Трудовое соглашение – дело политическое

 

Текстильная промышленность является исторически первой отраслью крупного машинного производства и наиболее крупной во всей лёгкой промышленности. Несомненно, эта базовая отрасль занимает одно из важнейших мест во всём процессе воспроизводства общественного продукта и в удовлетворении потребностей населения.

Германия: бохумские и крефельдские текстильщики протестуют против преступных предложений работодателя. В одной из ночных смен на фабрике полусинтетических тканей в Бохуме прошла забастовка, в которой приняли участие 2400 человек. Причины забастовки: жестокая эксплуатация рабочих, повышение интенсивности труда выше всякого физиологического предела.

Повышением интенсивности труда рабочего создаётся относительная прибавочная стоимость для капиталиста: в единицу времени из рабочего выжимается всё больше и больше продукции. Машины переводят на самую большую скорость, и с такой же скоростью вынуждают трудиться рабочего-текстильщика. При этом машины изнашиваются производительно, быстрее окупают себя и приносят больше прибыли хозяину фабрики. А рабочие – придатки этих машин — изнашиваются катастрофически, их организмы разрушаются очень быстро. Живые люди становятся инвалидами, увядают, истощаются, болеют и, наконец, гибнут – то есть, умирают намного раньше природного срока. Маркс не зря писал, что капитал, как вампир, оживает тогда, когда высасывает из рабочих их кровь, здоровье, саму жизнь. Высасывает и отбрасывает вон, как ненасытный паук отбрасывает из паутины пустые оболочки несчастных насекомых.

Сегодня трудящиеся западногерманской текстильной промышленности поставили себе тактическую цель: принудить капиталиста-работодателя к трудовому соглашению, которое устроит рабочих. Переговоры пройдут 15 февраля. В случае провала этих переговоров рабочие намерены увеличить общее давление на администрацию и размах протестов. Рабочие не шутят: так, два дня назад в ночной смене на фабрике в Крефельде 900 человек остановили работу и направились к заводским воротам. Производство ткани было частично приостановлено. Частично – потому что технология производства некоторых тканей является непрерывной, как, например, разливка стали или работа доменной печи. Остановка таких машин приводит к их порче или разрушению. Текстильщики не хотят разрушать машины — продукты труда сотен тысяч рабочих. Текстильщики понимают, что скоро все эти машины вернутся в руки своих настоящих хозяев и создателей. Текстильщики жалеют машины и понимают, что в их бедствиях виновата не сложная техника, а частное право собственности на эту технику, то есть, капиталистические общественные отношения. Вот их и нужно безжалостно ломать, нужно добивать до полной кончины этого проклятого вампира – капитализм.

Тем не менее, если будет нужно, текстильщики остановят все машины. Люди дороже.   Рабочие западной текстильно-швейной промышленности (земля Северный Рейн- Вестфалия) из городов Бохум, Крефельд, Дюрен, говорят прямо: хватит шуток и полумер, мы боремся за трудовое соглашение, по которому наши права будут соблюдаться, а не урезаться день за днём.

Трудовое соглашение – штука хорошая. Только, товарищи, вы не забудьте поставить за этим соглашением свою коллективную материальную силу, которая должна действовать на буржуя, как нагайка на строптивого осла: чуть шаг в сторону от условий Соглашения – на тебе по башке, чуть стал мудрить или хитрить – на тебе ещё два раза. И так забивать до смерти.

Капиталисты и их государственные собаки понимают лишь язык пролетарской дубины? Ну, так и разговаривать с ними нужно на этом языке: без уговоров, без увещеваний, без призывов к совести и стыду, без лишних бумажек. Не хочешь, мразь, уважать рабочий класс, — получай в рыло.

Оппортунисты и некоторые учёные лакеи — дипломированные содержанки и академические проститутки по заданию своих хозяев часто говорят рабочим, что, да, мол, капитализм не всегда хорош для рабочих. Но в этом виноваты не капиталисты персонально, а объективные законы капитализма. Рабочие не могут отменить эти законы. Поэтому, дескать, рабочим не нужно и стремиться к тому, чтобы их отменить.

Да, мы не можем отменить объективные законы капитализма – но только до тех пор, пока существует капитализм (и его пережитки, которые при социализме уничтожаются постепенно и неуклонно). Но учёные проститутки под объективные законы общественно-экономической формации подсовывают и их следствие — существующие юридические законы, буржуазное право, которое, по их мнению, так же свято и неизменно.

