О главной «ошибке» Сталина – Конституции СССР 1936 г.

Среди российских левых и даже некоторой части коммунистов, в общем и целом вполне хорошо относящихся к Сталину И.В. и его делам, достаточно широко распространена одна точка зрения, в соответствии с которой Сталин все-таки одну крупную ошибку в руководстве страной совершил, и ошибка эта якобы впоследствии стала чуть ли не главной причиной уничтожения советского социализма.

Речь идет о Сталинской Конституции 1936 года, в которой, как известно, не было пункта о диктатуре пролетариата, хотя в прежней советской Конституции, 1924 года, это положение имелось. Также в упрек Сталину ставится и то, что в Конституции 1936 года, создававшейся под его непосредственным руководством, был изменен порядок выборов в органы государственной власти в СССР – в Советы,  которые стали проводиться в СССР по территориальному, а не по производственному принципу, что якобы стало своего рода уступкой буржуазному парламентаризму и поворотом от пролетарской демократии к демократии буржуазной.

Вот, к примеру, что пишет В.Петров в статье «Почему КПРФ следует сказать «НЕТ!»»: «При всех своих многочисленных и грандиозных заслугах у Иосифа Виссарионовича есть одна очень существенная ошибка. Она совершенно не заслоняют огромных заслуг Сталина, его выдающейся роли, как партийного и государственного деятеля. …. Это знаменитая «Сталинская конституция», принятая VIII Всесоюзным чрезвычайным съездом Советов 5 декабря 1936 года, и действовавшая  до 1977 года. Эта самая «демократичная» конституция отказалась от формирования Советов от трудовых коллективов, отказалась от основного принципа построения коммунизма – диктатуры пролетариата. Отказалась фактически, номинально диктатура пролетариата продолжала существовать.  Оставалась, как запись в действующей программе РКП(б), принятой VIII съездом партии 18-23 марта 1919 года. Эта программа  являлась  руководящим документом Коммунистической партии вплоть до 1961 года.

…Статья 136. «Выборы  депутатов  являются   равными:   каждый гражданин  имеет один голос;  все граждане участвуют в выборах на равных основаниях». В 1919 году В.И.Ленин писал «…первичной избирательной единицей и основной ячейкой го­сударственного строительства является при Советской власти, не территориальный ок­руг, а экономическая, производственная единица (завод, фабрика)». Далее,   «Советская организация государства дает некоторое фактическое преимущество именно той части трудящихся масс, которая наиболее сконцентрирована, объединена, просвещена и закалена в борьбе всем предшествующим социализму капиталистическим развитием, т. е. городскому промышленному пролетариату»[1] Коммунистическая партия  отказалась от этих принципов, несмотря на многочисленные работы Маркса, Энгельса, Ленина,  неоднократно утверждающих не о желательности, а о необходимости диктатуры пролетариата до полного уничтожения классов.

…Признавая диктатуру пролетариата в период революции, гражданской войны и переходного периода к социализму, большинство не поняли ее значение и в период, когда социализм в нашей стране уже был построен. Примерно к середине тридцатых годов все средства производства перешли к государству диктатуры пролетариата. С этого момента можно утверждать, что в СССР был построен коммунизм. Коммунизм первой фазы, — незрелый, неразвитый, то есть социализм.

…Отказавшись от диктатуры пролетариата, отказавшись от выборности Советов от трудовых коллективов,  Советская власть столкнулась с проблемой усиливающейся номенклатуры.  Если до 1936 года каждый год отзывались из Советов примерно от 200 до 400 человек (они возвращались на свои заводы и спокойно работали на своих местах), то после 1936 г. их количество резко сокращается и уже после войны сходит на нет. Именно в это время в партийный и государственный аппарат уже начинают проникать люди, чье разрушающее, пагубное воздействие мы увидели в 80 –х гг. …Отказ от формирования Советов от трудовых коллективов привел к изменениям в политической системе, сильно ее ослабив. Но страну и партию возглавляет Коммунист с большой буквы, и советское государство продолжает успешно развиваться, правда,  в основном уже за счет субъективного фактора.»[2]

