Об общественных классах и классовой структуре российского общества. Часть 4.О собственности на средства производства

01Часть 1  Часть 2.  Часть 3

4. О собственности на средства производства

Со вторым ленинским критерием определения общественных классов – «отношение к средствам производства» рассуждающим о классах обычно бывает все ясно. Все понимают, что речь здесь идет о собственности на средства производства, что главное определить, кто владеет средствами производства, а кто их не имеет, и, следовательно, чтобы жить, вынужден к первым наниматься на работу. Но здесь есть несколько существенных моментов, которые необходимо учитывать, ибо неточности в их понимании могут привести к ошибкам. Ключевыми в этом ленинском критерии являются понятия «средства производства» и «собственность». Рассмотрим их подробнее.

Что есть «средства производства»?

Средства производства, как мы говорили в части 1 нашей статьи, — это предметы труда (предметы природы или продукты труда, которые из них получены, т.е. то, к чему прикладывается человеческий труд) и средства труда (то, с помощью чего осуществляется процесс труда).

Средства труда это орудия труда и все материальные условия труда, без которых он не может совершаться, например, электроэнергия; водопады и реки, которые используются для хозяйственных целей; производственные здания; дороги и т.д. К. Маркс даёт следующее определение средств труда: «Средство труда есть вещь или комплекс вещей, которые человек помещает между собой и предметом труда и которые служат для него в качестве проводника его воздействий на этот предмет»[1].

Из такого понимания средств производства прямо вытекает, что в животноводстве, например, к важнейшим средствам производства относятся домашние животные, процесс разведения которых составляет сущность данной отрасли хозяйства. Аналогичным образом в растениеводстве средствами производства являются земля, семена, саженцы растений, удобрения и пр., в транспортной отрасли – средства передвижения и места их базирования, дороги  и пр., в информационной отрасли – компьютеры, средства связи и т.п. Но часть этих предметов, ту же землю и воду, те же семена, домашний скот, автомобили или компьютеры, человек использует для себя в своей повседневной жизни для удовлетворения только своих потребностей. Это означает, что один и тот же предмет может быть средством производства, а может быть просто предметом потребления. Все зависит от того, как именно и для чего он используется.

Земля, недра, недвижимость, станки, оборудование, автомобили, домашний скот, семена, удобрения, компьютеры и пр. это средства производства, если они используются для производства товаров или услуг, т.е. для рынка. Если же они используются для производства продукта, который предназначен для удовлетворения личных потребностей самого производителя, т.е. не для обмена (продажи), то средствами производства они не являются[2]. Определяя классовую сущность какой-либо группы населения, этот момент обязательно нужно помнить.

Касательно средств производства, следует отметить вот еще что — современный уровень производства ушел достаточно далеко от того производства, которое было известно Марксу, общественное разделение труда выросло с тех пор колоссально, и наука все больше и больше вмешивается в производственный процесс, о чем мы уже говорили во второй части нашей статьи. В связи с этим важно понять, должны ли средства труда, как и прежде, носить исключительно материальный вещественный характер? Не имеет ли смысл к средствам труда отнести также технологии, программные продукты и т.п. нематериальные активы, которые сегодня начинают играть все большую роль в материальном производстве? Особенно наглядно этот момент выступает в 3D-технологиях, которые, вне всякого сомнения, являются одним из самых перспективных направлений развития производства. Ведь совсем не случайно буржуазия пытается распространить право собственности на интеллектуальные продукты, ибо они все чаще играют роль капитала, обладая свойствами самовозрастающей стоимости. Разумеется, этот вопрос выходит за рамки нашей статьи, и потому изучением его мы здесь заниматься не будем, но сам по себе он достаточно важен и интересен для понимания современного капитализма и тенденций его развития. Мы надеемся, что молодое поколение наших марксистов-ленинцев сумеет прояснить этот вопрос на серьезном научном уровне.

Теперь о том, что такое собственность.

Собственность это исторически определенная общественная форма присвоения материальных благ, выражающая отношение людей друг к другу в процессе общественного производства. Собственность связана с предметами и вещами как с объектом присвоения, но это не есть отношение человека к вещи, это только форма, через которую выражается отношение людей друг к другу в процессе производства и распределения материальных благ.

