Стимулы к победе

Победитель состязаний, чемпион, рекордсмен – гордые слова, олимпионики — так назывались победители Олимпийских игр в Древней Греции. Каждые четыре года на протяжении почти четырёх веков, начиная с 776 года до новой эры, на территории города Олимпии проводились эти честные состязания. Что ожидало олимпиоников? Восторг зрителей, почетный венок из ветвей маслины, пиршества в их честь в Олимпии и триумфальная встреча при возвращении каждого в родной город.

Их имена записывались в городские хроники и навсегда заносились в списки победителей в самой Олимпии. Значение Олимпийских игр было столь велико, что на дни их проведения объявлялось «священное перемирие» и  запрещались войны между городами-государствами по всей территории Эллады.

С 1896 года Олимпийские игры вернулись в жизнь человечества. Но, в отличие от правил Древней Греции, не войны отступали перед играми, а Олимпиады трижды – в 1916, 1940 и 1944 годах — не проводились из-за мировых войн. Сегодня в мире с тревогой говорят о новой опасности для олимпийского движения – о коммерциализации спорта. В спорте и вокруг спорта «крутятся» огромные деньги, сталкиваются крупные экономические, а значит и политические интересы и… уходит из него «эллинская» чистота, уходят прежние стимулы к победам. Их вытесняют другие стимулы – денежные.

Сергей Есенин, приехав в 1922 году в Америку, писал оттуда: «Человека я пока еще не встречал и не знаю, где им пахнет. В страшной моде Господин доллар… Пусть мы нищие, пусть у нас голод, холод… зато у нас есть душа». «Сознание неправды денег в русской душе невытравимо», – отмечала Мария Цветаева.

«Невытравимо», – говорите? Это мы еще посмотрим, – вступили в многоходовую борьбу за эволюцию нашего «менталитета» спецы по манипуляции общественным сознанием, задействовав в полную мощь универсальные возможности всепроникающего телевидения. Помните, как поблекла (хоть интерьеры стали роскошными) и стала излишне напряженной прежде живая, искрившаяся непосредственностью и остроумием передача «Что? Где? Когда?» после того, как наградой для победителей стали не прекрасные книги, а деньги? «Совки» все еще думают, все еще надеются, что жизненный успех могут принести труд, золотые руки и золотые мысли? Мы приучим их к тому, что в новой жизни не талант и труд, а случай и риск приносят (или отнимают) шанс на особо крупный выигрыш. Пусть привыкают, что кто-то, угадав букву в «Поле чудес», увозит домой баснословно дорогой, несоразмерный с «заслугами» приз. Пусть живут иллюзиями и надеждами на некий счастливый случай.

Сегодня, видно, пришло время очередного важного этапа в сломе нашего «менталитета». На телеэкранах появились состязательные передачи «Слабое звено» и «Последний герой». По форме они различаются между собой. Первая – студийная, камерная. Действие второй разворачивается на далеких необитаемых островах. Но есть в этих передачах и два одинаковых, крайне существенных момента. Первый – это, ясное дело, грандиозный денежный приз. А вот второй отличается полной новизной. Дадим этому новому признаку следующую понятную формулировку: вывернутые наизнанку принципы олимпизма. Внимание участников и миллионов телезрителей сосредоточено не на победителе, не на восхищении и любовании его успехом, а на «выбрасывании за борт», на изгнании более слабых игроков (причем «слабые» могут быть как раз сильными, но от них выгодно избавиться как от будущих конкурентов). Особая низость действа состоит в том, что изгоя называет  не некое жюри, а сама команда (даже слово «команда» не хочется применять для этой ситуации, не хочется марать его; впрочем,  в «Последнем герое» состав участников называется  «племенем» – ну, это ещё  куда ни шло).

И вот чеканный металлический голос ведущей в «Слабом звене», как ударами хлыста, подгоняет события: «На кон поставлены 72 тысячи рублей, и только один из вас сможет унести их домой! Вы должны избавиться от того, кто пытается забрать из банка чужие деньги! Чьи слова – это только пустые звуки? Кто должен уйти? Наталья, команда выбрала вас! Вы – самое слабое звено! Прощайте!»