У некоторых российских коммунистических партий подобные положения внесены даже в партийную программу. Например, в программе РКРП указано следующее: «В 30-е годы в условиях резко обострявшейся международной обстановки и нарастающей угрозы войны был осуществлен отход от выборов органов власти через трудовые коллективы (вопреки действовавшей Программе РКП(б)). И хотя многие характеристики Советов сохранялись (выдвижение кандидатов в депутаты трудовыми коллективами, высокий удельный вес рабочих и крестьян в депутатском корпусе, периодические отчеты депутатов перед избирателями), тем не менее появились предпосылки формирования парламентской системы, оторванной от трудовых коллективов и позволяющей депутатам, особенно высших уровней, избранным от территории, игнорировать волю трудового народа практически без риска быть отозванными. Неподконтрольность государственной власти трудовым коллективам, ее относительная независимость от них способствовали принижению роли трудящихся в управлении обществом, бюрократизации всей системы государственной власти. Социалистический характер Советской власти сохранялся, и власть продолжала действовать в интересах рабочего класса в той мере, в какой руководство коммунистической партии сохраняло верность марксизму-ленинизму.»[3]

Откуда этот более чем сомнительный пункт вдруг взялся в программе партии, называющей себя рабочей и коммунистической, в принципе, понятно – это отголосок перестроечного времени, а точнее выборов 1988 года, когда была уже очевидной угроза, что в органы высшей государственной власти в СССР массово попадут прокапиталистические элементы, повылезавшие изо всех щелей с началом горбачевских «реформ». Тогда действительно прозвучало вполне здравое предложение от ряда рабочих коллективов внести изменения в советскую избирательную систему, чтобы обеспечить на должном уровне представительство советского рабочего класса в органах государственной власти. Но предложение это было Горбачевым проигнорировано. Вот как вспоминает об этом Е.К.Лигачев, член Политбюро ЦК КПСС с 1985 по 1990 г.: «Между тем, когда подходила к концу регистрация кандидатов в депутаты, стало ясно, что в избирательные бюллетени попадет катастрофически мало рабочих и крестьян. Это, вне всякого сомнения, было серьезнейшим промахом партийных организаций, пустивших выборы на самотек. Сказалось ложное понимание демократии, которое в результате могло привести к фактическому устранению рабочих и крестьян из Советов высшего уровня. На заседаниях Политбюро все чаще заходил об этом разговор. Не раз на эту тему высказывался и Горбачев. Но дальше сетований дело не шло. Более того, в тот период произошел эпизод, который оставил во мне весьма тягостные чувства.

Помнится, Горбачев вылетел в Ленинград, где на одной из встреч прямо в цехе рабочие поставили перед ним вопрос о том, чтобы проводить выборы не только по территориальным, но также и по производственным округам, что гарантировало бы представительство в Советах рабочего класса. Михаил Сергеевич поддержал эту ленинскую идею, о чем было сообщено в отчете о пребывании Генерального секретаря в Ленинграде.

Но прошло несколько дней, и так называемая радикальная пресса, словно по команде, обрушилась на «производственный принцип» выборов. Поднялась буквально вакханалия газетных и телевизионных протестов, требовавших проводить выборы исключительно по территориальному признаку, обвинявших ленинградцев и тех, кто их поддерживал, в стремлении «протащить» в Советы партаппаратчиков. Кстати, Ленинградский обком партии сразу же заявил, что ни один партийный работник не будет баллотироваться по производственным округам. Но на это важное заявление никто и не думал обращать внимание. Истерика во многих изданиях продолжалась.

Горбачев больше ни разу публично не высказывался в поддержку ленинградского предложения.

Тем не менее, помнится, мы все же обсудили эту здравую идею на Политбюро, отнеслись к ней положительно и пришли к выводу, что в некоторых городах и областях по желанию местных органов целесообразно создавать и производственные округа — это никак не противоречило закону о выборах.