Производство невозможно без той или иной формы собственности. Появившись с возникновением человеческого общества, собственность в каждую конкретную историческую эпоху имеет свой особый специфический характер и выступает в определенной, свойственной только этой эпохе, форме.

Буржуазная наука отрицает этот факт, она позиционирует капиталистическую частную собственность как вечную, существовавшую чуть ли не с момента возникновения самого человека. Это неверно. Собственность есть категория историческая, преходящая. Капиталистическая частная собственность это совокупность существующих ныне общественных отношений, и вне этих отношений ее быть не может: «В действительном мире… разделение труда и все прочие категории… суть общественные отношения, которые в совокупности образуют то, что в настоящее время называют собственностью; вне этих отношений буржуазная собственность есть не что иное как метафизическая и юридическая иллюзия. Собственность другой эпохи, феодальная собственность, развивается при совершенно иных общественных отношениях.»[3] и имеет совершенно иное содержание, добавим мы. Точно также принципиально иной характер будет иметь собственность в обществе более высокого уровня, чем капиталистическое, поскольку условия социализма и коммунизма совершенно другие. Более чем 70-летний опыт СССР доказал это со всей очевидностью.

Форма собственности на средства производства полностью определяет характер производственных отношений в обществе, т.е. положение различных социальных групп в производстве и отношения между ними, а, следовательно, и порядок распределения среди них общественного продукта. Монопольное обладание средствами производства (частная собственность на средства производства) превращает определенные группы людей, завладевших средствами производства, в экономически и политически господствующие классы общества. В результате чего частную собственность на средства производства можно считать необходимым условием существования всякого антагонистического классового общества, а право частной собственности – его основным юридическим институтом, на котором базируются все остальные права и обязанности граждан такого общества.

Частная собственность может выступать в двух видах – в виде индивидуальной собственности, т.е. собственности одного лица, или в виде коллективной собственности, т.е. собственности группы лиц. Формально все частные собственники в буржуазном обществе равны между собой, т.е. обладают равными юридическими правами. Реально же в условиях капиталистического общества больше прав имеет тот, у кого собственность больше, т.е. чья часть принадлежащих ему средств производства больше. Буржуазное избирательное право и буржуазный суд тому хорошее доказательство. Но наиболее ярко и наглядно этот момент проявляется в акционерных обществах, где ничтожность миноритарных акционеров фактически закреплена законом. Те же граждане буржуазного общества, у которых вообще нет средств производства, какими-либо правами при капитализме обладают только формально, на деле же осуществление этих прав для них почти невозможно. Отличным подтверждением сказанному служит трудовое законодательство буржуазных стран, явно подчеркивающее неравноправие собственников средств производства и не обладающих ими наемных работников (см., например, Трудовой Кодекс РФ).

Буржуазное государство, если взять его в общем и целом, тоже  можно рассматривать как единое, достаточно прибыльное капиталистическое предприятие, собственником которого является господствующий в обществе класс буржуазии, от имени которой всей буржуазной государственной собственностью управляет буржуазное правительство. И такой взгляд в значительной мере будет правильным, поскольку все имущество буржуазного государства, все его законы и инструкции направлены на максимальное извлечение прибыли, подавляющая часть которой через разные механизмы перераспределяется внутри класса крупных частных собственников страны, и только ничтожная ее часть идет на нужды трудящегося населения. Т.е. буржуазная государственная собственность есть форма коллективной капиталистической частной собственности. Последнее, к сожалению, у нас в России зачастую не понимается даже многими коммунистами, наивно полагающими, что российские государственные предприятия работают на пользу всему обществу. Некоторые из них даже внесли в свои партийные программы требование национализации важнейших отраслей промышленности России (КПРФ), наивно полагая, что смена одного частного собственника на другого (или других) способно что-либо изменить в существующем способе производства.

