СССР и РФ: Кое-что о колбасе «Докторской» и не только

Встречаясь с друзьями, много лет живущими за границей, угостил их «Докторской» и выслушал массу дифирамбов и ностальгических воспоминаний о колбасе за 2-20.

А что на самом деле представляла собой эта знаменитая колбаса, о которой вспоминают все, жившие в СССР?

В «Книге о вкусной и здоровой пище» о колбасе «Докторской» написано следующее:

«Отличная говядина и нежирная свинина для производства колбасы подвергаются особо тонкому измельчению. В отличие от других колбас в ее рецептуре нет шпика, но для придания лучшего вкуса и большей питательности, фарш заправляют яйцами и молоком. Это колбаса хороша для питания детей и тех, кому не рекомендуются продукты, содержащие много жира».

 Собственно, название «Докторская» означает, что это колбаса, которую доктор прописал. А появилась «Докторская» в 1936 г. как диетический продукт, который был предназначен «больным, имеющим подорванное здоровье в результате Гражданской войны и царского деспотизма». Кстати, сначала ее хотели назвать «Сталинской», но потом решили, что товарищ Сталин может обидеться, да и к тому же это название может стать предметом нехороших шуток со стороны недобитой «контры» и «вредителей».

А вот любопытный документ, из которого видно, что должно на самом деле входить в состав «Докторской»:

«Колбаса «Докторская», рецептурный состав согласно ГОСТ 23670-79, несоленое сырье, кг (на 100 кг): говядина жилованная высшего сорта – 25; свинина жилованная полужирная – 70; яйца куриные или меланж – 3; молоко коровье сухое цельное или обезжиренное – 2; пряности и другие материалы, г (на 100 кг несоленого сырья): соль поваренная пищевая – 2090; нитрит натрия – 7,1; сахар-песок или глюкоза – 200; орех мускатный или кардамон молотые – 50″.

Естественно, никаких консервантов и прочих сомнительных добавок.

И сейчас каждый третий утренний бутерброд в России — с вареной колбасой. Мы поедаем «Молочную» и «Докторскую» в неимоверных количествах — под 100 килограммов на человека в год. И с каждым годом производство колбасы растет (с 2005-го — на 40%). Она в России была и остается абсолютным гастрономическим хитом с замечательными продажными свойствами — под оболочкой и на срезе не видно, из чего на самом деле она сделана. Корреспондент «Известий» купила несколько кусков любимой колбасы и отправилась с ними в лабораторию. Результат оказался поразительным.

Вкус ГОСТа

Рецептура ГОСТа, разработанного в 1979 году, практически не отличалась от классического образца, но люди старшего поколения помнят, что вкус все-таки изменился. Среди советских граждан ходили самые невероятные слухи. Например, о том, что «Докторскую» якобы заправляют туалетной бумагой и подкрашивают марганцовкой, чтобы удовлетворить всевозрастающий спрос. Истина, как водится, находилась не слишком далеко: доходы советского населения росли, некоторые сорта колбас, в том числе и «Докторская», были в дефиците, и чтобы избавиться от него, советское государство старалось производить колбасы все больше и больше, но не хватало полноценного качественного сырья – животноводство росло медленнее, чем зарплаты. Привесы скота стали стимулировать за счет изменения его питания и увеличения комбикорма в рационе. Вкус мяса, естественно, изменялся — ведь хрюшка, питавшаяся зерном, картошкой и овощами, отличается от той, которую держат в клетке и пичкают концентратами.

Чем кормят импортную скотину, которая сейчас на 95% является сырьем для отечественных колбас, и сколько она скиталась по холодильникам разных стран и континентов, прежде чем попасть в Россию, простым смертным неведомо. Тем не менее благодаря нашим отечественным умельцам и достижениям химического производства колбасы потрясающе пахнут мясом, а цена и вовсе не оставляет сомнений у покупателей, что они — настоящие.

Большинство колбасу так и выбирают: чем дороже — тем лучше. На состав не обращают внимания. На каком мясокомбинате выпущена — интересуются чаще для проформы. А чем ГОСТ отличается от ТУ, не подозревают даже продавцы.

