Об общественных классах и классовой структуре российского общества. Часть 3. Производительный труд.

01

Часть 1  Часть 2. 

3. Производительный труд

Как мы уже выше говорили, материальное производство является определяющей частью общественного производства, от которой зависит существование и функционирование и его непроизводственной сферы. Главная задача материального производства —  производство прибавочного продукта, который составляет основу развития любого общества независимо от его социальной формы. Решает эту задачу производительный труд, который создает прибавочный продукт в господствующей системе производственных отношений, тем самым реализуя цель существующего способа производства. Т.е. производительный труд во всех способах производства выступает как труд, создающий прибавочный продукт.

Производительный труд — труд, воплощающий в произведённом продукте больше рабочего времени, чем его затрачено на жизненные средства, необходимые для воспроизводства рабочей силы. «Производительна лишь та рабочая сила, применение которой дает большую стоимость, чем та, которую имеет она сама»[1].

Целью капиталистического способа производства является получение прибавочной стоимости, следовательно, сущность производительного труда при капитализме заключается в производстве прибавочной стоимости.  Всеобщая форма проявления прибавочной стоимости — прибыль, поэтому производительный труд выступает в форме наёмного труда, создающего прибыль.

«Производительным трудом, в смысле капиталистического производства является тот наемный труд, который, будучи обменен на переменную часть капитала (на часть капитала, затраченного на заработную плату), не только воспроизводит эту часть капитала (т.е. стоимость своей собственной рабочей силы), но, кроме того, производит прибавочную стоимость для капиталиста».[2]

«…что такое производительный труд? Это труд, создающий прибавочную стоимость, новую стоимость сверх того эквивалента, который он получает в качестве заработной платы»[3].

Это важный момент, который следует хорошо помнить при определении классовой принадлежности той или иной группы населения, потому что зачастую здесь у многих наших левых возникает серьезное непонимание. Путая стоимость и прибавочную стоимость, они принимают за производительный труд только тот труд, который создает стоимость, воплощенную в материальной форме (т.е. товар). В результате чего производительный труд у них имеет место только в сфере материального производства, и осуществляют его только наемные работники, непосредственно производящие товарную продукцию.

Вот что писал по этому поводу Маркс, четко отличая производительный труд от непроизводительного: «Один и тот же труд может быть производительным, когда я покупаю его как капиталист, как производитель, для того, чтобы применение его принесло мне увеличение стоимости и непроизводительным, когда я покупаю его как потребитель, когда я трачу свой доход для потребления его потребительной стоимости, независимо от того, исчезает ли эта потребительная стоимость вместе с прекращением самого функционирования рабочей силы или же она материализуется, фиксируется в какой-нибудь вещи».[4]

При капитализме, пишет К. Маркс, «писатель является производительным работником не потому, что он производит идеи, а потому, что он обогащает книгопродавца, издающего его сочинения, т. е. он производителен постольку, поскольку является наемным работником какого-нибудь капиталиста»[5].

Понятно, что сфера материального производства создает стоимость, за счет части которой существует непроизводственная сфера, и труд работников, занятых в сфере материального производства, является производительным трудом. Но и наемные работники из сферы нематериального производства, не создавая товары (стоимости), также могут создавать прибавочную стоимость для своих работодателей.

Напомним, что к сфере нематериального производства (или непроизводственной сфере) относятся такие отрасли, как просвещение, культура, здравоохранение, спорт, наука и отрасли, производящие специфические предметы потребления – потребительские услуги. Труд работников непроизводственной сферы, если он организован в форме капиталистических производственных отношений и реализует цель капиталистического способа производства, выступает как производительный труд.

Труд, реализующий цель общества, это главный критерий производительного труда. К. Маркс считал производительным работником артиста, если он работает по найму у капиталиста и приносит ему прибыль, хотя и не создаёт при этом стоимости: «Актер, например, и даже клоун, является в соответствии с этим производительным работником, если он работает по найму у капиталиста (антрепренера), которому он возвращает больше труда, чем получает в форме заработной платы, между тем мелкий портной, который приходит к капиталисту на дом и чинит ему брюки, создавая для него только потребительную стоимость, является непроизводительным работником. Труд первого обменивается на капитал, труд второго — на доход. Первый труд создает прибавочную стоимость, при втором труде потребляется доход».[6]

Получается, что и услуги можно расценивать как производительный труд?

Да, можно, если оказывающие их наемные работники создают прибавочную стоимость своим работодателям.

Услуги это предметы потребления, не имеющие вещной формы, которые используются в процессе их производства. Поскольку они не принимают вещной формы, то не могут накапливаться и тем самым участвовать в образовании, например, национального дохода, но входят в сферу потребления. Труд работников, оказывающих услуги, воздействует непосредственно на человека.