Юридически право собственности представляет из себя совокупность трех вещных прав («триада прав») – права владения, права распоряжения и права пользования. С развитием капитализма идеальный вариант, когда право собственности во всех его трех ипостасях принадлежит одному лицу, начинает трансформироваться – освященное буржуазным законом право собственности в процессе общественного производства разделяется на свои составные части, отражая на себе самом процесс увеличивающего обобществления труда. Погоня за все большей прибылью приводит к тому, что собственники средств производства постепенно передают часть своих вещных прав собственности другим лицам, которые вместо них начинают осуществлять те или иные функции собственников.

Например, право владения (т.е. обладание титулом собственности) на средства производства позволяет его владельцу без всякого участия в процессе производства присваивать себе часть общественной прибавочной стоимости, создаваемой другими, путем передачи им права пользования. Таковы доходы от сдаваемых в аренду недвижимости (земельных участков и строений – т.н. рента), транспортных средств и производственного оборудования (особенно строительного и ремонтного). Того же рода доходы, получаемые владельцами интеллектуальной собственности, когда за права использования принадлежащих им известных брендов, торговых марок или интеллектуальных продуктов, они получают солидное вознаграждение. Этот способ обогащения настолько привлекателен, что с развитием капитализма получает все большее и большее распространение в буржуазном обществе, увеличивая тем самым общественную прослойку, живущую исключительно паразитированием.

В определенный момент накопленные собственниками капиталы становятся столь велики, что ими становится уже сложно управлять, и возникает необходимость использовать для целей управления капиталом сначала отдельных лиц, а затем и специализированные фирмы, которые  этой деятельностью занимаются профессионально. Возникает целая отрасль общественного производства, оказывающая услуги т.н. доверительного управления, которой собственники временно передают другую часть своего права собственности – право распоряжения, оставляя в своем ведении только право владения.

Но и право владения (обладание защищенного буржуазным законом титулом собственности), как показало развитие капитализма, не есть вечная прерогатива собственника капитала. Желая ускользнуть от налогообложения или серьезно уменьшить бремя налогов, собственники капитала нередко официально отказываются от него, юридически переоформляя титул собственности на капитал на других лиц. Да, права такого подставного собственника во многом будут формальными, и реально распоряжаться капиталом будет все-таки его настоящий хозяин. Хотя если сила принуждения хозяина или его влияние на подставное лицо вдруг даст сбой, то этот подставной собственник вполне может стать реальным собственником, и зачастую становится им, причем буржуазное государство со всей своей мощью его полностью поддерживает, поскольку титул собственности принадлежит именно ему.

Все это только подтверждает тезис Маркса, что собственность есть действительно выражение общественных отношений, присущих тому или иному способу производства. А это значит, что одного юридического изменения формы собственности, например, уничтожения частной собственности на средства производства и закрепления в законе общественной собственности на средства производства, будет недостаточно, чтобы это новая форма собственности укрепилась в обществе. Для этого нужно изменить все общественные отношения людей в процессе производства. Говоря по-простому, мало быть собственником по закону, по Конституции, удовлетворяясь своим правом владения, нужно еще и вести себя как собственник, реально на деле реализуя в полном объеме свои права пользования и распоряжения. Только тогда в социалистическом обществе не возникнет ситуация, при которой вновь сможет вырасти класс буржуазии, который в определенный момент может вновь захотеть подчинить себе трудящихся.

Перейдем теперь к следующему критерию ленинского определения классов – общественной организации труда.

5. Общественная организация труда

Третий критерий ленинского определения общественных классов — роль в общественной организации труда. Попытаемся понять о чем здесь идет речь.

Общественная организация труда – это приведение трудовой деятельности людей в определенную систему: привлечение людей к труду, соединение рабочей силы со средствами производства, разделение труда и кооперация труда в обществе, распределение результатов труда между членами общества, обеспечение воспроизводства рабочей силы.

Такая система предполагает:

подбор и профессиональную подготовку кадров;

разработку методов труда, с помощью которых может быть выполнен тот или иной вид работы;

разделение и кооперацию труда на предприятии и между предприятиями;

расстановку работников в соответствии с характером задач, стоящих перед ними;

организацию рабочих мест для выполнения каждым работником возложенных на него функций;

создание условий труда, обеспечивающих возможность осуществления трудовой деятельности;

нормирование труда, что позволяет достигнуть необходимых количественных пропорций между различными видами труда в соответствии с характером и объёмом работы;

организацию оплаты труда;

установление дисциплины труда, обеспечивающей необходимый порядок и согласованность в работе.

