«Образованное» мракобесие

За двадцать лет  буржуазной  диктатуры  в нашей стране  окрепло  и  расцвело  возродившееся  черносотенство.  Главной  идейной опорой  и рассадником черносотенной  идеологии  стала, конечно,  российская интеллигенция, ее так называемая патриотическая часть. За эти двадцать лет она  изрядно преуспела  в  мракобесии, усердно выворачивая   историю  наизнанку,  называя  черное  белым,  создавая и распространяя лицемерные    мифы.

 Одни из самых  лицемерных   –  те,  что связаны  с  четой  Романовых.   Современные  черносотенцы  усердно  оплакивают  «царственных  мучеников»,  а заодно с ними и весь  буржуазный  класс,  уничтоженный революцией.

По этой  черносотенной  мифологии  создается  такая картина:  дворяне и капиталисты были  образованнейшие и  благородные люди —  элита,  «цвет нации».   Они  знали  языки, играли на рояле и очень  грациозно плясали  на балах.   Царь и царица, конечно,  тем более  были  «цветом нации»,  тоже,  конечно,  были образованны и знали языки. Поэтому  им  самим богом было назначено  властвовать  над  темной   и некультурной  чернью. Но хамская  чернь   не оценила  своего  счастья  —  работать  на таких  утонченных  господ,  взбунтовалась  и взяла  власть, которая  по праву должна  принадлежать  только  утонченным и  благородным.   Взяв власть,  хамская  чернь  истребила  всю  эту благородную   элиту  и установила  свои хамские порядки.    Дальше  черносотенная  пропаганда  оплакивает  истребленный  «цвет нации»  и  призывает проклятия на головы  тех,  кто совершил революцию.

Что в    революцию  русская  буржуазия  была  либо  уничтожена,  либо,  прихватив,  что можно из прежних  своих богатств,   бежала за границу  –  это  исторический факт, который доказывать никому не надо.  Вопрос  только  –  как его рассматривать.   А это уже зависит  от того  с чьей  стороны смотреть.  Есть такая пословица «свой своему поневоле друг».  И,  исходя из этой пословицы,  нечего удивляться, что  нынешняя российская буржуазия  сочувствует  и безмерно  оплакивает буржуазию, уничтоженную  в  семнадцатом году.  Ничего  удивительного  нет и в том, что она  называет   большевиков  «исчадиями  ада»,   народ,  совершивший революцию  — «взбунтовавшимися хамами»,  а саму революцию —  «катастрофой для России».  Для нее,  буржуазии – это так и есть. Потому что именно для буржуазии Октябрьская революция действительно была настоящей катастрофой. И если бы было по-другому, если бы сегодняшняя буржуазия  сочувствовала  пролетарской революции  —  это как раз и было бы странно.    Изрыгая проклятия на революцию,  буржуазия делает  только то, что  ей   положено.

Но как буржуазия может  смотреть  на это со своей стороны – так  и мы, пролетариат,  трудовой народ, смотрим  на все происходящее и произошедшее в наем мире со своей стороны, полностью противоположной.   Современная буржуазия клянет революцию —  потому что это ее классовая  родня была тогда уничтожена как класс, это она сама была  раздавлена  в семнадцатом  году.   Мы же живем верой в революцию  – потому  что победили тогда наши братья,  это мы сами победили в семнадцатом году.

Поэтому для современной русской  буржуазии Октябрьская революция  –  катастрофа и трагедия,  а для нас – победа и слава.   Поэтому  мы не оплакиваем  «уничтоженную    большевиками  элиту»,  а презираем  этот  слой  отвратительных    исторических   уродов:   надменных, выродившихся, растленных  аристократов,  светских проституток, продажных либеральных интеллигентов  и пр.  Поэтому мы  не скорбим, а, наоборот, испытываем  глубокое удовлетворение   от совершившегося  исторического  возмездия.  Мы  представляем  себе  всех этих  поручиков Голицыных и корнетов Оболенских, которые вчера  еще всерьез  считали  себя  солью  земли, «цветом нации», но по факту оказались лишь  историческим мусором.