Однако здравое начинание было обречено. Противники производственного принципа выборов в Советы, используя радикальную прессу, похоронили это важное предложение. Восторжествовала позиция невмешательства в предвыборную борьбу. В результате, как известно, представительство рабочих и крестьян на Съезде народных депутатов СССР оказалось явно заниженным по сравнению с той ведущей ролью, какую рабочий класс и крестьянство играют в жизни общества.»[4]

Но одно дело СССР 1988 года, и совершенно другое дело СССР 1936 года.  Если бы идеологи РКРП действительно понимали марксизм-ленинизм, о своей приверженности которому они заявляют постоянно, они бы сообразили, что разница общественно-политических и экономических условий  советского общества в эти годы была принципиальнейшая!

СССР 1988 года был обществом с антагонистическими классами – буржуазией и пролетариатом, ибо значительная часть советской экономики находилась к тому времени уже в частных руках (не менее 40%, учитывая скрытую теневую экономику[5], активно развившуюся еще в хрущевско-брежневский период, и только что народившиеся перестроечные кооперативы).

А СССР 1936 года это общество социалистическое, в котором частная собственность на средства производства была уничтожена полностью, буржуазия и кулачество ликвидированы как класс, о чем совершенно справедливо пишет тов. Петров в приведенной выше цитате. В середине 30-х годов в Советском Союзе антагонистических классов уже не существовало! Отдельные буржуазные элементы еще сохранялись, да. Но вся экономическая почва из-под них была выбита, укрепиться и развиться в антагонистический класс они не могли! Вот почему и потребовалась Советской стране новая Конституция. Вот почему СССР 1936 года перестала устраивать старая Конституция 1924 года – потому что общество советское изменилось самым принципиальным образом!

И.В.Сталин не совершал никаких ошибок! Ровно наоборот, он лучше, чем кто-либо после него знал и понимал марксизм, и самое главное, он умел применять его на практике. Именно адекватная и всесторонняя оценка реалий советского общества того времени, уровня его общественно-политического и экономического развития и выразилась в полной мере в Конституции 1936 года — она полностью отразила изменения в жизни советского общества, произошедшие с 1924 года!

В чем состоит главная ошибка товарищей, которые критикуют Сталина? В том, что, к сожалению, учение марксизма-ленинизма ими освоено еще недостаточно хорошо. Именно поэтому они путаются в вещах, достаточно элементарных, и, читая классиков, они отнюдь не всегда до конца и полностью понимают, что же они прочли.

В свое время Сталин вот как отвечал буржуазным критикам, которые тоже «переживали» почему-то за нашу новую Конституцию, и что интересно, приводили аналогичные аргументы, что мы слышим сейчас от наших товарищей:

«Четвертая группа критиков, атакуя проект новой Конституции, характеризует его как “сдвиг вправо”, как “отказ от диктатуры пролетариата”, как “ликвидацию большевистского режима”. “Большевики качнулись вправо, это факт”, – говорят они на разные голоса. Особенно усердствуют в этом отношении некоторые польские и отчасти американские газеты.

Что можно сказать об этих, с позволения сказать, критиках?

Если расширение базы диктатуры рабочего класса и превращение диктатуры в более гибкую, стало быть, более мощную систему государственного руководства обществом трактуется ими не как усиление диктатуры рабочего класса, а как ее ослабление или даже как отказ от нее, то позволительно спросить: а знают ли вообще эти господа, что такое диктатура рабочего класса?

Если законодательное закрепление победы социализма, законодательное закрепление успехов индустриализации, коллективизации и демократизации называется у них “сдвигом вправо”, то позволительно спросить: а знают ли вообще эти господа, чем отличается левое от правого?

Не может быть сомнения, что эти господа окончательно запутались в своей критике проекта Конституции и, запутавшись, перепутали правое с левым.»[6]

Главное положение, которое недостаточно хорошо усвоено нашими товарищами коммунистами, критикующими Сталина, это положение о диктатуре пролетариата. К сожалению, это именно так. Иначе бы подобных заблуждений в отношении Конституции 1936 года у них не было.

Что есть диктатура пролетариата? Это «организация авангарда угнетенных в господствующий класс для подавления угнетелей»[7]Т.е. это пролетарское государство, задача которого подавить класс своих бывших угнетателей – буржуазию, поскольку всякое государство есть аппарат насилия и подавления.  Советы  это и есть пролетарское государство – форма диктатуры пролетариата. Именно Советы и осуществляли на деле это самое подавление бывших эксплуататорских классов – заводчиков, фабрикантов, кулаков и пр.