Все перечисленные элементы общественной организации труда имеют место в любом общественном производстве, но проявляются они при различных способах производства по-разному. Маркс писал, что «…необходимость распределения общественного труда в определенных пропорциях никоим образом не может быть уничтожена определенной формой общественного производства, — измениться может лишь форма ее проявления».[4]

Конкретный тип общественной организации труда определяется в первую очередь собственностью на средства производства, т.е. господствующими в данном обществе производственными отношениями. Какими будут эти отношения, такими будут и методы привлечения людей к труду, формы распределения общественного продукта, особенности воспроизводства рабочей силы, разделения и кооперации труда.

В буржуазном обществе господствует капиталистическая частная собственность, его функционирование полностью подчинено экономическим законам капиталистического способа производства. Методом привлечения людей к труду в нем выступает экономическое принуждение.  Распределение общественного продукта осуществляется путем присвоения прибавочного труда наемных рабочих. Разделением и кооперацией труда управляет анархия рынка, а воспроизводство рабочей силы осуществляется через безработицу, являющуюся необходимым элементом этого способа производства.

Общественный труд при капитализме организуется исключительно в интересах класса собственников средств производства в целях получения ими максимальной прибыли, а потому рассматривая ту или иную группу населения на предмет выяснения ее классовой сущности, необходимо четко понимать, какова роль этой группы в этом процессе — какую именно функцию она выполняет, чьи интересы отстаивает.

Критерий четвертый, последний, определения общественных классов – «способы получения и размер той доли общественного богатства, которой располагают те или иные группы населения», обычно путают с источником доходов людей (заработная плата или предпринимательский доход) и размером этих доходов.

Но Ленин здесь говорит совершенно о другом – о доле всего общественного богатства (т.е. всего достояния общества, страны), которая принадлежит рассматриваемой группе, и о том, каким способом эта доля была получена — посредством ли присвоения чужого труда или за счет собственного труда этой группы!

Причина путаницы тут, вероятно, в том, что буржуазия, пытаясь скрыть от общества свой паразитический характер, делит современное общество именно по уровню доходов населения, уравнивая тем самым наемный работников и эксплуатирующую их буржуазию. Аналогичным образом поступают и наши левые, когда сравнивают заработные платы и  доходы разных групп населения и деля наше общество по принципу «низкие доходы – пролетарий, высокие – буржуй». Сейчас не редкость, когда предприниматель, владеющий средствами производства и эксплуатирующий труд наемных работников, имеет доход со своего бизнеса в разы ниже, чем наемный рабочий, к примеру, докер в порту или рабочий-нефтяник. Но это не значит, что такой предприниматель есть пролетарий, а докер относится к классу буржуазии.

Речь в ленинском определении вообще не о размерах зарплат, а о том, что эта группа населения имеет за душой, есть ли у нее капитал, т.е. самовозрастающая стоимость, или же у нее вообще ничего нет, кроме своих рук и головы.

Проанализировав все четыре ленинских критерия, мы убедились, что, по сути, в каждом из них речь идет об одном и том же – «паразиты или труженики», просто для лучшего понимания сущности общественных классов Ленин к этому критерию подходит с разных сторон.

Здесь следует сказать еще об одном – четких и строгих границ классового деления нет. Между основными классами капиталистического общества – буржуазией и пролетариатом, всегда располагаются промежуточные группы населения, которые либо вообще не участвуют в общественном производстве и живут на иждивении всего общества в целом, либо имеют не один способ получения принадлежащей им доли общественного богатства, и их сложно отнести к какому-то определенному классу.

В принципе, самое основное в ленинском определении мы разобрали, а потому переходим непосредственно к анализу классовой структуры российского общества.

Л.Сокольский

Продолжение следует


[1] К.Маркс «Капитал», т.1, гл.5 «Процесс труда и процесс увеличения стоимости»

[2] См. К.Маркс «Капитал», т.2, с. 179

[3] К.Маркс, Ф Энгельс, ПСС, т.27, с.406.

Пока комментариев нет.

Оставить комментарий