О канонизации мучеников

Я историк по образованию.  Мне давно хотелось высказать  свое  отношение к канонизации Николая Второго, бездарного  алкоголика, которого зачем-то  объявили святым.  Если бы я мог, я бы обратился к нашим церковным иерархам  с таким  предложением:

Господа йерархи!

Вы  причислили  к лику святых  царя Николая Второго и его семью  –  на основании того, что  они были  убиты  большевиками.  В  таком случае, я предлагаю  вам объявить святыми, мучениками  и страстотерпцами  всех  русских царей  и  царственных особ, которые кончили свою жизнь  насильственным  образом. Начать  предлагаю  с  Павла Первого, которого, как известно, убил  собственный  сын,  Александр  Первый.  Дальше  можно будет канонизировать  Петра  Третьего, убитого  собственной  женой,  Екатериной  Второй.  Дальнейшие  кандидаты  на  канонизацию:

Император Иван  Брауншвейг,  малолетний сын Анны Леопольдовны, убитый  в 1764 г. в Шлиссельбургской  крепости  по  приказанию  своей  тетки,  взошедшей на престол с помощью переворота  новой царицы Елизаветы Петровны.  Заслуживают  наименования  «мучеников»  и все члены  Брауншвейгской  фамилии,  Анна Леопольдовна, ее муж  Антон  Брауншвейг, и их четверо детей, которые,  по приказанию той же Елизаветы, содержались  в  заключении тридцать лет,  и  затем  еще шесть  лет  после восшествия на престол Екатерины Второй.

Следуют:

Царевич  Алексей, казненный  отцом  своим  царем Петром.

Царевич  Иоан  Иоанович,  убитый  родным отцом,  Иваном Грозным.  А так  же надо  бы причислить к лику святых всех  незаконных  детей  сего царя, которых он,  будучи  чрезвычайно набожен,  считал  зачатыми  во грехе, а значит  —  исчадиями сатаны,  и  собственноручно  душил сразу после рождения.  Во всех них наполовину текла царская кровь – значит, они имеют полное право  именоваться  «царственными  мучениками».    Назовем еще  Иоанову  жену,  Марию Долгорукую, которую он велел утопить на другой день после свадьбы, и еще несколько  жен, насильно постриженных  им  в монастырь, где они либо были потихоньку придушены,  либо  умерли  от  тоски  и  одиночества.

Канонизация всех  вышеперечисленных  лиц  царского происхождения  вполне  законна  и логична.  Если вы причислили к святым  Николая Второго,  убитого большевиками  –  то почему не причислить  к  святым  царей,  которые были  убиты  собственными  детьми,  отцами, женами и мужьями?

Кроме того:   почему не причислить к невинно  убиенным  мученикам  и жертвы  Кровавого  воскресения?   Около  тысячи  питерских рабочих, которые  девятого января  1905 года  с  иконами и портретами  царя  пошли  к нему, веруя в его справедливость  – и были встречены  картечью? Их вы не согласны канонизировать?

А почему не причислить к  мученикам  жертвы  столыпинской  реакции?  Тысячи тех, кто по приговору  военно- полевых   судов  получили  «столыпинские галстуки» —  за то, что не хотели  работать  в день по пятнадцать  часов  на  заводе,  быть в кабале у  кулака в деревне и подставлять спину под  плеть  полицейского исправника?

А  десятки тысяч   запоротых  без  суда, по  произволу  помещика, крепостных  крестьян, миллионы  искалеченных и замордованных  крепостным  правом  людей?

А  тысячи холопов  с  вырванными ноздрями  и отрезанными ушами, которые  бежали от помещичьей  кабалы – а их поймали,  и,  изувечив, вернули  хозяевам? А когда этим холопам становилось  невмочь и они шли с Пугачевым и Разиным,  царские войска  их разбивали – и пускали по Волге  плоты  с  виселицами?

А декабристы?

 А сотни  сгноенных  в казематах  революционеров?