Можно из нефти и куриного помета

К слову, ТУ — это технические условия. С приходом рынка мясокомбинаты получили право выбора: либо работать по госстандартам, либо разрабатывать собственные стандарты, задекларировав их в органах сертификации. Процедура несложная и фактически формальная. Поэтому «доморощенные» стандарты оказались более удобными для производителей. К примеру, ГОСТ не допускает наличия растительного белка в колбасе, а по ТУ это возможно. Впрочем, либерализм (а точнее, распущенность) на колбасном рынке столь безграничен, что некоторые мясокомбинаты без зазрения совести декларируют, будто они работают по ГОСТу, а на самом деле лепят колбасу из чего попало. Дело в том, что еще в начале перестройки случайно или намеренно забыли про обязательную сертификацию всей технологической цепочки производства мясной продукции, не прописана в законе и процедура контроля за ее соблюдением. А пару лет назад и вовсе отменили всякую сертификацию продуктов питания – трави, дорогой гражданин- частный собственник, наше население как тебе заблагорассудится!

Роспотребнадзор контролирует лишь безопасность содержащихся в колбасе компонентов, причем анализирует только предъявленные образцы продукции. А сама продукция может быть вообще другой, какой угодно, главное,  что на этот вид производитель разрешение уже получил! А за счет чего он будет удешевлять себестоимость продукта, что потом в него добавлять – Роспотребнадзор не интересует. Вот и получается, что в погоне за рентабельностью колбасники подмешивают к дорогому мясу размолотые в муку кости животных, ушки, рожки, копыта, свиную шкурку и другие субпродукты. Ну, и само собой, растительный белок — ту самую, ненавистную потребителю сою, которая имеет восхитительное для производителя свойство увеличивать свою массу в шесть раз за счет добавления воды. Такая колбаса мясом не пахнет, но это дело поправимое  и решается введением различных добавок, которые могут придать мясной вкус даже нефтяным отходам и куриному помету.

По словам экспертов Института конъюнктуры аграрного рынка, насчет нефти и помета — вовсе не шутка. Чтобы сделать такую колбасу, все компоненты тщательно преобразуют, очищают и получают полноценный белок. Образовавшаяся тюря не имеет запаха и вкуса, а также пищевой и биологической ценности. Поэтому в нее добавляют жиры, витамины, аминокислоты, вкусовые, ароматические и красящие вещества. Готовый искусственный фарш по виду ничем не отличается от натурального. Считается также, что он безвреден. Во всяком случае, россияне имели счастье испытать это на себе. Помните дешевую колбасу, в начале 90-х гг. хлынувшую к нам из-за границы? Колбаса была именно такого искусственного происхождения. И ничего, ели и нахваливали – импортное же!

Теперь импортной колбасы на прилавках немного — Россия закупает всего 18-20 тысяч тонн в год. Мы едим в основном российскую колбасу, и отечественный производитель в рекламе рассказывает о ней только хорошее.

Дешевые компоненты, которые вводят в мясную колбасу, сами по себе безвредны, но это совсем другой вид продукции, и за растительную колбасу покупатель должен платить меньше. Однако цена у подделки, как правило, не отличается от колбасы, сделанной по всем правилам. Получается, что покупателя обманывают дважды: заменяя натуральное мясо растительным белком и заставляя его платить за это втридорога.

К сожалению, методов химического анализа, позволяющих определить квоту замены мяса растительным белком, практически не существует. То есть приборы показывают, что соя в колбасе присутствует, но в каком количестве — 10 или 90% по отношению к мясу — остается на совести производителя.

На эту тему есть даже анекдот. Директор мясокомбината спрашивает коллегу: «Почему мою колбасу не берут, а твоя нарасхват? Из чего ты ее делаешь?» — «Ну, берешь кости, сою, добавляешь мясо для запаха…» — «А… Так ты еще и мясо добавляешь…»

Ради справедливости надо сказать, что некоторые производители пытаются быть «честными». На их колбасах длинный список добавок и красителей, способный отбить аппетит у всякого, дочитавшего его до конца. К примеру, на батоне «Докторской» (судя по этикетке, производитель — ООО «Дымовское колбасное производство», изготовлена по ТУ) состав выглядел таким образом: свинина, говядина, вода, белковый стабилизатор, молоко сухое, углеводы, экстракты морских водорослей, комплексная пищевая добавка (регулятор кислотности, усилитель вкуса: глюконат натрия, виноградный сахар, антиокислитель аскорбиновая кислота, сахар, экстракты специй), животный белок, краситель натуральный кармин, фиксатор окраски: нитрит натрия.

