Об общественных классах и классовой структуре российского общества. Часть 2.Об общественном производстве

Часть 1

2. Об общественном производстве

Общественное производство это процесс активного преобразования людьми природы с целью создания необходимых материальных условий для своего существования. В отличие от животных, удовлетворяющих свои потребности с помощью того, что дано природой, человек производит все, необходимое ему для жизни сам. Люди не могут производить в одиночку, они работают сообща, вступая при этом в определённые производственные отношения. Поэтому производство материальных благ всегда является общественным производством.

Для производства любой вещи необходимы три элемента: предмет природы, из которого ее можно изготовить (предмет труда); средства труда, с помощью которых это изготовление осуществляется, и целенаправленная деятельность человека, т.е. его труд. Предметы труда и средства труда, взятые вместе, составляют средства производства. Результатом же производства является продукт труда, который по своей натуральной форме и роли в общественном производстве может быть либо средством производства, либо предметом личного потребления.

Особенность капиталистического общественного производства в том, что производятся уже не просто продукты труда, а товары, т.е. продукты труда специально для обмена их на рынке.

Общественное производство состоит из двух частей — материального производства (производство материальных благ) и нематериального производства (производство нематериальных благ иили услуг, т.е. таких благ, которые потребляются непосредственно при их производстве), причем материальное производство играет определяющую роль, являясь основой развития общества. Нематериальное же производство всецело зависит от материального производства и развивается только в той мере, в какой развито материальное производство. Главный критерий материального производства  и его отличие от нематериального производства — воздействие на предмет природы при помощи средств труда.

Материальное производство при капитализме охватывает весь процесс непрерывного воспроизводства — и процесс производства товаров,  и сферу обращения: «…капиталистический процесс производства, рассматриваемый в целом, есть единство процесса производства и обращения.»[1]

Марксистская экономическая наука относит[2] к сфере материального производства промышленность (как добывающую, так и обрабатывающую), сельское хозяйство, лесное хозяйство, охотничье хозяйство, строительство, общественное питание, транспорт, связь, хранение, ремонт, учет и организацию производства, торговлю (как продолжение процесса производства в сфере обращения), а также все те направления хозяйственной деятельности, без которые невозможно функционирование современного производства или обращения.

В сферу нематериального производства входит та совокупность отраслей народного хозяйства, которая удовлетворяет личные потребности людей и потребности общества в целом (за исключением производства материальных благ). Это сфера, где осуществляется распределение и потребление материальных благ, где производятся духовные блага, развивающие личность, укрепляющие здоровья людей, отвечающие за их безопасность и т.п.

Хотя сферы материального и нематериального производства взаимозависимы, главенствующая роль принадлежит производству товаров, ибо именно оно в полной мере определяет процессы в сфере распределения и потребления. Вот что пишет по этому поводу Маркс: «Распределение в самом поверхностном понимании выступает как распределение продуктов и, таким образом, представляется дальше отстоящим от производства и якобы самостоятельным по отношению к нему. Однако прежде чем распределение есть распределение продуктов, оно есть: 1) распределение орудий производства и 2) — что представляет собой дальнейшее определение того же отношения — распределение членов общества по различным родам производства…»[3].

Нематериальная сфера общественного производства в докапиталистических формациях как сфера общественного производства была слабо развита, она стала весомой только в условиях капиталистического способа производства,  и доля ее в капиталистическом производстве постоянно увеличивалась по мере того, как развивалось само капиталистическое производство.

Все более совершенная техника, внедряемая в материальное производство, увеличивала общественное разделение труда, изменяя зачастую весь производственный уклад и структуру капиталистического производства. Научно-техническая революция, автоматизация и механизация ручного труда, чуть ли не повсеместная замена его станками с ЧПУ и роботами, позволив материальному производству достичь такого высокого уровня  производительности труда, при котором, объем производимых материальных благ, необходимых для физического выживания общества, стал превышать его минимально необходимые физиологические потребности. Это, в свою очередь, вызвало возникновение у членов капиталистического общества новых потребностей, причем, не только в новых видах товаров, которые ранее не производились, но и в многочисленных услугах, создав целые отрасли не только сферы материального производства, но и нематериальной сферы, которые ранее не существовали.

