Общество всеобщего унижения

Ах, как же советским гражданам врали в перестройку демократы с либералами, рассказывая сказки о том, что капиталистическое общество якобы на порядок лучше относится к человеку, уважая его как личность, как оно изумительно учитывает все его индивидуальные потребности и запросы!

Как они проклинали советский социализм, который, по их мнению, нивелирует и угнетает индивидуальность, растворяя ее в коллективе, в труде на общее дело, на благо всех и каждого! Как они сладострастно издевались над теми, кто стремился жить для всех, а не только для себя самого, заявляя, что это будто бы противно самой «природе человека»!

Интеллектуальная серость и духовная убогость, завидовавшая черной завистью действительно способным и талантливым, считавшая себя недооценной в стране трудового народа, где человека уважали за то, что он действительно из себя представляет, а вовсе не за его амбиции и самомнение, получив в перестройку в свое полное распоряжение советские СМИ, сделала в итоге свое черное дело. Там, где раньше нормой жизни был коллективизм, товарищество и взаимоуважение, стали править индивидуализм, эгоизм и взаимная вражда.

Четверть века нашего существования при капитализме неопровержимо доказали, что ни о каком уважении к личности и к человеку вообще при капитализме и речи быть не может! Ровно напротив, угнетение и унижение преследует людей в буржуазном обществе на каждом шагу, и касается оно всех и каждого. Образованный и не слишком обремененный научными знаниями, высококвалифицированный специалист и неквалифицированный работник, начальник и подчиненный, государственный служащий, рабочий, преподаватель, ученый или даже предприниматель – все оплеваны, все унижены, все угнетены. Никто не может вздохнуть свободно, никто не вправе распоряжаться собой и никто о себе не может сказать, что его в этом обществе действительно уважают.

Даже нынешняя так называемая элита – всякие там олигархи, высшее чиновничество и их холуи отлично понимают, что отношение к ним окружающих основано на их обладании деньгами, определенным государственным чином или приближенностью к высокопоставленным лицам. Ни о каком искреннем уважении к кому бы то ни было в буржуазном обществе и речи нет! Ровно напротив, капиталистическая элита прекрасно  знает, что любой ее представитель, лишившись того, чем сейчас располагает, мгновенно потеряет и все остальное – знакомых, друзей, поклонниц, привычный круг общения, внимание прессы и пр. Ему тут же начнут плевать в лицо все те, кто сегодня льстиво улыбается и ищет расположения.

Многие из этих представителей современной российской «элиты» жили в советском обществе и отлично знают, как выглядит на деле искреннее уважение. Они вполне способны отличить его от тех суррогатов, которые им предлагает сегодня капитализм. В том обществе, к примеру, девушки выходили за них замуж вовсе не из-за денег, а потому что искренне любили их — любили такими, какие они есть – без денег и собственности. И товарищи дружили с ними не потому, что это было им выгодно и от такой дружбы можно было что-то «поиметь», а потому что искренне уважали их, и им было с ними интересно. То общество, в котором они жили, стремилось сделать их жизнь максимально безопасной, защитив их от всех серьезных невзгод и катаклизмов – внешней агрессии, голода, холода, отсутствия крыши над головой, смертельных эпидемий, безработицы, невозможности получить образование и развить свои способности  и т.п.

А что сейчас? Имитация вместо искренности? Форма без содержания? Могут ли ныне представители нашей «элиты» рассчитывать на подобные отношения к ним окружающих и общества в целом?

Да ни в коем случае! Даже им, представителям, так сказать, высшего класса, многое из вышеперечисленного и вполне обычного для советского общества, где все это было у КАЖДОГО его члена, сегодня совершенно недоступно, несмотря на все их деньги и должности. Да и остальное доступно только потому, что эти деньги и должности пока имеются. Но гарантий вечного обладания ими никто дать не может. Олигарха может «съесть» другой олигарх, оказавшийся более сильным или расторопным, а с должности могут уволить.  И что тогда? А тогда выбор невелик –  занять место в ряду тех, о кого недавно сам вытирал ноги. Иной перспективы при капитализме не существует.

Заметьте, это самые благополучные члены капиталистического общества! Что же тогда говорить об остальных, кому повезло в жизни намного меньше, чем им?

Да разве жизнь при капитализме вообще можно назвать человеческой жизнью?

Постоянное подглядывание, подслушивание и доносительство, повсюду – металлоискатели и камеры слежения, бесконечные заборы, бронированные двери жалюзи на окнах, полиция на каждом углу, да еще с настоящим оружием…

Что это – свобода или концлагерь?

И самое главное – всепроникающий страх, пропитавший все общество!

Люди, хоть большие, хоть маленькие, хоть богатые, хоть бедные боятся всего на свете – увольнения, потери здоровья, новых законов, возможной войны, друзей, соседей, прохожих и т.д. Этот страх преследует человека в капиталистическом обществе постоянно и непрерывно. Укрыться от него нельзя никому. Даже элита не свободна от страха. Скорее ее он мучает гораздо сильнее остальных слоев общества. Ее страх колоссален. Она заведомо боится всех окружающих, которые могут в любой момент предать, продать или отобрать нажитое, которое хотя бы позволяет удовлетворять материальные потребности (духовные при капитализме не удовлетворены ни у кого!). А страх унижает человека еще сильнее, каждый раз доказывая ему, как он ничтожен и слаб, как он зависит от окружающего мира.