«Отказаться от диктатуры пролетариата» означает отказаться от Советов. А разве в 1936 году кто-то отказывался от Советов? Ровно наоборот, Конституция 1936 года, перейдя от производственных избирательных округов к территориальным избирательным округам, значительно расширила степень участия пролетарских масс в органах государственной власти.

Почему этого нельзя было делать в 1924 году, о чем справедливо писал В.И.Ленин, но оказалось возможным в 1936 г.? Да потому что в 1924 году в стране еще существовал класс буржуазии, и Советское государство – государство диктатуры пролетариата было вынуждено урезать избирательные права буржуазии и непролетарским группам и слоям населения, одновременно увеличивая в органах государственной власти рабочее представительство, чтобы на деле проводить политику подавления угнетателей.

В чем состояла политика подавления угнетателей? В уничтожении в стране эксплуататорских классов — буржуазии, кулачества и спекулянтов. Уничтожить их всех можно только одним способом – экономически. Физически  — не получится. Нет, можно, конечно, при очень большом желании перестрелять всех буржуев, кулаков и спекулянтов, только это ничего не даст, ибо они тут же возродятся вновь – из недостаточно сознательных пролетариев, полупролетариев или крестьянских элементов. Буржуазия  всегда будет возрождаться вновь, пока будет существовать для нее экономическая почва. Именно так в советском обществе и возник новый класс буржуазии, который во времена Горбачева вполне созрел для завоевания политической власти. И завоевал, как мы все помним, причем только потому, что коммунисты в позднем СССР не считали нужным учиться как следует, в том числе и у Сталина.

Уничтожить буржуазию можно только ликвидировав экономические условия для ее возрождения! Именно это и было сделано и сделано блестяще Сталиным за 12 лет Советской власти с 1924 по 1936 гг. Причем сделано ровно так, как и указывал В.И.Ленин: «…первичной избирательной единицей и основной ячейкой государственного строительства является, при Советской власти, не территориальный округ, а экономическая, производственная единица (завод, фабрика). Эта более тесная связь государственного аппарата с объединенными капитализмом массами передовых пролетариев, помимо создания более высокого демократизма, дает также возможность осуществлять глубокие социалистические преобразования[8](выделено – авт.)

А если эти глубокие социалистические преобразования уже осуществлены? Эксплуататорские классы ликвидированы? Если изменился классовый состав советского общества  и даже само содержание класса – пролетариат из угнетенного класса превратился в господствующий класс, т.е. фактически перестал быть собственно пролетариатом? Почему в этом случае не перейти к более широкой форме, если это только углубляет и расширяет пролетарскую диктатуру?

Вот товарищ Петров ссылается на В.И.Ленина, а ведь в том же самом Проекте Программы РКП(б) страницей раньше Владимир Ильич пишет: «Советская власть, впервые в истории, не только всесторонне облегчает организацию угнетенных капитализмом масс, но и делает ее постоянной и непременной основой всего государственного аппарата, снизу доверху, местного и центрального. Только таким путем на деле осуществляется для большинства населения демократизм, т. е. фактическое участие в управлении государством гигантского большинства народа, именно трудящихся, …»[9](выделено – авт.)

Советы – это форма пролетарской демократии. Это не буржуазная представительная демократия, не посредники, которые связывают власть и народ, как это осуществляется при капитализме. Советы это сам трудовой народ, который управляет своей страной.  И чем большее количество трудящихся втянуто в процесс управления, чем шире база у Советов, тем демократичнее на деле пролетарское государство и тем сильнее и жестче диктатура пролетариата!

Т.е. Сталин не только не отказался от диктатуры пролетариата, не упомянув о ней в Конституции 1936 года, а напротив, предложенная им система выборов в Советы – органы диктатуры пролетариата, только усилила в СССР эту самую диктатуру пролетариата!

Именно поэтому Советам не было места в новой буржуазной России. Советы  было невозможно переделать под запросы новоявленных капиталистов, их можно было только уничтожить. Что и было сделано Ельциным в 1993 году.