Сфера материального производства стала требовать теперь гораздо меньшего количества наемных рабочих, занятых физическим трудом, чем ранее. К примеру, передовые сельскохозяйственные и промышленные технологии сегодня таковы, что при их повсеместном внедрении потребности всех жителей планеты в сельскохозяйственных продуктах могло бы удовлетворить всего 2 % трудоспособного населения Земли, хотя в начале XIX в. для этого требовалось участие 50 % населения мира[4].

Огромными темпами стала развиваться сфера услуг, число занятых в ней наемных работников стало составлять значительную долю трудоспособного  населения. Причем, сфера услуг для материального производства росла значительно быстрее сферы услуг для населения. К примеру, уже в середине 80-х годов в компании «Дженерал Электрик» лишь 40 % персонала было занято непосредственно в материальном производстве, а остальные — в обслуживающих это производство сферах (маркетинг, НИОКР, программирование автоматики и другие и т.п.)[5]. Само же усложнившееся материальное производство, а тем более сфера услуг для производства,  потребовали наемных рабочих иного качества – образованных, подготовленных, мало чем отличающихся от научно-технической интеллигенции, еще недавно особой привилегированной прослойки буржуазного общества.

Мы видим, как труд из непосредственно включенного в процесс производства постепенно все больше и больше  превращается в функцию контроля и регулирования. То есть, происходит именно то, о чем писали классики марксизма: «Вместо того чтобы быть главным агентом процесса производства, рабочий становится рядом с ним»[6]. Учитывая же гигантский рост количества новых технологий и скорость их обновления, уже сейчас можно наблюдать воочию процесс как в современном производстве наука (пока в ее инженерно-конструкторском воплощении) постепенно становится непосредственной производительной силой общества.

Все это не может не накладывать свой отпечаток на классовую структуру  современного капиталистического общества, которая, в общем и целом оставаясь прежней, серьезно сдвигает границы классов и прослоек, значительно увеличивая класс пролетариев и изменяя его качественный состав. Т.е. происходит именно то, что гениально предвидели классики марксизма – капиталистическое общество пролетаризируется и класс пролетариев начинает составлять большинство трудоспособного населения буржуазных обществ.

Буржуазная экономическая наука в угоду правящему классу буржуазии факт всеобщей пролетаризации населения капиталистических стран пытается скрыть всеми возможными способами. Ведь, вообще говоря, наукой в истинном понимании этого слова она вовсе не является, ибо цель ее не в познании объективных законов общественного развития капиталистического общества, а в обслуживании интересов господствующего класса буржуазии. С того момента, как буржуазия завоевывает политическую власть и классовая борьба «принимает все более ярко выраженные и угрожающие формы» пробивает и «смертный час для научной буржуазной политической экономии. Отныне дело уже идет не о том, правильна или неправильна та или другая теорема, а о том, полезна она для капитала или вредна, удобна или неудобна, согласуется с полицейскими соображениями или нет. Бескорыстное исследование уступает место сражениям наемных писак, беспристрастные научные изыскания заменяются предвзятой, угодливой апологетикой»[7], — писал К.Маркс еще в 1873 г.

Вот эту самую угодную буржуазии апологетику мы и наблюдаем в современном обществе сплошь и рядом. Вместо экономической и социологической науки нас «кормят» то высосанными и пальца социальными стратами, с помощью которых пытаются доказать якобы исчезновение пролетариата и постоянно растущий уровень жизни подавляющей части населения капиталистических стран, выдуманного среднего класса, к которому кого только не относят, то манипулируют со статистикой, выдергивая из сферы материального производства значительную часть и относя ее к сфере услуг, на основе чего пытаются укоренить в сознании населения капиталистических стран тезис о якобы постиндустриальном обществе, которое уже не является капиталистическим.