В «Последнем герое» участники в течение дня обустраивают быт, добывают пропитание, соревнуются с другим «племенем» в преодолении препятствий, дурачатся, плавают… Но они знают, и мы, зрители, знаем, сколько в их отношениях фальши, подозрительности, интриг, поисков поводов для нелюбви друг к другу, опасений, что очередной жертвой окажешься ты. Вечером при свете факелов они должны будут решить, кого же выгнать из племени сегодня, чей факел будет демонстративно погашен. А телекамера в эти моменты, как и в «Cлабом звене» будет показывать лицо изгоняемого. Ещё крупнее, ещё! Смотрите, как ему неприятно, как он пытается казаться неуязвленным… А в завершении передачи – картинка: открытый заветный чемодан, наполненный деньгами. Бодрый голос ведущего обещает «племени» и телезрителям «новые схватки в борьбе за три миллиона рублей!».

Может быть, если вернуться к разговору о спорте высоких достижений, и в самом деле деньги – это более действенный стимул к победе, чем был, например, неосязаемый и нематериальный советский патриотизм? Но тут возражают многие и многие  спортсмены, причём даже те из них, кто, пребывая и сегодня в хорошей спортивной форме, уже «вписался» в новую жизнь. Когда читаешь подряд их оценки, взятые из самых разных изданий последних лет, проникаешься уважением к спортсменам как таковым. Может быть, это честность самого спорта закаляет личную человеческую честность и делает спортсменов неподвластными конформизму и зомбированию.

Виктор Банников, прославленный вратарь киевского «Динамо», первый вице-президент Федерации футбола Украины, говорил в 2000 году за год до своей недавней кончины: «Уверен, что вдребезги раскритикованный  «советский патриотизм» был всё-таки более сильной мотивацией, чем нынешние астрономические премиальные».

Олег Блохин, суперзвезда советского украинского футбола: «Мы тогда играли не за деньги. Я считаю, что именно Щербицкий содействовал развитию спорта в Украине. Это был очень порядочный и умный человек».

Алексей Чередник из Днепропетровска, игрок той сборной СССР по футболу, что завоевала золото на Олимпийских играх в Сеуле в 1988 году: «И как бы сейчас ни клеймили те времена, но патриотизм за одну шестую часть суши ребята испытывали неподдельный. У меня дома до сих пор с Олимпиады лежит красный флаг с гербом Советского Союза. И я до сих пор считаю себя гражданином той страны».

Сергей Бубка, знаменитый легкоатлет, который 32 раза улучшал мировой рекорд в прыжках с шестом, признаётся в таком же ощущении: ²Я выступаю за команду независимой Украины, но в душе остаюсь советским человеком. Ничего не могу с собой поделать».

Людмила Бобрусь (Порадник), капитан легендарной киевской женской гандбольной команды «Спартак»: «Нам в свое время были не нужны ни премии, ни квартиры, ни машины. У нас, извините за банальность, было чувство патриотизма».

Арвидас Сабонис, знаменитый «центровой» легендарной сборной СССР по баскетболу (cегодня он – один из ведущих игроков Национальной баскетбольной ассоциации США), грустит о советских временах: ²Больше такого никогда не будет, не будет такой системы, такого взаимопонимания! Нас cобирали в команду с территории почти в полглобуса. Мы говорили на разных языках — и эстонцы, и латыши, и грузины, украинцы, но прекрасно понимали друг друга… Сейчас играют за деньги, тогда — за идею. Есть такое, что невозможно измерить деньгами».

Владас Гарастас, тренер литовской баскетбольной команды «Жальгирис», родной команды А. Сабониса: «Я сожалею о прошлых временах. Раньше был хороший баскетбол. Одна звезда ярче другой. О деньгах никто не думал — только о победе».