Этот образец был самым дорогим из всех закупленных нами «Докторских» колбас (304 рубля за килограмм) — уж не за счет ли морских водорослей? После гистологической экспертизы выяснилось, что состав не соответствует заявленному на упаковке: в образце обнаружен крахмал, по сравнению с которым водоросли в «Докторской» можно считать всего лишь шуткой производителя. Но смеяться что-то не хочется, особенно когда вспомнишь, что за копеечный крахмал уплачено полновесными рублями.

Что делать покупателю?

По словам экспертов, большинство образцов, поступающих на экспертизу, не соответствуют заявленному составу. То есть получается, что потребитель, выбирая колбасу на прилавке, фактически играет в рулетку: если повезет — ему достанется хорошая, не угадал — под видом мяса будет есть сою пополам с крахмалом.

Так что же, тащить на анализы каждый купленный кусок? Удовольствие не всем по карману — лабораторная экспертиза только одного образца обойдется в несколько тысяч рублей.

В условиях капитализма как-либо противостоять проникновению на рынок фальсифицированных пищевых продуктов вряд ли возможно, но как-то пытаться бороться с ними можно только публичностью — проводя постоянные мониторинги качества и публикуя их результаты в СМИ. Не ясно только, кто будет этим заниматься — у общественников на это нет денег. Политические партии, если и берутся за контроль над продуктами, то выходит конфуз, как в Уральском федеральном округе, где «плохими» оказались только колбасы столичных мясокомбинатов, просто потому, что «свои» проспонсировали акцию местных партийцев, т.е. попросту говоря, купили партийцев на корню. Общественность предлагала размещать в интернете материалы проверок органов госнадзора, но то ли у наших органов плохо со слухом, то ли не все ладно с проверками — короче, гласности нет и вряд ли будет. Скорее всего, по той же самой причине, по которой не получилось с партийцами. Капитализм есть капитализм, тут все продается и все покупается…

Мы, конечно, не уверены, что потребители будут ходить в магазин за любимой колбасой с компьютером и газетой. Но чтобы хоть как-то обезопасить себя и не испытывать разочарования, что «не то подсунули», не лишне почитать этикетку перед покупкой. Можно попросить попробовать выбранную колбасу. Если она слишком соленая — производитель переусердствовал с добавками. Если слишком красная — значит, в колбасе переизбыток красителей. Если есть надпись типа «продукция изготовлена из охлажденного мяса», то это, скорее всего, рекламный трюк, и не стоит за него переплачивать. А еще лучше сесть на растительную диету и вообще отказаться от колбасы, тогда и голову ломать не придется. Все ж таки не в СССР живем, нет никакой гарантии, что не отравят…

Но вернемся к истории создания любимой всеми «Докторской».

Разрабатывал рецептуру колбасы и технологию изготовления ВНИИ мясной промышленности (в 30-е годы он назывался по-другому), а осуществил производство – Московский мясоперерабатывающий комбинат им. А.И.Микояна. Надо сказать, что с момента рождения и вплоть до конца до конца 50-х «Докторская» не претерпевала изменений по основной рецептуре, но, выпускаемая разными комбинатами, немного отличалась и по внешнему виду, и по вкусовым признакам. Те, кто еще застал «ту самую» колбасу уверяют, что она была отменного вкуса и качества.

Эксперименты с «Докторской» начались в 70-е годы. Подстегивали их с одной стороны, дефицит некоторых сортов колбас в СССР, а с другой стороны, новые технологии в производстве продуктов питания, которые стали широко применяться на западе, куда уже начали поглядывать советские хозяйственные руководители и наша родная интеллигенция. В ход пошли всевозможные добавки, и в первую очередь соя. Потом пришел черед каррагена (он же ирландский мох), из которого изготавливают так называемые каррагинаны – загустители, искусственные добавки, имитаторы пищевых продуктов. Наконец, чтобы колбаса была сочной, в нее стали добавлять немного крахмала, который помогал фаршу впитывать больше влаги. Постепенно количество крахмала увеличилось настолько, что по вкусу докторская стала напоминать туалетную бумагу (именно избыток крахмала придает колбасе бумажный привкус !!!). Кстати, в те времена западные технологи пищепрома без крахмала вообще жить не могли — он был любимой их добавкой в колбасные изделия, а потому западные колбасы того времени больше напоминали по вкусу картон, чем мясную продукцию. Ну, а наши технологи к тому времени уже стали попугайничать за европейцами…