Вот что говорит по поводу услуг Маркс: «…часть услуг, существующих в чистом виде, не принимающих предметной формы, не получающих в виде вещи самостоятельного бытия отдельно от исполнителя этих услуг и не входящих составной частью в стоимость какого — либо товара, может быть куплена на капитал, может возмещать свою собственную заработную плату и доставлять прибыль»[7].

Т.е. получается, что труд парикмахера, который работает индивидуально, приходя на дом к клиенту, производительным трудом считать нельзя, поскольку он не создает прибавочной стоимости и его труд обменивается на доход клиента. Но тот же парикмахер, который был вынужден устроиться на работу по найму в салон красоты, где в числе других парикмахеров он выполняет те же самые операции по стрижке, окраске или укладке волос, является работником производительным, ведь он обогащает своего работодателя, хозяина салона, увеличивая его капитал (труд парикмахера при этом обменивается на капитал хозяина салона).

Аналогичным образом обстоит дело и с другими работниками сферы услуг, в том числе и теми, о которых в приличном обществе говорить не совсем удобно. Почему-то большая часть наших марксистов отказывается признать услуги работниц борделей производительным трудом, хотя дело обстоит именно так. Их труд обогащает хозяина – содержателя борделя, увеличивает его капитал. Эти дамы легкого поведения, безусловно, создают ему прибавочную стоимость, их труд обменивается на его капитал, а следователь, труд их будет производительным.

Для кого-то такой вывод будет непривычен по моральным соображениям, но существа дела это не меняет. Мораль для объективной оценки экономических отношений критерием не является, учитывая еще и тот факт, что капиталистический способ производства старается из всего извлечь прибавочную стоимость, реализуя тем самым цель, ради которой он существует.

Поскольку вопрос производительного труда в непроизводственной сфере вызывает серьезные дискуссии в среде начинающих марксистов,  и с нашими выводами могут согласиться не все, в доказательство того, что мы не ошиблись в своем анализе, приведем объемную цитату К.Маркса, которая хорошо разъясняет этот вопрос.

«В нематериальном производстве, — даже если оно ведется исключительно для обмена и, следовательно, производит товары, — возможны два случая:

1) Оно имеет своим результатом такие товары, такие потребительные стоимости, которые обладают самостоятельной формой, обособленной как по отношению к производителю, так и по отношению к потребителю, — которые, следовательно, способны сохранять свое существование в промежутке времени между производством и потреблением и, стало быть, могут обращаться в течение этого времени как пригодные для продажи товары; таковы, например, книги, картины и вообще все произведения искусства, существующие отдельно от художественной деятельности создающего их художника. Здесь капиталистическое производство применимо только в очень ограниченном масштабе, — например, в том случае, когда какой-нибудь литератор эксплуатирует для какого-нибудь коллективного произведения, скажем для энциклопедии, многих других авторов в качестве подручных работников. В большинстве случаев здесь дело ограничивается переходной к капиталистическому производству формой, заключающейся в том, что люди, занятые различными видами научного и художественного производства, ремесленники или же мастера своего дела, работают на совокупный торговый капитал книготорговцев, — отношение, не имеющее ничего общего с капиталистическим способом производства в собственном смысле слова и еще не подчиненное ему даже формально. То обстоятельство, что именно в этих переходных формах эксплуатация труда достигает наивысшей степени, нисколько не меняет существа дела.

2) Производимый продукт неотделим от того акта, в котором он производится, как это имеет место у всех художников-исполнителей, ораторов, актеров, учителей, врачей, попов и т. д. Капиталистический способ производства также и здесь находит себе применение только в небольшом объеме и по самой природе вещей может здесь применяться только в некоторых сферах. Например, учителя могут быть в учебных заведениях простыми наемными работниками для предпринимателя, владельца учебного заведения; подобного рода фабрики для обучения весьма многочисленны в Англии. Хотя по отношению к своим ученикам эти учителя вовсе не являются производительными рабочими, но они являются таковыми по отношению к нанявшему их предпринимателю. Последний обменивает свой капитал на их рабочую силу и обогащается путем этого процесса. Таким же путем обогащаются также и антрепренеры театров, увеселительных заведений и т. д. По отношению к публике актер выступает здесь как художник, но для своего предпринимателя он — производительный рабочий. Все эти проявления капиталистического производства в данной области так незначительны в сравнении со всем производством в целом, что могут быть оставлены совершенно без внимания.»[8]

Последняя фраза Маркса поясняет, почему исследованию непроизводственной сферы общественного производства он уделял так мало внимания – капитализм в его время был не настолько развит, и практически все капиталистическое производство было тогда сосредоточено в сфере материального производства. В наше время ситуация совершенно иная. Капиталистическое производство в значительной степени подчинило себе и сферу нематериального производства, которая стала составлять весомую часть общественного производства. Не учитывать эти произошедшие со времен Маркса изменения мы не можем и обязаны отразить их в нашем анализе классовой структуры современного общества.