К примеру, только ленивый не слышал о том, что якобы материальное производство перестало играть существенную роль в жизни общества, что в современном мире, особенно в развитых капстранах, теперь все решает сфера услуг, которая обеспечивает работой подавляющую часть их трудоспособного населения. Этот  тезис стал фактически господствующим в буржуазных обществах, в том числе и у нас в России. Он, как абсолютно доказанный и непреложный закон, внесен во все учебники, от школьных до вузовских. На этот буржуазный миф в своих рассуждениях опираются не только буржуазные экономисты, политики, деятели бизнеса, разного рода журналисты, публицисты и обыватели, но даже левые и коммунисты, пытающиеся изобразить что-то марксистское. Последнее печалит больше всего. Люди, крепко стоящие на позициях диалектического материализма, казалось бы, должны были твердо понимать, что буржуазным идеологам и ученым-обществоведам доверять на слово никак нельзя, нужно все их цифры и все их утверждения проверять и перепроверять, строго опираясь при этом на положения единственно верной социологической науки — марксизма.  Тогда бы и не было вот таких ляпов, какие, к примеру, встретились нам на сайте РКРП в неплохой вообщем-то статейке с названием «Маркс о производстве прибавочной стоимости в сфере услуг»[8], в которой автор занимается тем, что пытается с позиций марксизма объяснить буржуазный фальсификат, вместо того, чтобы разоблачить его.

Он приводит ряд цифр буржуазных статистиков, показывающих как изменялась в США доля сферы услуг во всей рабочей силе страны:

1900 год — 14,4 %

1950 год — 18,0 %

1962 год — 27,0 %

70-е годы – 66%

Начало 2000-х гг. – почти 80%.

Аналогичные данные приводятся во множестве других современных экономических источников. Например, вот данные за 2012 г.: доля услуг в структуре ВВП США  — 79,7%.; доля сельского хозяйства и индустрии соответственно — 1,2% и 19,1%.[9]

Глядя на эти цифры, вполне можно подумать, что буржуазные социологи правы, и промышленное производство действительно перестает играть существенную роль в жизни современного общества. Однако, с точки зрения истинной науки – марксистской политэкономии, данные цифры не более как искусная буржуазная престидижитация.

И вот почему.

Выше мы писали, что общественное производство состоит из двух частей – сферы материального производства и сферы нематериального производства. Важно их чёткое разграничение, потому что прибавочный продукт создается только в сфере материального производства, а через сферу нематериального производства часть его перераспределяется и потребляется. Непроизводственная сфера полностью содержится за счет материального производства. Ее финансирование осуществляется, во-первых, за счет государственного бюджета (например, для таких видов деятельности, как просвещение, здравоохранение и управление); во-вторых, за счёт личных доходов населения, которые в обмен на часть своего дохода получают нематерильную услугу.

В соответствии с марксистской экономической наукой в состав сферы материального капиталистического производства должны включаться все отрасли экономики, задействованные как в сфере производства капитала, так и в сфере его обращения. Т.е. не только непосредственно товаропроизводящие отрасли экономики, такие как добыча полезных ископаемых, промышленность, сельское хозяйство, лесное хозяйство, охотничье хозяйство, строительство, общественное питание, но и те отрасли экономики, без которых сегодня невозможно осуществление ни современного производства, ни обращение капитала (транспорт, связь и информационные услуги для производства, торговля, финансы и кредит,  хранение и упаковка, ремонт и наладка, учет и управление производством, аренда и продажа недвижимости, коммунальные услуги, НИОКР, маркетинг, страхование, реклама, юридические услуги и т.п.).

К непроизводственной сфере капиталистического производства марксизм относит образование, здравоохранение, социальное обеспечение, культуру, искусство, науку, спорт, госуправление и военно-полицейский аппарат, а также те предприятия, которые осуществляют личные услуги населению (ЖКХ, предприятия бытового обслуживания, пассажирский транспорт, услуги связи (для населения), аренда недвижимости (для населения), финансовые услуги и кредит (для населения), развлекательные учреждения, предприятия отдыха и т.п.).

Теперь посмотрим, как делит капиталистическое общественное производство буржуазная экономическая наука:

услугиОбщественное производство = материальное производство +  сфера услуг

Материальное производство = сельское хозяйство +  промышленность.

В промышленность входят только лесное хозяйство и рыбная промышленность, добывающая и обрабатывающая промышленность, строительство, причем без сопутствующих промышленному процессу производственных услуг.

В результате чего в сферу услуг включается все остальное —  транспорт, связь, информационные услуги для производства и населения, торговля, финансы и кредит,  хранение и упаковка, ремонт и наладка, учет и управление производством, аренда и операции с недвижимостью, коммунальные услуги (как для производства, так и для частных лиц), НИОКР, маркетинг, страхование, реклама, юридические услуги образование, здравоохранение, наука, финансы, торговля, различные профессиональные и личные услуги, услуги государственных учреждений.