Мы  очень  далеки  от  того, чтобы попытаться  как-нибудь  примирить  обе позиции,  оправдать  и этих и тех,  остаться  посередине.   Это годится для мещан, старающихся утопить свой страх в иллюзиях.  Мы ничего  не стараемся  примирить  и сгладить.  Пусть буржуазия лицемерит и  пытается делать вид,   что она стоит на каких-то неклассовых,  «общенациональных», «объективных»  позициях.  На то она и буржуазия, чтобы лукавить и скрывать свою классовую сущность, чтобы дурачить большую часть населения.  Мы не буржуазия, нам лукавить незачем, и мы прямо говорим, что стоим на позициях определенного класса   –  нашего класса – класса пролетариев. Мы  ясно и твердо  знаем, что в  революции  с одной стороны  стояли  наши  враги,  а с другой – наши братья.  И мы знаем, что наши братья  –  это не те,  кого сегодня оплакивает  и  канонизирует  российская буржуазия.

Что же касается  мифа о высокой образованности  русской «элиты»  вообще и Романовых  в частности, то наверно,  нет  надобности  никому  напоминать,  что значит распутинщина,  кто такой был Распутин и какую роль он играл при дворе  Николая Романова.

Распутин  был мерзостная  сволочь и шарлатан.  При этом  его мерзость  была  цинична и откровенна, она лезла в глаза. Он, поощряемый самодержцем, к тому же демонстрировал свою мерзость публично, от чего были в шоке даже многие представители российский аристократии и элиты того времени из тех, кто еще не окончательно утерял человеческие представления о чести и совести. Чтобы все это уразуметь, не надо было быть  семи пядей во лбу  – надо было просто  быть в здравом уме.  Вот отрывки из жизнеописания Распутина:

«Баснословный успех Распутина у царской четы сделал его каким то божеством. Одного слова Распутина было достаточно, чтобы чиновники получали высокие ордена или другие отличия, должности, о которых они и мечтать не смели. По прихоти Распутина лишались мест министры и советники, по его же воле какой-нибудь незаметный чиновник мог сделать головокружительную карьеру. Это была удивительная картина, когда русские княгини, графини, знаменитые артистки, всесильные министры и высокопоставленные лица ухаживали за пьяным мужиком. Он обращался с ними хуже, чем с лакеями и горничными. По малейшему поводу он ругался самыми непристойными словами, от которых покраснели бы конюхи. Его наглость бывала неописуема. К дамам и девушкам из общества он относился самым бесцеремонным образом, и присутствие их мужей и отцов его не смущало. Поведение Распутина должно было бы возмутить самую отъявленную проститутку, но никто из знатных дам и господ не показывал своего возмущения. Все боялись его и льстили ему. Дамы за столом целовали и облизывали его испачканные едой руки, потому что он ел без приборов.

Комнаты Распутина были почти без мебели, только в его рабочем кабинете стояли несколько кожаных кресел. В нем проходили интимные встречи Распутина с представительницами высшего петербургского общества. Все проходило очень просто, а затем Распутин сразу выпроваживал даму со словами: «Ну, ну, матушка, все в порядке!» – а сам отправлялся в баню.

Страстный кутила, Распутин находился в наилучших отношениях со всеми прожигательницами жизни столицы. Любовницы великих князей, министров и финансистов были ему близки. Поэтому он знал все скандальные истории, связи высокопоставленных лиц, ночные тайны большого света и умел все это использовать для расширения своего влияния в правительственных кругах. Петербургские великосветские дамы, кокотки, знаменитые артистки, – все гордились своими отношениями с любимцем царской четы. Часто случалось, что Распутин звонил к одной из своих приятельниц из этого круга и приглашал в известный ресторан. Приглашения всегда принимались, и начинался кутеж и разврат. Впрочем, разврат не такого рода, какой, по слухам, устраивал Распутин до приезда в столицу, живя в Покровском. Односельчане Григория вспоминали, что вечером Распутин собирал своих последователей обоего пола и вел в лес. Там разводили костер и варили травы с благовониями, водили хоровод вокруг костра. Постепенно пляска убыстрялась и становилась совсем дикой. Когда костер гас, Распутин кричал: «Повинуйтесь плоти!» – и все бросались на землю. Начиналась оргия.»

Комментировать и объяснять, что из себя представлял  Распутин, не нужно, все и так ясно.

И вот  именно этот глубоко невежественный и совершенно аморальный тип пользовался при последних Романовых  неограниченным  влиянием  и неслыханной  властью.  Этого омерзительного хлыста, явного и циничного пройдоху  – образованнейший  русский император  и его образованнейшая  супруга считали святым человеком, молились на него,  целовали ему руки, падали в ноги, льстили ему, пресмыкались перед ним. И именно этот человек фактически и определял в то время политику и судьбу всей страны.

