Сидеть без зарплаты и терпеть или все-таки бороться за свои права?

На Рыбинском «Заводе гидромеханизации», в советское время крупнейшем и уникальном предприятии,  происходит что-то не совсем понятное.  Вроде бы у завода есть серьезные заказы, а значит, и деньги, но почему-то работники завода вот уже четвертый месяц не получают зарплату.

На все вопросы рабочих руководство завода отвечает одно – нет денег! Но как на заводе не может быть денег, если завод получил прекрасные заказы на производимые им земснаряды? Об этом директор завода С. Кочуева  в ТВ-интервью в начале июня сама  заявила публично!  Вот что она дословно сказала: «Сейчас изготавливаются заказы в Узбекистан, Якутию, Омск, реализуется проект для Федерального агентства морского и речного транспорта». Что же касается невыплаты зарплат работникам завода, тогда же Кочуева утверждала, что долги за март, якобы, имеются только перед  частью управляющего заводского персонала  –  высшего и среднего звена, но в скором времени и эта задолженность будет погашена.  А за несколько секунд  до этого  рабочие в том же интервью  рассказывают журналисту, что никто из них зарплату за март не получал.  Значит,  директор откровенно врала и общественности, и рабочим!  Как врет и теперь, постоянно обещая со дня на день рассчитаться с рабочими.

Земснаряд «Завода гидромеханзации» г.Рыбинска

Рабочие Гидры волнуются. Часть из них уже подала документы в Прокуратуру, а другие поступили еще решительнее – рискнули пойти на забастовку. Инициаторами ее проведения выступили литейщики. Не всё, правда, с этой забастовкой у них получилось, не проявили они должной решительности и организованности, а потому заводскому начальству удалось спустить рабочую забастовку «на тормозах» — уговорить рабочих отказаться от нее, переведя их в частично оплачиваемый отпуск. Но сам факт того, что рабочие Гидры не желают больше быть игрушкой в руках своих работодателей, которые ничуть не считаются с их человеческими интересами, уже немаловажен.

Любопытно другое, заводское начальство настолько испугалось даже такого слабого, но все же уже организованного рабочего выступления, что постаралось скрыть информацию о нем от других рабочих завода. Почти 2 недели рабочие Гидры из других цехов и подразделений завода не знали, о том, что в литейном цехе чуть не случилась забастовка. Заводское начальство скрывало этот факт, говоря, что литейный цех остановлен по инициативе руководства завода.

Литейщиков же, выступивших поначалу дружно, но не слишком решительно и твердо, руководство завода до сих пор кормит обещаниями, как собственно, и рабочих других заводских цехов. Рассчитаться по зарплате обещает то через неделю, то через две, а теперь разговор уже пошел о том, что долги рабочим по зарплате погасят только в ноябре!!!

Как выживают рабочие? Вот их ответ:

— Спасаемся только дачами. Если бы не дачи – пришлось бы голодать.

На вопрос о том, что говорит начальство, отвечают:

— Начальство ничего не объясняет.  Кто мы такие, чтобы нам объяснять? Разве мы для них люди?  Мы – рабсила,  мы – товар.  Мы им нужны для того, чтобы  нас выжать по полной  –  и вышвырнуть.  Они каждый год меняют машины, отдыхают за границей.  А мы в цехах гробим свое здоровье, чтобы сдохнуть  потом от болезней, не имея  даже денег на лечение.

Гидровцы рассказывают,  в каких условиях им приходится трудиться.  Все существующие санитарные нормы нарушены. Вентиляция в цехах работает плохо,  рабочие дышат  вредной пылью и газами, зарабатывая себе болезни легких. Механизация труда низкая, а значит  постоянная угроза травм и несчастных случаев. Оборудование заводское старое, многие станки давно требуют ремонта, который вовремя не проводится, индивидуальные средств защиты, как положено, не выдают. О новых современных средствах защиты труда рабочим  Гидры остается только мечтать.

В этом отношении  особенно достается  литейке.  Сталелитейный  цех  –  сущее пекло.  Во время плавки металла печь нагревается  выше 1700 градусов.  Летом, в жару,  под раскаленной железной крышей  —  ад. Плюс сильная вибрация и вредные испарения. В итоге —   болезни сердца, сосудов, желудка,  тепловые удары.

Разве администрация завода не знает, в каких условиях  рабочим  завода приходится трудиться?  Отлично знает.   А делает  что-нибудь для того, чтобы облегчить  их тяжелый  труд?  Ровно наоборот.  Даже несчастные спецжиры, которые рабочие литейного цеха раньше получали за вредность, и те вот уже как полгода перестали выдавать.