Технология: как делается колбаса

Для крупных предприятий с непрерывным циклом производства, когда предыдущая смена сдает следующей участок на определенном этапе производственного процесса, только строгое соблюдение ГОСТов может гарантировать, что все будет нормально. Лучше медленно и хорошо, чем быстро и плохо. Но меняются условия производства, меняется оборудование, меняется технология… Раньше сырокопченую колбасу делали ровно 40 суток — от звонка до звонка. Представьте, вы сделали из самого дорогого мяса 1 т колбасы и загнали ее в «процесс». Завтра еще 1 т, послезавтра еще… Через 40 суток достали первую тонну и продали, а у вас еще 39 тонн в процессе. Следовательно, вы вынуждены постоянно вкладывать все новые и новые материальные средства, поскольку у вас постоянно «висят» 39 т недоделанной колбасы. Сейчас процесс готовки сырокопченки сокращен до 7 суток. Ниже расскажу почему. Но в любом случае нынешняя сырокопченая колбаса это дурная пародия на ту самую. Жизнь у нас такая пошла, когда важно не качество, а деньги и прибыль. Бабки правят бал…

Возьмем, к примеру, телячью колбасу в синюге  — выглядит она как такие большие неравномерные по толщине изогнутые батоны. По ГОСТу окончание процесса варки этой колбасы (т.е. кулинарная готовность изделия) происходит при температуре в центре батона 72 градуса С. В центре! При нагревании во время варки колбаса сначала нагревается снаружи и только через какое-то время температура повышается и в ее центре.  Температуру колбасы в центре контролируют с помощью термометра,  втыкая его иглу в самом толстом месте, и потом варят при 80 градусах. Повысить температуру варки нельзя по тому же ГОСТу. И это правильно, ибо оболочка не выдержит перегрева и полопается. К тому же, если на начальной стадии температуру поднимать слишком интенсивно, а это обязательно произойдет при увеличении скорости потока пара в камере, с помощью которого и обеспечивается процесс варки, то пойдет неравномерный прокрас колбасы и получится сероватое кольцо по периметру оболочки. Пароварочная камера достаточно большая по объему и температура в ней обычно распределяется неравномерно — в центре всегда прохладнее. Поэтому и контрольный термометр обычно втыкают вглубь рамы с колбасой.

И тут есть одна проблема: пар подают вентилятором, и если скорость движения будет слишком большая, то все выдует, включая и часть влаги, которая должна остаться в колбасе. А это тот самый «выход», т.е. вес готового продукта, а значит и деньги… Если же скорость будет маленькая, то пойдет неравномерный прогрев, удлинится процесс приготовления и колбаса может даже закиснуть, если процесс прогрева с 40 до 65 градусов будет достаточно продолжителен. (Тут тоже все должно быть строго по ГОСТу!) Ботулизма при этом, конечно, не будет — времени не хватит развиться анаэробам, но колбаса быстро станет склизкой и потеряет товарный вид, да и запах будет не ахти.

У любой вареной колбасы по ГОСТУ срок годности 72 часа. Она все равно потом приходит в негодность, но 72 часа должна лежать железно, если опять же условия хранения соответствуют ГОСТ: температура, влажность, скорость движения воздуха в холодильной камере…

Термообработка — это святое. Шаг в сторону — расстрел… т.е. выйдет не колбаса, а невесть что.

Есть свои хитрости и в процессе копчения колбас. Как известно, в дыме — дубящие вещества. Они пропитывают оболочку и поверхность колбасы, создают корочку, прокрашивают, не дают влаге уходить, консервируют снаружи, не давая развиваться плесени активно в дальнейшем некоторое время. Лучший дым — из твердых или «хороших» пород деревьев, особенно вишни, дуба, груши. Самые ходовые сейчас — ольховые опилки…

Если коптить елкой и пр., то цвет будет просто сказка и время сократится, но колбаса пропитается канцерогеном. Естественно, такие опилки гораздо выгоднее и все малые предприятия ими коптили, да и сейчас коптят…

Не менее интересен и процесс ДО этого. Возьмем простейшую, так сказать, абстрактную вареную колбасу.

