексное «изящное» решение напрашивается само собой: для начала выставить безработных «социальными иждивенцами» и на этом основании отменить пособия по безработице и силой государства заставить безработных работать на капиталистов бесплатно (т.е. превратить безработных в рабов). И всем этим ещё больше надавить на работающее население в части снижения зарплат и всех видов выплат.

Но демагогия Лукашенко по поводу тунеядцев скрывает более серьёзную и широкую цель олигархии. Введение официального рабства под предлогом борьбы с тунеядцами есть большой шаг фашистов в борьбе с революционным движением белорусского пролетариата.

Когда Лукашенко ссылается на советский опыт борьбы с тунеядцами, он, во-первых, говорит не о том, чтобы побороть отвратительный пережиток капитализма — паразитизм отдельных личностей, которые хотят жить за счёт всего трудового народа. В этом случае он должен был бы тут же посадить в тюрьму самого себя и всю ближайшую капиталистическую свору.

Во-вторых, он совершенно игнорирует то обстоятельство, что в СССР последний безработный был в 1931 году, после чего до самого убийства социализма и разрушения страны безработицы не то, что не было, но ощущался постоянный дефицит рабочих рук и дельных пролетарских голов.

В-третьих, Лукашенко даже и не упоминает о том, что борьба с тунеядством в СССР не сводилась только к наказанию, и что главной целью такой борьбы было исправление человека и его возврат в трудовую семью, а не уголовные кары. А он выдёргивает из контекста только крайнюю меру борьбы с тунеядством, предусмотренную диктатурой пролетариата, – уголовное наказание, притягивает её за уши к условиям капитализма и преподносит обществу, как «необходимый и полезный советский опыт». Дескать, в СССР всех тунеядцев моментально сажали, вот и мы будем всех безработных моментально упаковывать в трудовые лагеря.

О чём речь? Конечно, и прежде всего, о борьбе с революцией. О том, чтобы держать всех трудящихся Белоруссии в постоянном страхе перед концлагерем. О том, чтобы протестное рабочее движение было по максимуму зажато угрозой безработицы и террором со стороны работодателя и государства, чтобы революционные организации пролетариата были бы уничтожены или хотя бы предельно ослаблены и загнаны в глубокое подполье. Если до сих пор ничто не мешало быстро уволить с предприятия рабочих активистов, то теперь ничто не помешает этих уволенных рабочих тут же объявить тунеядцами и бросить в трудовой лагерь «на исправление».

Кроме того, своим указом № 3 Лукашенко в открытую объявил о том, как белорусская олигархия намеревается получать максимальную прибыль. Она не может пока что втягиваться в драку за чужие рынки, источники прибыли, природные ресурсы, поэтому у неё остался путь «внутренней империалистической» войны — войны с собственным рабочим классом, который требуется заставить работать только за лагерный паёк и нары. Как говорится, выгода налицо.

Только вот не много ли берёт на себя «батька» и вся олигархическая верхушка Белоруссии? Государственно-монополистический капитализм, даже умело маскирующийся под «особый белорусский социализм», остаётся капитализмом, отжившей и исчерпавшей себя общественно-экономической формацией. Фашистская диктатура, террор и зверства буржуазии могут лишь немного продлить её существование. Но тут штука в том, что чем сильнее атаки буржуазии на рабочий класс, тем сильнее и злее будет ответ рабочего класса  классу буржуазии, его контратаки. А коли так, то бешеная контрреволюционная злоба олигархии и её бешеная жажда наживы не продлят её дни, а сократят их. Чем страшней зараза, тем скорее требуется её прикончить, — такова логика общественного развития. Так что носить гитлеровскую фуражку батьке придётся недолго.

С. Осипов         

Источник: http://www.interfax.ru/russia/559397

Пока комментариев нет.

Оставить комментарий