Запомним главное —  производительным трудом в капиталистическом обществе выступает всякий труд, непосредственно обмененный на капитал и доставляющий прибыль. И сферой приложения такого труда являются все виды человеческой деятельности, что в материальном производстве, что в нематериальном производстве, если они капиталистически организованы. Последнее замечание, выделенное жирным шрифтом, как мы видели из цитат Маркса, очень важно. Ибо это означает, что не только во времена Маркса, но и в условиях современного развитого, загнивающего капитализма (в том числе и в нашем российском обществе) отнюдь не всякая трудовая деятельность  является по своему характеру капиталистической. Наглядный  пример тому любимое занятие российского населения – труд на садово-огородных участках, где произведенная продукция использует гражданами в подавляющем своем большинстве на личное потребление, а не на продажу. Капиталистического производства тут нет, а, следовательно, и влиять такая деятельность на классовое положение лиц, занятых ею, не может.

Еще одна сфера деятельности, в которой участвует немалая часть граждан современных буржуазных стран (порядка 5 % всех занятых), и которая тоже не может быть отнесена к капиталистическому способу производству, — это обслуживание частных лиц. Наемные работники, занятые в ней, обычно называются «домашней прислугой». Водители личного автотранспорта представителей буржуазии, их телохранители, няни, горничные, повара и т.п., будучи наемными работниками, живущими на заработную плату, не являются, тем не менее, производителями прибавочной стоимости для своих работодателей. Труд прислуги обменивается на доход, а не на капитал. И в то же время уборщицы на предприятиях, те же водители на грузовом или пассажирском транспорте, работающие в транспортных или иных компаниях, горничные в гостиницах, повара на предприятиях общественного питания заняты производительным трудом, принося прибавочную стоимость своим хозяевам.

Это означает, что только по профессии какой-либо группы населения никак нельзя судить о ее классовой принадлежности. Классовая принадлежность зависит совершенно от других причин и с родом занятий связана слабо. Только в некоторых случаях мы безошибочно можем по профессии определить общественный класс, к которому относятся ее представители. Таковы, например, профессии литейщика, докера, оператора нефтеперерабатывающей установки, безусловно, принадлежат к классу пролетариев. Представители этих профессий в силу специфики своего труда неразрывно связаны с материальным производством и просто не могут осуществлять индивидуально-трудовую деятельность, оказывая потребительские услуги.

В предыдущей главе «Об общественном производстве» мы говорили, что в отличие от научной марксистской политической экономии, буржуазная экономическая наука разграничений между сферой материального производства и непроизводственной сферой не делает. Она считает всякий труд производительным, в результате чего военнослужащие, полицейские, правительство, чиновники, деятели религиозных организаций, с ее точки зрения, тоже заняты производительным трудом. Такая классификация позволяет скрывать эксплуататорский характер социальной структуры буржуазного общества и его паразитическую сущность.

С общественным производством мы более-менее разобрались, место какой-либо группы населения капиталистического общества в нем теперь сможем установить точно, а потому перейдем к рассмотрению второго ленинского критерия общественных классов – отношению к средствам производства.

Л.Сокольский

Продолжение: Об общественных классах и классовой структуре российского общества. Часть 4.О собственности на средства производства

Начало: 

Об общественных классах и классовой структуре российского общества. Часть 2. Об общественном производстве

Об общественных классах и классовой структуре российского общества. Часть 1



[1] Маркс К., см. Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 26, ч. 1, с. 134

[2] Там же, с.133

[3] Там же, с.187

[4] Там же, с.147

[5] Там же, с.139

[6] Там же, с.139

[7] Там же, с. 149

[8] К.Маркс, Ф.Энгельс, ПСС, т.26,ч.1, с.420-421

4 Ответов к “Об общественных классах и классовой структуре российского общества. Часть 3. Производительный труд.”

  1. Владимир
    17.07.2013 при 18:01 #

    «Наглядный пример тому любимое занятие российского населения – труд на садово-огородных участках, где произведенная продукция использует гражданами в подавляющем своем большинстве на личное потребление, а не на продажу. Капиталистического производства тут нет, а, следовательно, и влиять такая деятельность на классовое положение лиц, занятых ею, не может.»
    На классовое положение не может, а вот на классовое сознание влияет вполне конкретно.

    • work
      17.07.2013 при 21:50 #

      не влияет

      • Владимир
        19.07.2013 при 16:44 #

        Бабушки работающие на 6 сотках, перегрызут горло любому за этот участок. И ничего не скажут про свою нищенскую пенсию. Дача для горожанина — это очень большое зло, оно занимает все его свободное время. Делает его мелким, не эффективным, но собственником.

        • work
          19.07.2013 при 16:49 #

          Нет никакого зла в дачах для горожан. Для бабушек сад-огород — единственная радость с жизни на старости лет. Это удовольствие, а не экономическая необходимость.

Оставить комментарий