Купим говядину и свинину в полутушах, импортную, не зажиренную, не тощую и без нарушения условий заморозки. Разморозим за ночь, не прибегая к экспресс-разморозке. Добрый дядя-обвальщик, еще трезвый с утра, разрубит полутуши на отруба, разрежет и обваляет их, т.е. снимет с кости мясо. Тетя-жиловщица разберет мясо по сортам и категориям: это филей на деликатеску, это в местное кафе на антрекоты, это на гуляш, это — жилка собакам домой, это вышка и первый сорт на колбасу, второй сорт на сардельки и на фарш, шпиг на засол, шпиг на докторскую колбасу, грудинка, шейка с карбонатом, полужирка на сосиски, нежирка на колбасу…

Нарисуем на листе бумаги круг и разделим его на четыре равных сектора: 1/4 — лед, 1/4 — шпиг хребтовой, 1/4 — говядина в/с, 1/4 — свинина нежирная. Получится очень хорошая и очень дорогая немецкая вареная колбаса. Ее и будем делать.

Большая промышленная мясорубка называется волчок. Измельчим все мясо на волчке, имея на выходе самую тонкую решетку с диаметром отверстия 1 мм (это в идеале). Все три фарша на мешалке перемешаем с солью и поставим в холодильник на ночь — вызревать. (Сами немцы мясо не солят, разжиловав, сразу же пускают в дело, выигрывая при этом время).

Кстати,  вы помните приколы про бумагу в колбасе? Дело в том, что в контейнер с мясом положено класть бумажку с надписью что это за мясо, например, «Св.п/ж» или «Гов.II» или (из личной практики) «Конь.» Конечно, бумажку нужно помещать снаружи на емкости, в котором находится фарш, но она может потеряться, поэтому просто кидают внутрь, обычно прилепляя прямо к фаршу. Фарш за ночь покрывается легкой корочкой, бумажка намертво к ней, пропитывается соком и становится слабо видимой. Естественно, что вытаскивать бумажки всем лень и недосуг. Но в вареной колбасе бумага разойдется без следа, а вот в полукопченке может и сохраниться кусочками… Это один из путей попадания бумаги в колбасу. Класть же бумагу в колбасу СПЕЦИАЛЬНО просто  не выгодно: веса от нее никакого, воду она не берет. Для сравнения: 1 кг крахмала, положенный в колбасу, завяжет 9 л воды, 1 кг соевого белка — 5 л воды, 1 кг каррагинана — 40-50 л воды. Ну, и на фига бумага???

Но вот мясо просолилось… Большая стальная чаша, крутящаяся вокруг своей оси с прикрепленными в виде пропеллера сверху над ней и крутящимися с бешенной скоростью серповидными ножами, — вся эта хрень с крышкой называется куттер. Высыпаем туда говядину, треть льда, включаем и куттеруем на медленной скорости. Говядина разобьется и резко охладится. Буквально через полминуты высыпаем в крутящуюся чашу все сухие компоненты (специи), крутим дальше, следим за температурой. Как дошло до +6 градусов, засыпаем фосфаты, еще треть льда и свинину, врубаем вторую и сидим, ждем, когда будет + 8, потом закидываем измельченный шпиг и остаток льда и ждем до + 11 (немцы куттеруют до +12,8, но у них условия другие). Получается однородный фарш сосисочного цвета. Туда можно быстренько подмешать грибы, фисташки, перец красный или зеленый, майоран, сыр, шпик кусочками, кусочки мяса для красоты…

Если дома к мясорубке вместо решетки спереди присобачить трубу, то можно нечто забивать в оболочку. Эта хрень называется шприц. Весь наш красивый фарш перегоняем в бункер шприца. Если шприц автомат, то батоны выплевываются, только успевай ловить и укладывать в лоточки на раму, или вешать на палки и на раму. Если шприц не автомат, батоны нужно клипсовать вручную или вязать. Вязальщица-профи — это просто песня. Какие там, на хрен вьетнамки? Их на выстрел к колбасе не подпустят. Ибо ручная вязка — аккуратный труд. Перетянешь слишком туго — полопается, недотянешь — батон будет сморщенный. Еще ж не просто вязать надо, а с выгибонами, перетяжками. Раньше по количеству и расположению перевязок определяли, что за колбаса. Тогда еще не было маркировки на оболочке на всех колбасах поголовно…

Потом обжарка горячим дымом, варка и охлаждение водой. Подсохнет и в холодильник. Утречком в магазин… Вот так в идеале делается вареная колбаса. И какова примерно ее себестоимость?