Вот и пресмыкаются люди один перед другим, надеясь хоть как-то избавиться от этого вечного, дикого страха потерять то положение, которое есть, как бы ничтожно оно не было.

Покупатель унижается перед продавцом, чтобы не обманул и не подсунул дрянь. Продавец унижается перед покупателем, чтобы купил хоть что-то. Рабочий пресмыкается перед администрацией предприятия, на котором работает, а администрация – перед его хозяевами, собственниками. Служащий – перед начальством, которое в свою очередь стремится угодить вышестоящему начальству. Мелкий бизнес унижается перед крупным, который может его легко разорит, если захочет. Высшее чиновничество боится крупного капитала, который его легко заменит, если оно вдруг в чем-то ему не угодит. Крупный капитал не рискует злить своих более крупных и мощных конкурентов. А олигархия боится рабочих, которые в любой момент могут не захотеть на них работать, и тогда – конец всему.

Замкнутый круг страха и унижения, из которого не видно выхода.

Вот наглядный пример. Речь хоть и идет о реалиях Южной Кореи, да все то же самое везде – во всех капиталистических странах в любой фирме и на любом предприятии, только в чуть большей или чуть меньшей степени.

«Ролевые игры»… или издевательство?

…Фирма называет это «ролевыми играми», а работники — «народным судом».

Ролевые игры начинаются в 9 часов вечера в центре обслуживания Самсунг Электроник. Один играет роль техника, другой — клиента. Они изображают вызов специалиста, который пошел не так, как планировалось.

Кто-то изображает звонок телефона.

«Я у дверей вашей квартиры, сэр», — говорит техник. «Можно зайти?»

Причина, почему технику пришлось вернуться — он получил оценку ниже среднего в системе отзывов на полученные услуги «Счастливый звонок». Даже если один работник получает низкую оценку, вся смена — 12-13 человек — должна остаться допоздна.

Коллеги техника отработали более 12 часов, с 8 утра. Они с трудом скрывают усталость и раздражение. Они знают, что каждый может оказаться в таком же положении, но это не удерживает их от неприязненных слов.

«Ты должен был умолять, чтобы тебе дали оценку повыше. Как ты получил такую низкую?» — сердито говорит один.

Такие ролевые игры обычно продолжаются до 11 ночи. После установки или ремонта, техники просят клиентов оценить их высоко, если их спросят. Клиенты, возможно, не подозревают, как это важно для техников.

«Счастливый звонок» обычно используют 20 раз в месяц, проверяя каждого техника. Когда клиенты очень недовольны, техник получает 1 балл, если очень довольны — 10.

Разные сотрудники центра обслуживания рассказали, что если получают 8 баллов, они должны написать «план действий» — как исправить уровень своей работы.

Если же они получают 5 баллов, то их ждет «народный суд».

По большей части такие «ролевые игры» прекратились без объяснений, когда Профсоюз корейских металлистов открыл отделение в  центре обслуживания Самсунг Электроник. Но писать планы все еще требуют.

В одном центре обслуживания в провинции Южн. Кенсан работники должны читать свои планы перед утренним собранием всех работников и заниматься «самокритикой».

Также работников заставляют совершать долгие пешие прогулки ранним утром — подниматься на вершину горы и делать там снимки.

В центре обслуживания в Усане есть специальная комната для ролевых игр с видеокамерами. Один «играют» в комнате, остальные смотрят снаружи.

«Я всегда чувствовал себя ужасно — таким жалким», — сказал Чон Сан Хо (34 лет, имя вымышленное). «Комната все еще здесь, и я все еще ее боюсь».

Самсунг Электроник заявил 30 октября, что в ряде центров проводились ролевые игры, но они не были частью политики компании. Техники-ремонтники должны прежде всего выполнять работу, но их также оценивают клиенты — насколько они дружелюбны.

Это так называемые «эмоциональные работники» — в сфере услуг, которые должны сдерживать свои чувства на работе. Они страдают от ряда психологических проблем, включая эмоциональную изоляцию, травмы и отупение (у рабочих, опрошенных нашими корреспондентами, и у рабочих, посещающих консультации для психологического лечения в компании Майнд призм.)

Майнд призм уже третий сезон ведет Кампанию за психологическое здоровье работников. При этом используют групповые консультации для  эмоциональных работников в различных отраслях.

По оценке Вончжинского института по профессиональному и экологическому здоровью (WIOEH) в 2012 году  12 670 000 человек работали как «эмоциональные работники» — в торговле, гостиницах и общепите, образовании  и сфере услуг.

Это 51, 6% всех работающих в Южной Корее. Половина трудящегося населения здесь работает как «эмоциональные работники» и их психологическое здоровье ухудшается.

Нам Юн Чо и Ли Чжи Сун

Источник http://english.hani.co.kr/arti/english_edition/e_national/610385.html

«Клиент всегда прав»

Так гласит девиз в центре обслуживания крупной корпорации. Это также определение «эмоциональной работы».