Начальство все оправдывается трудностями завода.  Рабочие предлагают начальству —  если  у завода трудности, то сокращайте обслуживающий персонал – менеджмент, ведь штат управленцев на заводе непомерно раздут.  И зарплату  получают  эти  граждане отнюдь не «рабочую». Самый захудалый менеджер на  «Гидре» получает в месяц в разы больше  квалифицированного рабочего.   Рабочие губят свое здоровье  в цехах на вредности за 12-15 тысяч  рублей, та же литейка, где условия труда отнюдь не райские, получает всего 17-20 тысяч рублей, а в заводоуправлении, в тишине и комфорте, 50 тысяч рублей  в месяц не редкость!

Московским же хозяевам завод вообще приносит миллионную прибыль. Хотя они на заводе даже не бывают.  В тот единственный раз, когда хозяева-москвичи изволили посетить завод, они  наобещали заводчанам горы золотые.  Что, якобы, самый распоследний рабочий на Гидре будет получать по 25 тысяч  рублей! И где они, эти 25 тысяч рублей? Никто из рабочих их в глаза не видел.  Хозяев тоже на заводе с тех пор не наблюдалось.

Но даже те копейки, за которые вынуждены трудиться рабочие,  теперь им перестали платить. Не удивительно,  что  терпение литейщиков  кончилось.  Жаль только, что начатое они не довели до конца. Да и с рабочими других цехов не сговорились.

А ведь то, что ситуация с положением рабочих Гидры будет только ухудшаться, было понятно сразу. «Эффективным собственникам» нужна прибыль, а не хорошая жизнь рабочих. Как раз-таки хорошая жизнь рабочих и не дает хозяевам получать ту прибыль, какую им хочется, ведь она съедает часть заводских доходов, которые хозяева считают своими. Они неизбежно будут сокращать рабочим заработную плату, увеличивать рабочий день, не оплачивать сверхурочные и т.п. до тех пор, пока рабочие будут им позволять это делать. Борьба рабочих за свои права это экономическая необходимость, а не каприз. Иначе им просто не выжить при капитализме.

Неизвестность и неопределенность положения рабочих тоже всегда на руку капиталистам, ведь она, мучая рабочих, заставляет их быть сговорчивее, соглашаться на такие условия труда, на которые они раньше бы не пошли.

Обстановка, которая сложилась на Гидре, отнюдь не уникальна – через все это прошли тысячи российских предприятий, из которых выжили только единицы, те заводы и фабрики, где рабочие сумели выступить единой силой. Учиться на опыте других рабочих – это необходимость каждого рабочего коллектива в сегодняшней России, если его члены хотят сохранить свои рабочие места.

В том же Рыбинске не так давно точно таким же путем шло банкротство фарфорового завода в поселке Песочное. Там было то же самое —  неясность, неопределенность, рабочие, измученные неизвестностью своего положения,  не знающие, чего ждать от руководства, бесконечные обещания начальства, курсирующие по заводу слухи.  А потом вдруг людей  поставили перед  фактом – завод будет обанкрочен и рабочие больше не нужны. Все это время, пока фарфоровый завод лихорадило, его рабочие безропотно и молчаливо ждали, когда кто-то там наверху решит их судьбу.

Теперь вот работники Гидры повторяют ошибки своих товарищей, оставшихся по своей же собственной вине без работы. Ждут и верят, что все обойдется, ходят на работу без всякой оплаты труда, терпят вранье и пустые обещания хозяев, одновременно подозревая, что дело добром не кончится, что Гидру, похоже, явно собираются  обанкротить.

С возможным банкротством Рыбинского «Завода гидромеханизации», слухов о котором все больше и больше в городе, далеко не все ясно. Гидровское производство востребовано – заказы на производимые на нем земснаряды поступают и из России, и из-за рубежа. Оборудование на заводе стоит  уникальное, та же плавильная печь литейки позволяет отливать  детали  до десяти тысяч тонн.   Таких плавильных печей  –  только  две по России. Рабочие кадры на заводе – высококвалифицированные. Все есть для нормальной работы предприятия. Так почему вдруг Гидра стала невыгодна новому собственнику? Какие такие причины заставляют его убивать замечательное предприятие, спрос на продукцию которого на мировом рынке отличный?

Если заводское руководство не способно управлять заводом как положено, значит поменяйте его, на тех, кто более профессионален. Если хозяин сам разоряет завод, вытягивая из него все, что возможно, и не вкладывает в производство ни копейки, значит нужно передать завод такому хозяину, который сможет владеть им, не убивая завод, а развивая его.

Рабочий класс, чьим трудом живут и хозяева заводов, и российское правительство, может и должен вмешиваться в процесс производства, в экономику и политику страны, определяя вектор их развития. В противном случае трехмесячные задержки заработной платы, как сейчас на Гидре, покажутся рабочим раем, по сравнению с тем, что им грозит неминуемо….

Иван Никифоров, г. Ярославль

Пока комментариев нет.

Оставить комментарий