Современные критики Сталина не поняли, что изменения избирательной системы, осуществленные в Конституции СССР 1936 г. только усиливают диктатуру пролетариата, а вот современники Сталина, контрреволюционеры всех мастей и буржуазные элементы, сохранившиеся еще в советском обществе того времени, поняли это прекрасно. Не потому ли они практически сразу после принятия этой Конституции в декабре 1936 года в преддверии выборов в Верховный Совет – высший орган государственной власти СССР и развязали компанию страшных репрессий против значительного числа коммунистов и беспартийных, верных и преданных идеям марксизма-ленинизма, дабы устранить их от участия в избирательной кампании, назначенных на декабрь 1937 г.? Ведь новая избирательная система усиливала политическую активность масс, расширяла контроль масс в отношении органов Советской власти, повышала их  ответственность перед советским народом. Не потому ли после смерти Сталина в 1953 г. ревизионистское руководство партии во главе с Хрущевым, боясь правды, прекратило издание полного собрания его сочинений, остановившись на 13 томе, куда вошли сталинские работы 1934 г.,  а из библиотек Советского Союза была массово изъята вся литература, в которой печатались произведения Сталина, настолько хорошо почистив книгохранилища, что ознакомиться с тем, что писал или говорил Сталин после 1934 года, стало в СССР с тех пор практически невозможно?

Далее, указывая на «оторванность депутатов от народа», «сложность их отзыва», «неподконтрольность», товарищи по какой-то странной причине связывают эти негативные явления с принципом организации избирательных округов, что, по меньшей мере, странно. Ведь сами же они говорят, что право выдвижения кандидатов в депутаты было именно у трудовых коллективов, и значит это именно трудовой коллектив решал кого можно выдвигать в органы государственной власти, а кого – не стоит. Следует напомнить, что народные депутаты в СССР не только периодически отчитывались перед избирателями, они еще и не были освобожденными от основной работы!!!! Это вам не нынешние бездельники в Госдуме, которым платят сумашедшие зарплаты, а они даже не считают нужным являться на заседания! Народные депутаты всех уровней власти СССР встречались вместе для обсуждения важных государственных вопросов только периодически, несколько раз в год на сессиях, а все остальное время они работали на своих рабочих местах и никак не могли быть оторванными от своих трудовых коллективов, потому что оттуда и не уходили!

Вот что говорил Сталин избирателям за день до выборов в Верховный Совет, которые впервые проводились по новой Конституции:

«…наша Конституция… провела закон, в силу которого избиратели имеют право досрочно отозвать своих депутатов, если они начинают финтить, если они свертывают с дороги, если они забывают о своей зависимости от народа, от избирателей.

Это замечательный закон, товарищи. Депутат должен знать, что он слуга народа, его посланец в Верховный Совет, И он должен вести себя по линии, по которой ему дан наказ народом. Свернул с дороги, – избиратели имеют право потребовать назначения новых выборов и депутата, свернувшего с дороги, они имеют право прокатить на вороных. Это замечательный закон. Мой совет, совет кандидата в депутаты своим избирателям, помнить об этом праве избирателей – о праве досрочного отзыва депутатов, следить за своими депутатами, контролировать их и, ежели они вздумают свернуть с правильной дороги, смахнуть их с плеч, потребовать назначения новых выборов. Правительство обязано назначить новые выборы. Мой совет – помнить об этом законе и использовать его при случае.

Наконец, еще один совет кандидата в депутаты своим избирателям. Чего нужно вообще требовать от своих депутатов, если взять из всех возможных требований наиболее элементарные требования?