Разумеется, вежливость необходима в сфере услуг. Но компании внедряют эту вежливость путем безжалостной конкуренции и унижения работающих.

«Эмоциональные работники» непривычны рассказывать о том, как они страдают от унижения на рабочем месте. И когда они все-таки рассказывают, то дрожащим голосом.

Около сотни работающих в центре обслуживания по телефону одной корпорации каждый год Ассоциация менеджмента Кореи (KMA) оценивает каждый год по степени вежливости с клиентами.

Чон Йон Хи, 27лет работает четвертый год в этом центре. Она всегда среди 10 самых лучших работников. «Но все равно, трудно быть дружелюбной, даже когда стараешься — ведь надо также быть и эффективной».

Каждый момент качество работы подсчитывают. В согласии с законом работники получают час перерыва и работают в среднем 9 часов (1 час — для обработки заказов после звонков клиентов.

Но когда они используют более 30 минут на обработку, загорается красная лампочка — знак того, что их оценка под угрозой.

Чон говорит, что для хорошей оценки надо использовать как можно меньше времени на обработку. Время на туалет тоже подсчитывают. Хуже всего — просьба клиентов перезвонить. Звонки клиентам не учитывают как время на обработку.

Компания оценивает время на обработку, вежливость, и цифры продаж. Те, у кого несколько месяцев подряд низкая оценка готовятся к приказу об увольнении.

«У меня как будто что-то накапливается внутри. Врач сказал мне, что у меня — депрессия, а другой — проблема с позвоночником. Мне прописывают лекарства», — говорит Чон. «Вчера, я чуть не поругалась с клиентом. Я просто не знаю, что делать».

Ким Хван Су 38 лет, он работает техником по ремонту в центре обслуживания Самсунг Электроник в Усане уже 10 лет. Два года назад он почувствовал тяжесть в груди и начал задыхаться перед тем, как войти в дом к клиенту. Однажды он даже потерял сознание. С тех пор он лечится.

После анализов доктор поставил диагноз — приступы паники.

«Даже если устройство бракованное, если клиент жалуется, технику выносят выговор и он должен написать письмо с извинениями… Я уже давно не могу откровенно говорить с клиентам. Я их боюсь».

«Счастливый звонок» означает, что техники не могут спорить с клиентами, которые требуют невозможного.

Один клиент потребовал, чтобы техник почистил пылесос, засосавший собачьи экскременты. Начальник сказал, что техник обязан это сделать, иначе снизиться оценка всей смены. Он почистил пылесос, хотя ему за это даже не заплатили.

В нескольких записях, которые отделение профсоюза в центре обслуживания Самсунг Электроник послало в нашу газету, клиенты грубо ругаются, хватают техников за ворот, толкают их в машину и угрожают им. В таких случаях техники не могут ни защититься, ни убежать.

«Не важно, как техник страдает от насилия, он никогда не может пожаловаться. Начальник этого не позволит», — говорит  Ви Йон Иль — глава  отделения профсоюза в центре обслуживания Самсунг Электроник.

Психологи говорят, что унижение оставляет глубокие незаживающие «шрамы». Сотрудники того же центра обслуживания страдают от таких же приступов паники, что и  Ким.

Магазин в большой гостинице Сеула проводит тренировку обслуживания клиентов каждое утро.  Ким Сон Хи, 31 года, которая работает там продавщицей, рассказывает: «Однажды управляющая рассказала, что клиент велел ей стать на колени и умолять, и она так и сделала…Она не считала, что это что-то особенное. То есть, она велит нам делать то же самое. Неужели нам придется дойти до этого?»

Управляющие велят работникам делать все, чтобы клиенты не подавали жалоб», — говорит глава местного отделения профсоюза Пак Вон Ву. «Работники должны умолять о пощаде, даже если жалоба несправедлива. Умолять на коленях — довольно обычное дело».

«Унижение разрушает личность человека даже больше, чем насилие», — говорит психолог  Чон Хе Шин.

«Когда людей лишают достоинства, они начинают думать о самоубийстве, ощущают полную беспомощность. Когда компания заставляет работников испытывать унижение регулярно, как часть работы, они могут дойти до нервного срыва».

«Нет другой такой страны, где на работников сферы услуг смотрят как на слуг так же, как в Южной Корее», -говорит Лим Сан Хек, глава (WIOEH).

Имена работников изменены.

Нам Юн Чу

Источник http://english.hani.co.kr/arti/english_edition/e_national/610387.html

Перевод с сокращениями Л.Волгиной

Возникает вопрос – а зачем такая жизнь? Ведь этот замкнутый круг страха и унижения вполне можно разорвать. Возможна другая жизнь, где человек не боится жить и где ему не нужно все время панически трястись от страха. Возможно другое общество, где человек свободен и уважаем другими. Где можно быть самим собой, не угождая все время другим.

Только нужно собраться с силами и шагнуть в это общество, ведь дверь туда открыта и путь, которым следует идти, известен…

Максим Лосев

Пока комментариев нет.

Оставить комментарий