Получается, что если структуру экономики капиталистических стран пересчитать так, как положено, по-научному, в соответствии марксизмом, то в итоге мы получим совершенно другие цифры, чем те, которые нам предлагают буржуазные статистики и экономисты.

Возьмем пример экономики США. Структура ВВП по отраслям наглядно показана на диаграмме (данные за 2008 г.):

ввп сша 2008По некоторым отраслям экономики на этой диаграмме даны общие цифры, включающие в себя как услуги производству, так и услуги частным лицам – это

«коммунальные услуги» — речь идет в первую очередь об услугах в области газо-, водо- и электроснабжениия, большая часть которых потребляется непосредственно в процессе производства и относится к издержкам самого процесса производства;

«финансы и страхование» — значительная часть услуг в этой области связана с издержками обращения;

«искусство, развлечения, отдых и общественное питание» — та часть услуг, которая относится к общественному питанию в марксистской экономической науке составляет часть материального производства, для США это значительная доля данного сектора услуг;

«другие услуги» — сюда входят разнообразные услуги, которые не отражены в остальных разделах, в том числе те, которые связаны со сферой обращения;

«госуслуги» (Government) – речь идет об услугах государства, значительная часть которых имеет отношение к сфере обращения, например, регистрация прав на коммерческую недвижимость, сертификация продукции, патенты и пр.

Не имея достаточных данных, в каких долях следует произвести разделение, чтобы точно выделить из них долю услуг, приходящуюся непосредственно на производство, для всех этих отраслей условимся, что половина всех осуществляемых в 2008 году в США услуг в этих сферах экономики осуществлялась для целей производства. Для отрасли «продажа и аренда недвижимости» будем считать, что 34 услуг в ней оказывались предприятиям, и только 14 часть – частным лицам, поскольку продажа недвижимости это сфера обращения для строительной отрасли материального производства. Сильно мы не ошибемся, в крайнем случае, только занизим наши оценки, поскольку потребности производства явно намного больше, чем потребности населения. Но нам сейчас важен качественный анализ, а не точные данные.

В итоге получаем, что в 2008 г. 74,75% ВВП США  составляла сфера материального производства и 25,25% сфера нематериального производства (т.е. услуги населению). А официальные цифры буржуазных экономистов прямо противоположные — 18% и 82% соответственно.

А теперь посмотрим ситуацию в динамике, аналогичным образом пересчитав цифры буржуазных экономистов по структуре ВВП США за период с 1980 г. по 2010 г.

Таблица 1. Структура ВВП по отраслям производства в США с 1980 по 2010 г, в % ВВП США[10].

Отрасли производства

1980 г.

1990 г.

2000 г.

2010 г.

Материальное про-во,         23,3                      20.9                   21.2                       20,1

в том числе:

Сельское хозяйство                        1,0                        1,0                        1,0                        1,0

Добывающая пром-ть                    2,4                        1,6                        1,2                         0,8

Строительство                                  6,5                        5,3                        4,4                         4,5

Обрабат. пром-ть                            13,4                     12,9                       14,5                       13,9

Сфера услуг,                              76,7                     79,1                       78,8                       79,9

в том числе:

Торговля                                            9,1                      10,3                       12,8                       15,3

Транспорт и склад.хоз-во              2,6                       2,6                         3,1                         3,1

Электро-, газо- и водоснабж.        2,5                       2,2                         1,9                         1,7

Информац. услуги                           3,1                       3,4                         4,7                         5,6

Финансы, страхование                   21,5                     19,5                       19,7                      19,1

Професс. и деловые услуги          10,3                      11,6                      11,6                        11,8

Образование и здравоохр.             9,3                       8,3                        6,9                          6,9

Прочие услуги                                 5,6                       6,8                        5,9                          4,8

Услуги госучреждений                 12,6                       14,3                       12,3                        11,1

Данные в графах «Электро-, газо- и водоснабжение», «Финансы, страхование», «Прочие услуги» и «Услуги госучреждений» также поделим пополам, одну половину отнеся на счет материального производства, а другую половину – нематериального производства.