Избиратели, народ должны требовать от своих депутатов, чтобы они оставались на высоте своих задач, чтобы они в своей работе не спускались до уровня политических обывателей, чтобы они оставались на посту политических деятелей ленинского типа, чтобы они были такими же ясными и определенными деятелями, как Ленин; чтобы они были такими же бесстрашными в бою и беспощадными к врагам народа, каким был Ленин; чтобы они были свободны от всякой паники, от всякого подобия паники, когда дело начинает осложняться и на горизонте вырисовывается какая-нибудь опасность, чтобы они были так же свободны от всякого подобия паники, как был свободен Ленин; чтобы они были так же мудры и неторопливы при решении сложных вопросов, где нужна всесторонняя ориентация и всесторонний учет всех плюсов и минусов, каким был Ленин; чтобы они были так же правдивы и честны, каким был Ленин; чтобы они так же любили свой народ, как любил его Ленин.»[10]

Обратите внимание, Сталин употребляет слово «требовать», т.е. ответственность должна быть не только у депутатов перед избравшим их народом, но и народ должен относиться ответственно к своим обязанностям — избирать во власть наиболее достойных из своих рядов и требовать от власти надлежащего исполнения ее обязанностей. Последнего, к сожалению, в СССР многие советские граждане не понимали.

В Советских органах власти был действительно высокий удельный вес рабочих и крестьян в депутатском корпусе, честных и порядочных людей, но, к сожалению, это не помогло сохранить в нашей стране социализм. И речь тут не только о бюрократии, номенклатуре и перерождении партии, это все следствия одной огромной проблемы, которую, к сожалению, не смогло решить советское общество. Сталин отлично знал о ней, но, сколько ни пытался, сколько ни бился, не умолял, не просил – все было бесполезно.

Социализм и тем более коммунизм требует высочайшего образовательного уровня МАСС, не руководителей, а самих масс, и в первую очередь, речь идет об образовании ПОЛИТИЧЕСКОМ. Людей, невежественных в политике, в теории марксизма, не способных с марксистских позиций проанализировать явления и обстоятельства, а следовательно, и неспособных понять к чему может привести в итоге то или иное действие или решение, как политическое, так и экономической, обманывать очень легко. Попробуйте обмануть человека там, где он действительно знает. Это не получится, человек сразу сообразит что почем. А в управлении государством, в политике и экономике, когда не понимаешь даже азов, хоть всех рабочих в полном составе посади в Верховный Совет, все равно появится и бюрократия, и номенклатура, и мало-помалу возродиться капитализм…. Я говорю в данном случае не о профессионализме в конкретной области, которым в свое время нам все уши прожужжали либералы-перестроечники (какие у них «профессионалы», мы теперь видим воочию!), я веду речь о знании политическом – о марксизме и его методе – диалектике.

У нас даже идеологи коммунистических партий не считают нужным учиться чему бы то ни было, полагая, что нескольких запомнившихся им случайно постулатов марксизма вполне хватит для руководства коммунистической партией. Наверное, не удивительно, что партии у них не получаются, все разваливается само собой и что делать дальше, они не знают.

И пока коммунисты не изменят своего отношения к теории, пока они не объяснят необходимость и чрезвычайную важность политического знания пролетарским массам, социализм нам не сохранить. Построить-то мы его построим, а вот сохранить и развивать – не удастся.

Знания и ответственность пролетарских масс – вот два столпа, на которых только и можно построить надежное социалистическое будущее.

Г.Гагина

 [1] Проект программа РКП(б), ПСС, т.38, с.91

[2] http://work-way.com/?p=1003

[3] РКРП-РПК «Программа и Устав», Приняты Объединительным съездом РКРП-РПК 28 октября 2001 г., стр.11

[4] http://kto-predal-cccp.ru/gorbachev-radikalizm-i-reformizm/43-vybory.html

[5] Р.Киран, Т.Кенни «Преданный социализм»

[6] О проекте Конституции Союза ССР. Доклад на Чрезвычайном VIII Всесоюзном съезде Советов 25 ноября 1936 года, ПСС, т.XIV, с.155

[7] В.И.Ленин «Государство и революция»

[8] Проект программы РКП(б), ПСС, т.38, с.92

[9] Проект программы РКП(б), ПСС, т.38, с.90

[10] Речь на предвыборном собрании избирателей Сталинского избирательного округа г.Москвы, 11 декабря 1937 г., ПСС, т.XIV, с.307-308

Один ответ к “О главной «ошибке» Сталина – Конституции СССР 1936 г.”

  1. Anonimous
    08.05.2014 при 18:08 #

    Ссылки в статье нужно поправить: они сейчас смотрят на диск C.

Оставить комментарий