Анатолий Тарасов, великий тренер, кумир спортсменов и болельщиков, создавший непобедимый «уникальный советский стиль в хоккее», осенью 1991, когда была ²приостановлена» деятельность КПСС, заявил в печати: ²Я был и остаюсь коммунистом. Не вижу для себя мотивов выхода из партии. Я не из тех, кто легко забывает добро. Коммунистическая партия еще займёт своё достойное место. Может быть, люди просто оказались ещё не готовы для воплощения таких высоких задач… Молодые люди сегодня не поверят, но часто, выходя на решающие матчи, мы в раздевалке пели «Интернационал», и поверьте, это поднимало боевой дух, помогало в борьбе. Тогда, в 60-е годы, это было именно так, спросите у других. Мы верили, мы гордились, мы не держали «фигу в кармане». Посмотрите сами — у нынешних игроков нет иллюзий, нет и веры, а в результате не стало и побед².

Давид КИПИАНИ, один из лучших советских футболистов, легенда грузинского футбола (1998г.): «Сейчас это даже странно звучит — «честный человек в футболе».

«Зеркало недели» (2001 г.): «Украинский футбол максимально удалился от принципов честной игры… Специфические методы ведения бизнеса и реализации политических помыслов были привнесены в футбол, превратив честность в исключение».

«Советская Россия» (2001 г.): «Телевидение старается. И вот мы часами  вперяемся в экран, переживая за «слабое звено», а теперь еще и за «последнего героя». Всмотримся, какой же он, этот герой? Человек беспринципный, холодный и расчетливый, эгоист, индивидуалист, лишённый всяких эмоций и прежде всего сочувствия, сострадания к ближнему. Вот уж не «совок» — это точно!.. Господа, где же тут новое? Вы возвращаете фашизм в самом неприглядном виде с его философией «падающего — подтолкни».

Аркадий Воробьев, двукратный олимпийский чемпион по тяжелой атлетике, как и многие выдающиеся спортсмены, настаивает на необходимости возрождения разрушен-ной советской системы массовой физкультуры. ²Я помню, до войны, — говорит он, — настолько много уделялось внимания развитию общефизической подготовки, что чем-то постыдным и низким считалось не иметь значок БГТО. Это целая культура была. Мы с гордостью ощущали себя здоровыми, физически сильными людьми. Разве это не прекрасно? Необходимо заново вводить эту систему, буквально насаждать ее, начиная с детского сада».

О стимулах советских спортсменов к победам Аркадий Воробьев сказал так: «Заставлять чужие залы вставать под звуки нашего гимна — вот что значит иметь характер». И добавил: ²При этом более доброжелательных, открытых спортсменов, чем советские, не было. Отсоревновавшись, мы всегда помогали соперникам перед их выходом на помост: растирали, настраивали на борьбу. Никогда мы не закрывались в своём углу².

Какая же пропасть лежит между доброжелательностью и открытостью советских спортсменов и той мерзостью взаимоотношений при состязаниях, в которую нас погружают телепередачи «Слабое звено» и «Последний герой». То ли ещё будет! Полный запланированный и осуществляемый манипуляторами путь деградации человеческого в человеке мы ещё, по всей видимости, не прошли. Поневоле вспоминаешь утверждение выдающегося писателя современности Юрия Бондарева: «Американская доктрина примитивизации сознания имеет глобальную цель — создать всемирную империю дебилов, где человек есть машина для добывания денег, живая машина, неуклонно деградирующее и примитивно думающее существо: деньги, деньги…».

Нo в нашей памяти живут спасительные для души высокие образцы не денежных стимулов к победам в состязаниях, когда сверхусилие, мастерство и неукротимая дерзость приносили чистую, всепоглощающую, волновавшую до слёз радость честного триумфа. Так и будут они в истории стоять рядом друг с другом — древнегреческие олимпионики и советские спортсмены, с блеском побеждавшие соперников на всепланетных Олимпиадах во имя советского патриотизма.

Светлана ГАРАЖА  

Пока комментариев нет.

Оставить комментарий