Получаем,

1980 г. материальное про-во – 69,5% ВВП, нематериальное про-во – 30,5 % ВВП

1990 г. материальное про-во – 70,2% ВВП, нематериальное про-во – 29,8% ВВП

2000 г. материальное про-во – 73,3% ВВП, нематериальное про-во – 26,7% ВВП

2010 г. материальное про-во – 74,25% ВВП, нематериальное про-во – 25,75% ВВП

И здесь у нас цифры получились прямо противоположные официальным.

Причем, выводы из всего этого можно сделать очень интересные.

Оказывается, материальное производство в том же США вовсе не падает, а напротив, растет, следовательно, растет и численность занятых в нем работников. Иное дело, что доля наемных работников, занятых непосредственно производством продукции, т.е. создающих стоимость, за счет которой живут все остальные сектора экономики, действительно падает. Это означает, что степень эксплуатации рабочих в сфере производства постоянно увеличивается. Падает и их уровень жизни в относительном выражении, что подтверждает постоянное уменьшение в экономике США доли сферы нематериального производства, особенно таких ее важнейших отраслей, как образование и здравоохранение.
Паразитический характер экономики США как нельзя лучше доказывает наличие в структуре экономики тех сфер нематериального производства, существование которых в нормальном разумно устроенном обществе просто не имеет никакого смысла. Речь идет о государственных услугах (полный идиотизм для страны, в которой каждый гражданин платит немалые налоги на содержание государства!), финансах, страховании, профессиональных и деловых услугах и пр. Доля этих отраслей в структуре экономики ведущей страны капиталистического мира составляет по самым скромным прикидкам больше 40% ВВП США, причем снизилась она за 30 лет совершенно незначительно (42% для 2010 г.). Если из экономики США убрать все эти услуги-паразиты, то услуги, оказываемые населению в области сохранения его здоровья, культурного и физического совершенствования, составят всего 11%!

Получается, что даже лучшая и самая развитая капиталистическая экономика мира — экономика США, не смогла до сих пор достичь того высокого уровня доли услуг, оказываемых населению, который существовал в СССР. Автор, на которого мы ссылались, А.Л.Пастухов, дает в указанной статье данные по сфере услуг в структуре экономики СССР за 1989-1990 г. в % от ВВП – для РСФСР доля услуг составляет 35%, для всего СССР – более 40%[11].

40% в СССР и 11% в США — разница в 4 раза!

За 20 лет лет при самых совершенных технологиях и безжалостной эксплуатации половины мира США не смогли добиться большего. И это при всем том, что в СССР значительная часть услуг советскому населению, в том числе услуги советского государства, услуги Сбербанка, образование, здравоохранение, физкультура и спорт и пр., оказывались советскому населению совершенно бесплатно и в огромном объеме, учесть который в понятиях рыночной экономики никак невозможно.

Это ли не доказательство колоссального превосходства социалистического строя и плановой экономики для обычного простого человека в сравнении с  капитализмом с его бестолковым рынком?

Но Пастухов, приведя в своей статье те же самые цифры, которые мы использовали, позаимствованные им у И.Г.Калабекова в книге «СССР и страны мира в цифрах»[12], ничего этого не увидел. Он делает прямо противоположный вывод, вполне логичный для идеологизированного либерального ученого, заявляя, что СССР, якобы, была слаборазвитая экономика по сравнению с современным капиталистическими странами, и в первую очередь, с США, потому что в США доля услуг почти 80% ВВП, а в СССР всего 40% ВВП. Ему и в голову не приходит, что такой параметр как ВВП в принципе неприменим к оценке плановой социалистической экономики, какой была экономика СССР.

Что такое ВВП? В своем хрестоматийном виде это сумма добавленных стоимостей товаров и услуг, произведённых в национальной экономике.  Этот мировой статистический показатель был стандартизирован, рассчитан и введён в экономическую статистику как инструмент макроэкономических исследований Саймоном Кузнецом в 30-е годы ХХ века, а принят на вооружение мировой капиталистической системой только в начале 90-х гг., после того, как его стали использовать США в 1991 г.  Коллеги Кузнеца еще в то далекое время называли себя «волшебники цифр», видимо, по принципу «рисую, что в голову придет или что велят». Сегодня ВВП определяют как рыночную стоимость товаров и услуг, полученных в результате трудовой деятельности и/или в результате управления собственностью, независимо от национальной принадлежности объекта, размещенного на территории страны, чей ВВП подсчитывается.