И, если  причислять  к  мученикам  Николая  с  семьей – то почему  не  причислить  к ним  и Ленина?

Ленин отдал своему делу все, что имел.  Он не жалел ни сил, ни здоровья.  Он прожил жизнь подвижника – не имея  твердого  угла, в ссылках и тюрьмах,  на подпольных квартирах,  на чужбине,  под  чужими именами,  преследуемый  царскими жандармами,  очерняемый  клеветой  врагов.  Он отдал за свое дело не только  все силы – но и жизнь.  После выстрела  эсерки  Каплан  развился недуг, который  через пять лет  свел его в могилу.  Он  принял смерть  за преданность  своему делу.  Так почему же,  господа  церковные йерархи,  не объявить Ленина  святым и мучеником?

А потому  — ответили бы мне господа иерархи  – что  те, кто четвертовал  Разина и Пугачева  и пускал плоты с виселицами, и те, кто гноил в казематах  народников, и те, кто девятого  января  убивали безоружных рабочих  –  защищали  порядок, при котором одним можно все, а другим – нельзя ничего.  А  те, кого  они вешали, четвертовали  и гноили  – шли против такого порядка.

Ну что ж. Понятно.  Но вот  нашим пастырям  стихотворение  того  времени  о царе Николае – пусть увидят, какой порядок он защищал:

Всероссийский алкоголик,
Царь жандармов и штыков,
Царь-убийца, провокатор,
И создатель кандалов,
Побежденный на Востоке,
Победитель на Руси.
Будь ты проклят, царь жестокий,
Царь, запятнанный в крови,

Всенародный кровопийца,
Покровитель для дворян,
Царь-убийца для рабочих,
Царь-убийца для крестьян.
Люд восстанет за свободу,
Победит тебя и трон,
Долю лучшую народу
Завоюет в битве он.

Максим Соколов, историк

2 Ответов к “О канонизации мучеников”

  1. Иван Николаевич
    20.07.2013 при 14:46 #

    Максим Соколов, историк — Такая гордая подпись под статьей.

    Историк??? Или «историк по образованию»? Есть такие «историки» — в институте их заставили заучить «что положено», на этом багаже и живут до пенсии. А мозг включить?

    Сначала по мелочи:
    «Николая Третьего, убитого большевиками» — откуда ТРЕТИЙ взялся? помнится, на Николае 2 все кончилось…
    «…девятого января 1905 года с иконами и портретами царя пошли к нему, … – и были встречены картечью?» — Какая КАРТЕЧЬ? Войска стреляли из ВИНТОВОК, а не из пушек. А про картечь — уже более поздние литературно-публицистические и киношные страшилки.

    Но то что историю такой «историк» изучает по художественной литературе, кинофильмам и газетным статейкам ясно видно далее:

    «Царевич Иоан Иоанович, убитый родным отцом, Иваном Грозным.» — пропагандистский штамп. Ни один серьезный историк эту «клюкву» не поддержал.

    «…Иоанову жену, Марию Долгорукую, которую он велел утопить на другой день после свадьбы…» — аналогичный пропагандистский штамп. Аналогично, ни один серьезный историк эту «клюкву» не поддержал.

    «… всех незаконных детей сего царя, которых он, будучи чрезвычайно набожен, … собственноручно душил сразу после рождения.» — настолько развесистая «клюква», что ИСТОРИКИ о ней даже упоминать стесняются. Это Вы наверное, в московском комсомольце прочли?
    Далее: а, ладно…

    Словом, если хотите подписываться «историк», включайте мозг и не верьте газетам. А то ведь вполне серьезная и правильная статья превращается в муру.

  2. kinchevk
    28.07.2013 при 00:22 #

    Иван Николаевич, для сведения: Ружейная картечь — крупная дробь для охотничьих ружей, диаметром от 5,25 до 10 мм.
    Смысл данной статьи, что Николашка II обычная полит. жертва, а мученик за веру.

Оставить комментарий