Ну, если делать колбасу по тем нормам, что были при Союзе, то её себестоимость (и, соответственно, продажная цена) будет в 4 раза выше существующей, это как минимум. Такую колбасу просто никто не сможет покупать.  Это не агитация – это чистая правда. Считайте сами – процесс вам теперь известен, какие для чего имеются компоненты – тоже. Законы рынка, вы, надо полагать, помните. Добавим только еще немного нужной информации о добавках, без которых ныне не готовятся никакие колбасы:

Е171 — диоксид титана — отбеливатель рыбного фарша (сделать из серой рыбы низкого сорта белое мясо высшего сорта можно просто добавив краситель).

Е 200 — сорбиновая кислота – консервант.

Е 202 — Сорбат калия – консервант.

Е 250 — нитрит натрия — то, что прокрашивает мясо — вступает с миоглобиновым комплексом мяса в реакцию и поглощает кислород из воздуха, придавая готовой колбасе розовый цвет.

Маленькое отступление: нитрит натрия прекрасно действовал, когда мяса в колбасе было много. Он мясо прокрашивал и порядок. Сейчас, когда мяса в колбасе практически нет, нитрит потерял свою злободневность и актуальность. Теперь все красят внешними и внутренними красителями. Самые популярные — ферментированный рис и кармазин (кармуазин).

Е 322 – то, что позволяет из воды и какао-бобов сделать равномерные раствор шоколада. Без лецитина эти фракции не смешаются.

Е 325 — лактат натрия — супервещь, консервант, который сейчас с убойной скоростью завоевывает рынок за счет своей естественной совместимости с белком мяса.

Е 407 — каррагинаны — производная от морских водорослей. Вяжет от 20 до 80 частей воды. Без него теперь никто колбасу не делает – не выгодно! И мы его едим постоянно.

Е 410 — камедь рожкового дерева — загуститель естественного происхождения — во всех кетчупах.

Е 412 — гуаровая камедь – аналогично.

Е 621 — глутамат (глютамат) натрия (глютаминат) — запомните эту вещь. Это чистая химия. Вкус семечек во рту. Вкус колбасы после съедания, который заставляет отрезать еще кусочек. 1 ложка на кастрюлю воды и готов бульон по вкусу. Бульонные кубики — суть глютамат + сухой носитель + ароматизатор. 50 г на 100 кг мяса делает колбасу колбасой. Это привычный нам сегодня вкус. Все остальное — просто лирика…

Е 450 — дифосфаты, пирофосфаты, Е 451 — трифосфаты, Е 452 — полифосфаты — все это в разных сочетаниях, пропорциях и под разными названиями по разной цене бродят по рынку России.

О фосфатах в мясе следует поговорить отдельно.

Главная задача для любого производства — дать большие выхода готовой продукции, т.е. удержать лишнюю влагу внутри. Если взять 100 кг мяса и получить 150 кг колбасы — выход будет 150 %. Если же по ГОСТу выход этой колбасы 110%, то остаток 40 кг колбасы можно не оприходовать, а продать, съесть, пропить, обменять на дрова, скормить собаке или выкинуть (выбор по вкусу). Про 150% я, конечно же загнул, но получить 120% вместо 105% достаточно просто без заметной потери качества. Так вот влага изначально (когда еще не было сои) сохранялась в мясе в т.н. гидрофильных центрах. Чем их больше, тем больше влаги может удержать мясной белок после термообработки. Фосфаты же как раз и открывают гидрофильные центры. Т.е. чем больше запихаешь в колбасу фосфатов, тем больше они удержать влагу и колбаса будет тяжелее, а следовательно, выше прибыль.
В советское время на фосфаты был установлен строгий предел 150 г на 100 кг сырья, и хотя увеличение этой нормы в 2 и даже 3 раза никак не сказывалось на вкусе колбас, тем не менее, ради здоровья населения данная норма контролировалась строго. Теперь же, как вы сами понимаете, здоровье населения никого не интересует….

ГОСТовские колбасы высшего сорта практически всегда имеют маленькие выхода, что очень удобно сейчас для «эффективных» собственников. Однажды я задал глупый вопрос УМНОМУ человеку, еще будучи зеленым технологом, — «А почему у такой то колбасы по ГОСТу такой выход маленький, если даже я могу прибавить, ничего не делая?» УМНЫЙ человек сказал умную вещь, что ГОСТы утверждали люди, которые по ним и работали и они старались сделать вкусный и полезный для всех людей продукт!

О, времена! О, нравы!

При подготовке настоящей статьи были использованы материалы http://mikle1.livejournal.com/1109788.html

Пока комментариев нет.

Оставить комментарий