Все это хорошо, но какое отношение ВВП может иметь к СССР? Какая может быть добавленная  или рыночная стоимость в стране, где нет частной собственности и рынка, точнее, он ограничен чрезвычайно узкими рамками – исключительно товарами и услугами для населения, цены на которые к тому же полностью определяются государством?

В СССР основными экономическими показателями были валовый общественный продукт и национальный доход, никаких ВВП там не было и быть не могло по определению!  Даже имеющие созвучное название экономические показатели в рыночной и плановой экономике (национальный доход  — в СССР и ВНП (валовый национальный продукт) – в рыночной экономике) рассчитываются совершенно разными способами в силу принципиально иного характера самих экономик.

Национальный доход в советской экономике (научной, плановой)  формировался только за счет вновь созданных стоимостей в сфере материального производства, причем подавляющая их часть учитывалась в советской статистике по учетным ценам, а не по ценам реализации, поскольку рынка средств производства в СССР не существовало.

В буржуазный же ВНП ловкие буржуйские статисты и экономисты, чтобы скрыть паразитический и эксплуататорский характер капиталистического государства, включают не только  все доходы населения и нераспределенные доходы капиталистических корпораций в материальной сфере, но в числе отраслей, создающих национальный доход, учитывают и всю непроизводственную сферу экономики!  Таким образом, национальный доход капстран искусственно завышается, создавая видимость относительно благополучного положения дел в экономике этих стран.

Сама методика подсчета уже показывает, что при сравнении в лоб этих фактически принципиально разных экономических показателей, капстраны будут всегда выигрывать, поскольку их цифры значительно завышены, а данные советской экономики, напротив, исходно  занижены, поскольку значительная часть советской экономики – нематериальная сфера, туда не попадает. Это значит, что никаких серьезных научных выводов сделать из такого сравнения невозможно. Однако нашим российским буржуйским экономистам истина не нужна, им главное  угодить господствующему классу, который лишний раз порадуется, если удастся унизить СССР хоть в чем-нибудь, пусть даже и таким подложным способом. В итоге эти аля-экономисты, не мудрствуя лукаво, просто взяли и приравняли национальный доход СССР к буржуазному ВВП, как например, это сделал Калабеков в книге «СССР и страны мира в цифрах», заявивший в разделе «Валовой национальный продукт (ВНП) и ВВП»: «Для СССР разница между ВНП и ВВП незначительна».  Мало того, что этот Калабеков, вероятно, имеющий ученую степень по экономике, не увидел разницы между национальным доходом СССР и буржуазным экономическим показателем ВНП, так еще и ВВП с ВНП для СССР уравнял!

Казалось бы, все эти рассуждения имеют мало отношения к теме нашего разговора – о классах и общественном производстве, однако, сколько-нибудь серьезный анализ классовой структуры общества получить будет невозможно, если не опираться при этом на  достоверные статистические данные. И тут важно понимать, кому можно доверять, а кому нет, а также знать, на что способны буржуйские экономисты в своем неуемном желании выслужиться перед правящим классом. Характерный пример тому — сайт с громким название «Институт экономики и права Ивана Кушнира»[13], где выложено множество прекрасно оформленных, но полностью сфальсифицированных материалов по экономике СССР с 1970 по 1990 гг., над которыми, видимо, работала бессонными ночами целая группа граждан на жаловании у буржуйской власти. Потрясающим образом эти орлы умудрились посчитать не только ВВП и ВНП СССР, но даже добавленную стоимость, да еще и по отраслям советского народного хозяйства, в том числе и по тем, где ее в принципе не наблюдалось!!!

Разумеется, по точно такому же принципу, как и американские экономисты и статистики, считают макроэкономические показатели России и наши доморощенные буржуазные угодники от экономики.

Вот, к примеру, структура ВВП России за 2008 г.:

ВВП РФ 2008Официальные данные российских статистиков: промышленность — 36%, сфера услуг – 64%.

Пересчитаем исходные данные, указанные в диаграмме, в соответствии с марксистской экономической наукой, т.е. так, как мы делали выше с данными по структуре ВВП США.

Получаем, что в сфере материального производства РФ в 2008 году было произведено 81,25% ВВП, а в сфере нематериального производства только 18,75% ВВП.

Чтобы посмотреть, меняется ли структура ВВП России, возьмем аналогичные данные за 2011 год.