Любой вздор прохвоста  «образованные» супруги принимали как откровение, ниспосланное свыше, и верили ему безоговорочно.  Например, они верили, что Распутин способен предотвратить революцию. Особенно фанатично верила в это императрица  Александра Федоровна. А она, как известно, не только была учена языкам и музыке, но даже была  бакалавром философии.

Итак, что получается? «Образованнейший»  русский император попадается на удочку  явного шарлатана,  как обычный  деревенский мужик,  простоватый  и темный.  И даже многие мужики оказывались умней,  и,  заметив шашни «святого старца» со своей женой, гнали его в шею.  Но «образованный»  государь не видел  и не понимал того, что понимал простой мужик. На что же тогда ему были даны все языки и науки?

А «образованнейшая» государыня со своим знанием языков и философии  обращается к пройдохе и просит его, чтобы он предотвратил революцию  –  как  деревенская  Акулина   того времени шла к знахарке и просила  приворот-травы.  Акулине было простительно  –  ее никто не учил ни философии, ни языкам,  она даже грамоте не обучалась. Но что сказать об этой  «образованной», «европейски просвещенной»  государыне,  бакалавре философских наук  – которая оказалась многократно глупее неграмотной крестьянской бабы?

Да, разумеется, желания Акулины были куда скромнее  и реалистичнее  – она всего лишь хотела, чтобы ее приглянувшийся  парень полюбил. А «европейски образованная»  государыня  просит, чтобы по ее желанию  Распутин отменил грядущую  революцию, которая зрела и готовилась  веками.  И главное ведь верит, что это возможно.

И кто еще после этого может всерьез говорить об «образованности» и адекватности царской четы?

Но и это еще не все. Дело в том, что Распутин не был  каким-то исключительным явлением в жизни четы Романовых. Он завершил, можно даже сказать – увенчал  — целый ряд шарлатанов,  мошенников и психопатов, которые  по очереди устраивались при царском дворе последнего русского императора  и пользовались  немалым влиянием.

Каждого из этих персонажей Романовы принимали  то за великого мага, то за «блаженного»,  то за пророка. Каждого из них царь с царицей по очереди приближали к себе и подчинялись его влиянию. Один из таких шарлатанов – Вашоль-Филипп, француз, мошенник, выдававший себя  за врача.   Романовым нужен был наследник, но у них одна за другой  рождались дочери. Мошенник убедил царя с царицей, что он может сделать так, чтобы родился долгожданный  наследник.   «Образованные»  супруги поверили и допустили мошенника в свою спальню – якобы для того, чтобы  он мог сильнее «воздействовать на импульсы  в чреве царицы».

Или Митя Козельский –  умственно отсталый, эпилептик,  не владеющий членораздельной речью – подвизался при царской семье в качестве  «блаженного». Во время эпилептических  припадков Митя  катался по полу, рычал и  визжал. А императрица верила, что на него в этот момент сходит наитие свыше  и он пророчествует. В мычанье и воплях идиота она пыталась разгадать прорицания будущего.   До Миши  Романовы млели от  оккультиста  Папюса, который «вертел столы» и по их просьбе «вызывал  дух» Александра Третьего.

Так что Распутин – не случайность в жизни Романовых,  а закономерность. Нет ничего удивительного, что эти «образованные венценосцы»,  с их патологическим пристрастием ко всевозможным  шарлатанам и мракобесам  в конце концов попались на крючок Распутина.

Миф о якобы «образованности»  царской четы на самом деле полностью опровергается реальными фактами истории, наглядно демонстрирующими самое дикое невежество и средневековое мракобесие тогдашних правителей России, которые отнюдь не случайно довели страну до полного разорения, нищеты и разрухи. Но последнее тщательно скрывается теми, кто сегодня клевещет на революцию и революционеров. Превознося  реакцию царского правительства и реакционных деятелей царской России, нынешние черносотенцы пытаются оправдать реакционные действия нынешних правителей России, которые за четверть века торжества буржуазной контрреволюции привели нашу страну к аналогичной катастрофе, выход из которой только один – новая революция.

Семен Тугаев,  историк 

Пока комментариев нет.

Оставить комментарий