Одним «военным объектом» меньше…

clip_image001Вчера исполнилось 14 лет со дня гибели 17 апреля 1999 года трехлетней Милицы Ракич, убитой во время налета авиации НАТО на Югославию. Ребенок  был смертельно ранен в ванной комнате своего дома осколками кассетной бомбы в голову. Дом, где живет ее семья находится в шести километрах от военного аэродрома в пригороде Белграда Батайница. Следы удара бомбы до сих пор видны на фасаде вокруг окна ванной. Семья решила не ремонтировать стену, как напоминание об этом американском преступлении.

Смерть малышки стала символом страданий югославского народа во время войны, которая велась НАТО против ее страны весной 1999 года.

Милица Ракич ​​родилась на заре 9 января 1996 года. Ее брат Алекса, которому на тот момент исполнилось 6 лет, радовался ее рождению.

Милица была убита 17 апреля 1999 в 9:45 вечера  В маленькой ванной комнате, в доме номер 8 по улице Димитрие Лазаревича Расина, на первом этаже, в городе Батайница. Осколки кассетной бомбы разбили окошко и разорвали занавес.

Милица сидела на горшке. Ее мать Душица  на секунду вышла из ванной, чтобы постелить Милице постель. Чтобы она спала в ней.

Дверь в ванную комнату была открыта, и шрапнель пролетела прямо до входной двери. Это было вчера днем. Платье Милицы все еще висит на веревке в ванной. Его до этого постирали, чтобы оно было готово для  прогулки 18 апреля. Красное платье, с вышитым котенком, который спит в корзинке.

Квартира скромно обставлена, в ней только лишь полторы комнаты. Полные тепла. Теперь этого тепла нет. Лицо Жарко Ракича ​​(43 года), отца Милицы, внезапно украсили новые морщины. Матери Милицы Душице благодаря буквально секунде удалось избежать мгновенной  смерти. Она жалеет, что не погибла.

Брат Алекса окружен друзьями.

— Моя младшая сестра ушла, — объясняет он.

Ванна полна стекла. Санузел разбит, настенная плитка сломана.

— А ее маленькая голова … – слышится голос из комнаты.

Раздается резкий взрыв, и больше ничего не слышно. Снаружи дом пронизан отверстиями, которые сделали осколки в белой стене здания под номером 8.

— Я побежал босиком в ванную, — говорит Жарко. Он словно раздумывает о словах, которые только что произнес. Затем поворачивает голову. Смотрит в глаза Душице. Смотрит на нас. — Я взял ее, побежал вниз по лестнице, прыгнул в машину … Я поехал, хотя я понимал, что ее больше нет. Я все равно поехал. В больницу, они взяли ее у меня.

Сестра Жарко, Милка Богоевич, преподаватель: «Я слышала взрывы. Радио сказало, что поражена Батайница. Моя невестка Душица подошла к телефону. Она сказала: удар пришелся по Милице. Я не поняла, что это должно было означать … Теперь я понимаю, но все равно не могу осознать. Я оставила дома своего сына Илью, ему шесть лет, он как родной брат Милице. Они так дружили … Я попросила всех ничего ему не говорить. Я сама ему скажу, когда буду в силах.

Богдан Мирилович  (71 год) сосед: — Мой дом находится через улицу. Я услышал взрыв. Потом я услышал крик. Это было самый страшный крик, который я когда-либо слышал в своей жизни. Потом плач.

Феми Сумети (37 лет), соседа из дома номер 10, рассказывает, что после того взрыва все было покрыто черным дымом, который резал глаза.

В доме через улицу, один из осколков ударил Дразена Янковича (21 год): «Когда был взрыв, все мы упали. Меня ранило в голень. Сегодня утром они извлекли осколок из моей ноги, но врачи подозревают, что там может быть остался еще. Я играл с Милицей. Она была такая счастливая маленькая девочка. Она всегда бегала».

Плитка стены ванной комнаты украшены маленькими картинками – вся стена прямо до двери. Дверь была открыта. Смерть выстрелила через небольшое окно.

— Врач сказал мне, что новости  неблагоприятные, — говорит Зоран Благоевич, муж сестры Жарко. — Это было в полночь. Что было неблагоприятного? Я спросил, не будучи в силах осознать.

Жарко родом из Босански-Петроваца, недалеко от Дрваре. Он приехал в Белград в конце семидесятых. Он познакомился со своей женой в Безании. Их местожительство было захвачено мусульманами. Родители Жарко в настоящее время живут  в Дервенты, говорит он, — «они живут на ничейной земле и в ничьем доме». Жарко — механик, его жена Душица — работница. Они поселились в доме номер 8 по улице Расина, который стал домом их семьи.

— Милица на днях нарисовала для себя тюльпаны, -рассказывает ее двоюродная сестра Даниэла Дукич, врач. – Тюльпаны, желтые и красные.

Их соседи и друзья сидят на двух диванах. Кто-то упоминает о провидении.

— Не говорите мне о провидении, — говорит  Жарко.- Пусть кто-нибудь только осмелится сказать мне, что «это судьба»!

ПРИМЕЧАНИЕ ПЕРЕВОДЧИКА:

Некоторые посетители сайта «Красное ТВ», к примеру некий «А-ИВАН», оправдывающий присутствие американской военщины на Корейском полуострове)  считают, что: «Нельзя сравнивать США с гитлеровской Германией, это понижает негативный феномен гитлеровского фашизма до бытового уровня, что недопустимо как вульгаризация серьезного преступления». Мы сочли своим долгом напомнить тем, у кого такая короткая память, хотя бы об одном из преступлений американской военщины за одни только последние 14 лет.

Пока комментариев нет.

Оставить комментарий