ВВП РФ 2011

Официальные данные российских статистиков: промышленность — 32%, сфера услуг – 68%.

Пересчитаем, как положено и получим следующие цифры для материального и нематериального производства РФ в 2011 году: 76,5% ВВП РФ и 23,5% ВВП РФ соответственно

Нематериальное производство несколько увеличилась, но как мы видим по диаграмме, в основном за счет паразитических отраслей экономики – государственных услуг, являющихся по сути одним из способов дополнительной эксплуатации трудящегося населения России. Социально значимые же для населения услуги, такие как образование, здравоохранение, социальное обеспечение и пр., напротив снижаются, как и в США, показывая всю антинародную сущность существующего способа производства.

Погрешность вычислений по нашим подсчетам составляет примерно 5-7% ВВП. Понятно, что это достаточно грубое приближение и что полученные нами цифры не достаточно точные, чтобы судить о положении дел в деталях, но нам нужен был качественный анализ, задача которого показать на конкретных примерах всю лживость современной буржуазной экономической науки. Точный анализ такого рода, да еще в динамике, по годам, был бы очень интересен,  и его вполне можно провести, если опираться на материалы Госкомстата РФ и комитетов по статистике других стран мира, но это тема для отдельной статьи, за подготовку которой, как мы надеемся, возьмется кто-нибудь из молодых марксистов-ленинцев.

Нам важно другое, что проведенные нами подсчеты неопровержимо доказывают, что буржуазная экономическая наука сознательно искажает существующую реальность, скрывая от населения своих стран истинное положение дел.

Для чего это все делается? Буржуазия прекрасно понимает, что рост сферы материального производства, вне зависимости от того как именно внутри себя оно структурируется, неопровержимо доказывает правоту марксистской науки: растущий уровень обобществления производства при капитализме неизбежно вызывает прогрессирующую пролетаризацию населения капиталистических стран, и пролетариат на определенном этапе развития капитализма начинает составлять большинство населения капстран.  Социальное расслоение буржуазного общества увеличивается колоссально, подавляющая его часть все более нищает, а ничтожная часть — неимоверно обогащается. Капитализм приобретает все более паразитический характер и гибель его неизбежна и закономерна.

Понимая, что конец неизбежен, класс паразитов пытается отодвинуть его насколько возможно. В ход идет все, и в первую очередь, идеология. Скрывая правду, выдавая черное за белое, а белое за черное, буржуазия с помощью своих холуев из среды продажной буржуазной интеллигенции, пытается удержать трудящееся население капиталистических стран от решительных действий. И буржуазные экономисты играют во всем этом далеко не последнюю роль.

Что касается общественного производства, то для того, чтобы верно определить в нем место конкретной группы населения, т.е. понять к какому общественному классу она относится, нам нужно рассмотреть еще одну его сторону – производительный труд.

Л.Сокольский


[1] К.Маркс, Ф.Энгельс. Капитал т.3, ч.1 Глава 1 «Издержки производства и прибыль»

[2] К.Маркс, Ф.Энгельс. Капитал т.2

[3] К.Маркс, Ф.Энгельс, ПСС, т. 12, с. 722

[4] Бурменко Т.Д., Даниленко Н.Н., Туренко Т.А.. Сфера услуг в современном обществе: Экономика, менеджмент, маркетинг. 2004

[5] Бурменко Т.Д., Даниленко Н.Н., Туренко Т.А.. Сфера услуг в современном обществе: Экономика, менеджмент, маркетинг. 2004

[6] Там же, т. 46, ч. 2, с. 213

[7] К.Маркс. Послесловие ко второму изданию «Капитала.т.1»

[8] rkrp-rpk.ru/content/view/3358/

[9] en.wikipedia.org/wiki/List_of_countries_by_GDP_sector_composition

[10] А.Л.Пастухов «Ускорение развития сферы услуг как необходимое условие модернизации экономики» , табл. 7 cyberleninka.ru/article/n/uskorenie-razvitiya-sfery-uslug-kak-neobhodimoe-uslovie-modernizatsii-ekonomiki

[11] Там же, табл.1, 2, 3.

[12] kaig.ru/ussr.html

[13] be5.biz/makroekonomika/gdp/gdp_ussr.html

Пока комментариев нет.

Оставить комментарий