Сокращения и конвульсии в Сбербанке

В первом квартале 2017 года Сбербанк сократил штат почти на 5 тыс. сотрудников. По состоянию на 31 марта штат Сбербанка составлял ​314 158 человек, а в конце декабря 2016 года в компании работали 319 153 человека. При этом руководство банка заявляет, что 5 тысяч выброшенных работников — это только начало. Собственники крупнейшего в России кредитно-финансового института планируют «путём постепенных и постоянных сокращений  к 2025 году довести численность персонала  до 150 тысяч». Иначе говоря, за семь лет будет уволена примерно половина сотрудников.

Из обтекаемой болтовни руководства банка можно понять, что самые большие сокращения будут проведены в провинциальных отделениях Сбербанка, причём, вместе с сокращениями персонала будут закрыты и сами отделения. Это означает, что сельская и районная банковская система шаговой доступности будет разгромлена, и это заставит многих людей ездить туда, где Сбербанк ещё работает, т.е. дополнительно отдавать буржуазии своё время и деньги.

Но главное состоит в том, что в тяжелейшее положение попадают тысячи рядовых сотрудников банка: в тех местах, где они работали, попасть под сокращение равносильно личной катастрофе, так как найти работу в малых городах, в сельской местности и вообще в российской глуши, невозможно. Проблема обостряется ещё больше, если учесть, что 90% работников периферийной сети Сбербанка – женщины. Куда им бежать в поисках работы, если даже в районных центрах на должность школьной уборщицы выстраивается целый конкурс.

Чем Греф и его шайка мотивируют сокращение рабочих мест?

Тем, что якобы число клиентов банка пошло на убыль. Сомнительное заявление, если учесть, что в отдалённых районах население предпочитает получать и отдавать деньги через отделения Сбербанка, а в более-менее крупных городах эти отделения также далеко не пустуют.

Второй официальной причиной масштабных сокращений является «переход услуг банка в цифровую сферу», то есть, замена живых людей машинами. Ну, это сказка старая. Машины не могут работать сами по себе, без людей: кто-то должен их создавать, давать им энергию, управлять и контролировать, а высвободившиеся кадры нужно переучивать и ставить на другие участки необъятного общественного производства. Так должно быть.

А вот, что есть.  Работников в Сбербанке сокращают не столько потому, что нет спроса на банковские услуги, и не потому, что роботы заменили людей. Сокращение сети периферийных отделений вместе с персоналом происходит потому, что эти отделения приносят хозяевам банка просто стабильную прибыль, размер (в цифрах) которой небольшой, а уровень – средний. А банкирам этого уже недостаточно, им нужна прибыль максимальная, иначе грефам не удержаться в олигархической элите, и драгоценная собственность – Сбербанк – может перейти к новому хозяину-конкуренту. Эту же цель преследуют и сокращения персонала без закрытия отделений, когда фактическую и реальную нагрузку двух штатных единиц взваливают на одного работника. Это значит, что при неизменном объёме выполняемых работ или услуг, фонд оплаты труда можно сократить наполовину, и тогда освободившаяся половина этого фонда практически в чистом виде войдёт в прибыль хозяев Сбербанка.

Тут есть ещё один момент. История показывает, что банковские служащие бастуют редко — сказывается специфика этой части производства. Но при этом если общество революционизируется в целом, то банки и их персонал не могут остаться в стороне от этого процесса. А сокращение на фоне жуткой безработицы в стране, как мало какая другая процедура, раскалывает коллектив мелких служащих, создаёт внутри него острую конкуренцию за рабочее место, заставляет зубами вцепиться в него, а, значит, заставляет соглашаться на все сверхурочные и дополнительные обязанности, заставляет терпеть все служебно-чиновничьи издевательства начальства, развивает страх, лишает практически свободного времени и вынуждает шарахаться от любого общественного протеста.

Вольно или невольно, но сокращениями буржуазия ещё сильнее привязывает к себе часть служащих, делает их немыми и до поры до времени как бы вырывает из среды бунтующих масс. Поэтому сегодня каждый шаг монополистической буржуазии, даже локальный и «чисто кадровый», есть шаг контрреволюционный. Но при этом, выбрасывая остальных служащих на улицу, буржуазия одновременно поставляет пролетариату союзников, расширяет революционный базис в обществе. Если для рабочего безработица и, как выход, грязная и неквалифицированная работа – всё же дело привычное, то для служащего, частенько еще и неплохо оплачиваемого, превращение в пролетария есть дело очень болезненное. Опыт показывает, что не все, но многие бывшие служащие, выпав из кабинетов и бумажных дел, затаивают крепкое зло на власть, которое рабочим лидерам можно и нужно «конвертировать» в квалифицированную (служащие много чего знают и умеют) и острую борьбу с хозяевами и государством. А там, гладишь, и грефов скорее сократят. Как класс.

2 Ответов к “Сокращения и конвульсии в Сбербанке”

  1. Ж.Ж.
    28.05.2017 при 00:11 #

    Подтверждаю, хотя бы в отношении своего района. Было два отделения Сбербанка в двух районах, которые лично для меня были почти что в одинаковой шаговой доступности. Закрыли сначала одно, а теперь закрыли и другое. В итоге для того, чтобы воспользоваться услугами или снять деньги по карте нужно идти в центр города.

    • Dr
      28.05.2017 при 16:38 #

      Хммм… У нас наоборот. В прошлом году открыли недалеко. За два года до того — еще в одном месте открыли.

      Но вообще, когда я пытался туда устроиться около года назад, мне говорили, что у них работает почти 350 тысяч человек.

      —————
      По теме статьи:
      > «путём постепенных и постоянных сокращений к 2025 году довести численность персонала до 150 тысяч». Иначе говоря, за семь лет будет уволена примерно половина сотрудников.

      Будет уволено чуть больше и чуть раньше — такое сокращение даёт старт местным начальничкам «показать себя». А там такая сволота сидит, что пером не описать.

Оставить комментарий