Современное искусство как торжество пошлости. (ч.1)

Выход на экраны очередного «шедевра» отечественной киноиндустрии «Сталинград» вызвал бурную полемику между разными политическими флангами. В защиту этого фильма стали казенные историки, против него выступили многочисленные блоггеры. Даже Пучков, он же Гоблин, выступил с критикой.

Но, среди левого фланга нашлись и сторонники сего произведения. Так, известная в ЖЖ блоггерша the-mockturtle увидела там некие символы. Что ж, вопрос о символизме в искусстве мы оставим на потом, сейчас же просим обратить внимание, что, преимущественно, критика обращает внимание на подлинность событий, многие жалуются на отсутствие батальных сцен и тому подобные художественные приемы.

При этом в большинстве обзоров не видно главного — оценки данной работы как произведения искусства, реакционного или прогрессивного, прекрасного или безобразного, но все-таки искусства. Цель данной статьи — пока еще не анализ «Сталинграда» с марксистских позиций, но попытка наметить те принципы, отталкиваясь от которых только и можно анализировать искусство.

Попробуем проанализировать само явление искусства, его сущность, без чего невозможно анализировать никакое произведение.

Что же такое искусство, в чем его специфические черты, которые позволяют относить его к особой сфере человеческой деятельности? Уже в первобытном обществе люди начинают рисовать на стенах пещер изображения охоты, рисунки животных. С тех пор искусство стало неотъемлемой частью нашей жизни.

Искусство это форма общественного сознания. Поскольку предметом человеческого сознания является объективный и существующий независимо от этого сознания мир, то предметом искусства так же является объективная реальность. Это определение является единственно материалистическим и основополагающим во всей марксистской теории искусства.

Но другие формы общественного сознания, такие как наука, мораль, политика, тоже имеют своим предметом объективный мир, в чем же тогда специфика предмета искусства?

Можно предположить, что предметом искусства является человек и общественные отношения. Об этом говорил в свое время Чернышевский. В целом это правильно, ведь основной тематикой художественных произведений почти всегда является человек. И даже там, где он непосредственно не выражен, например, при изображении природы, в таких случаях отражается очеловеченный, охваченный практикой людей окружающий мир.

Но ведь общественные науки тоже изучают человека и общественные отношения, значит этого определения специфики искусства недостаточно. Значит нужно искать в этих отношениях что-то особенное, которое способно отразить только искусство. И этим особенным является эстетические качества явлений.

Любое общественное явление мы можем рассматривать с научной точки зрения, выявлять закономерности его развития и функционирования, но можем рассматривать и с эстетической точки зрения, т. е. видеть в нем прекрасное или безобразное, возвышенное или низменное, трагическое или комическое. Именно последним и занимается искусство.

При этом следует иметь в виду, что сама оценка явления как прекрасного или безобразного является исторически и классово обусловленной. Ведь то, что считалось прекрасным 200 лет назад или считается таковым для класса буржуазии, несомненно, отличается от того, как считают сегодня или как видит это рабочий класс. Например, класс буржуазии, прекрасно понимающий свой исторический закат, прекрасным начинает считать исключительно чувственные наслаждения, нередко даже смерть. При этом стремится распространить свои «могильные» взгляды на остальные часть общества. И совсем другое дело рабочий класс,  осознавший свою историческую миссию, и единственный, кто способен к дальнейшему прогрессивному развитию человеческого общества. Для него прекрасным становится сам труд, его творческая сторона, ощущение собственной силы и познания окружающей природы. Тут очень легко увидеть разницу между декадентским пессимизмом умирающего класса и оптимизмом реалистического искусства прогрессивного класса.

Итак, мы определили предмет искусства, теперь рассмотрим, как отражается в искусстве реальность.

Многим известна лаконичная фраза, указывающая на различия между наукой и искусством: «наука отражает мир через абстрактные понятия, законы, искусство же — через образы».

Но каким образом создаются эти образы?

С одной стороны, в них отражается объективная реальность, но, как говорил Энгельс, — «типичные характеры в типичных обстоятельствах».   Если художник просто опишет, например, жизнь соседа дяди Васи, то это не будет еще искусством. Для создания образа необходимо отобразить обобщенный образ, наиболее характерные черты, характеризующие данную эпоху.

Например, тема «лишнего человека» в лермонтовском «Герое нашего времени», духовные искания молодежи в романе Тургенева «Отцы и дети». При этом обобщенные образы носят конкретно-чувственный характер. И Печорин и Базаров видятся вполне конкретными людьми со своими чертами, характером, внутренними переживаниями. И именно благодаря такой особенности этих образов, они способны вызывать у людей определенную эстетическую и эмоциональную реакцию: прекрасные образы вызывают чувства радости, легкости, а безобразные же, наоборот, отвращение.

В итоге формируется определенная оценка общественных явлений, изображаемых искусством. А так называемое абстрактное искусство, как бы не нахваливали его буржуазные искусствоведы, на деле является ничем иным, как настоящим разрушением искусства, а не развитием.

Помимо объективной стороны в художественном образе всегда имеется и субъективная сторона, привносимая самим художником. Ведь именно он выбирает тему для своего произведения, на основе своего жизненного опыта создает обобщения, и, кто бы что ни говорил, художник всегда вкладывает в работы свое мировоззрение. В любом произведении есть идейная сторона, но, в зависимости от мастерства автора, она либо гармонично проходит красной нитью через все произведение, через поступки героев, их размышления и пр., либо же насильственно накладывается на художественный образ, что вызывает ощущение несогласованности, механистичности.

При этом каким бы мастерством не обладал художник, его мировоззрение всегда носит либо реакционный, либо прогрессивный характер. Среди декадентов было много талантов — чего стоит известный писатель Оскар Уайлд, но это не делает декадентство хоть сколько-нибудь прогрессивным. В передовом же искусстве наоборот — даже если какой-то автор не стал настоящим мастером своего дела, но его произведения обладают реалистичностью и правдивостью, то от этого прогрессивность его творений никуда не исчезает.

Таким образом, в художественном образе переплетаются как объективные, так и субъективные стороны.

Выяснив, в общем и целом, сущностные стороны искусства, перейдем к вопросу о функциях искусства.

Раз искусство отражает объективный мир, то можно  говорить о его познавательной функции. Правда, в строгом смысле познание это научно-теоретическое мышление, а искусство таковым не является. Но в более узком смысле, через произведения искусства мы можем познавать прошлые эпохи зачастую более глубоко, чем через научные работы. Таким образом, искусство способно выступать источником знаний.

Вторую функцию можно охарактеризовать как идейно-воспитательную. Большинство произведений тем или иным способом, дает людям определенные направление мыслей, подводит их к определенным выводам, побуждает к действиям. Т.е. в некотором смысле идейно воспитывает людей.

Третья функция — эстетическая. Любое произведение искусства, отражая эстетическую сторону реальности, учит людей воспринимать окружающий мир с позиций прекрасное или безобразное, трагическое или комическое и т. п, развивает в них определенный вкус.

Несомненно, что все эти функции не существуют независимо друг от друга, а являются сторонами единого целого искусства как формы общественного сознания, которое познает мир особым художественным путем, включающим в себя все три перечисленных момента.

Если исходить из данной теории, то действительно искусством сегодня можно назвать только реалистическое искусство. Все остальное это фактически разрушение искусства, что прекрасно видно на примерах современного нам капиталистического мира.

В следующей части мы попробуем применить данные теоретические принципы к анализу современного искусства.

С. Иванов

Продолжение следует…

 

Пока комментариев нет.

Оставить комментарий