Так что же делать немецким текстильщикам? В Соглашении и на переговорах указать, что их требования есть закон, обязательный для выполнения. В случае невыполнения этих рабочих законов всё производство в текстильной отрасли Вестфалии будет остановлено, фабрики заблокированы, контроль на дорогах и в городах перейдёт в руки рабочих дружин. Если буржуй скажет, что всё это незаконно, нужно ответить, что тем хуже для буржуазного закона: ты, шкура, не признаёшь законов рабочего класса, так почему рабочий класс должен признавать твои вонючие, шкурные и убогие законы? По статье № 2 пролетарского закона все текстильные фабрики и заводы Вестфалии принадлежат нам, рабочим-текстильщикам. Вот мы их – в полном соответствии с этой статьёй – и заберём себе. Попробуешь насильничать с помощью своего государства – получишь насилие в ответ — в соответствии со статьёй № 3 нашего закона, которая гласит, что всякая революция лишь тогда чего-нибудь да стоит, когда она умеет защищаться. Убьёшь нашего рабочего – найдём и повесим всю твою семейку. Посадишь рабочих – разнесём тюрьму и муниципалитет. У полиции и армии тоже яйца не железные. Не стесняться, постоянно идти в атаку на капиталиста, выкручивать ему руки. Но и не упускать выгодных компромиссов, коль на них пойдёт буржуй и государство.

При этом всякий компромисс не должен подменять и ограничивать политическую борьбу экономической, не должен противоречить конечной цели классовой борьбы текстильщиков – уничтожению капитализма и его основы – частной собственности. То есть должна выполняться статья № 1 пролетарского закона, которая гласит, что вся полнота политической власти в Германии на самом деле принадлежит немецкому рабочему классу, и государство такое есть не что иное, как диктатура немецкого пролетариата.

Солидарность с протестами и забастовки вестфальцев проявили и текстильщики других городов и земель. На фабрике в городе Ингольштадт рабочие остановили работу ночной смены и провели предупреждающую забастовку. Их примеру последовали несколько сотен человек с автомобильных заводов «Фольксваген» в земле Баден-Вюртемберг.

Профсоюз IGMetall планирует в третьем раунде переговоров отвоевать достойные условия договора у работодателя. А для их материального закрепления в последующие недели планируется расширить протесты трудовых коллективов по всей стране. Ко всему  этому 100 тысячам рабочих текстильной и швейной промышленности требуется срочно поднять зарплату минимум на 4.5 процента в течение этого года. Также необходимо решить вопрос об улучшении условий досрочного выхода рабочих на пенсию. Этот вопрос будет внесён в повестку дня на переговорах, которые пройдут 15 февраля. Пожелаем удачи рабочим- текстильщикам. Главное — не сдаваться и вести борьбу до полной победы над последним эксплуататорским классом.

 

Сергей

 

Материал взят с сайта: IGMetall.de

 

5 Ответов к “Трудовое соглашение – дело политическое”

  1. Вадим
    05.02.2017 при 16:45 #

    (с) — «Также необходимо решить вопрос об улучшении условий досрочного выхода рабочих не (не «не», а «на») пенсию.»

    • Bond
      05.02.2017 при 17:04 #

      Данке шён. Исправили

  2. Ерёма
    05.02.2017 при 18:20 #

    Советую посмотреть кинофильм «Новые времена» (Modern Times) Чарли Чаплина, в котором речь идёт о жизни народа во время Великой депрессии в США.
    В частности, показываются все язвы капитализма в виде интенсификации труда, безработицы, отношения к рабочим, как к скоту и т.д.
    Присутствует речь и слова на английском языке, так что, кто не знает языка, то лучше смотреть с субтитрами.
    Вот здесь хорошая версия с субтитрами — http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=3066761 (Заходить при помощи прокси-сервера, так как ресурс заблокирован на территории России).

  3. Студент
    06.02.2017 при 13:25 #

    Мда , им то хорошо у них не порушили и разворовали предприятия , они сейчас производители, а у нас? Правильно перепродавцы, и бастовать некому, хорошо империализм пристроился

  4. серг
    07.02.2017 при 16:09 #

    Я солидарен с немецкими рабочими и считаю, что только силой пролетариат завоюет себе экономическую свободу. Но насчет «вешания семеек», автор, ты это серьёзно?? Можно капиталюге по конечности за каждого убитого отрывать, можно в инвалидное кресло посадить, в общем заставить мучиться наслаждаясь результатами своих трудов. Но семью трогать не перебор, нет? Чем мы,пролетарии, тогда лучше этих скотов?

Оставить комментарий