Ваш дед знал, что делать

Имеется в городе Рыбинске  Спортивная  детская юношеская специализированная школа олимпийского резерва по стрельбе из  лука — единственная в Ярославской области.  Школа носит имя своего основателя — заслуженного тренера России Устинова-Иванова Льва Николаевича.  Потомки  Устинова, его сын и невестка,  которые в свое время вместе с ним создавали школу, теперь работают в ней тренерами.  Они обратились ко мне, как к журналисту. Они  рассказали, что нынешнее  руководство школы   погрязло в коррупции и злоупотреблениях, что оно думает не о развитии воспитанников, а об  увеличении собственных доходов, и  что они,  пытаясь бороться за спортивный  и нравственный уровень школы, попали в опалу и навлекли на себя гонения начальства.

Юрий Львович и Лариса Владиленовна Устиновы рассказали о своем отце, который создал Рыбинскую спортивную школу по стрельбе из лука и положил начало этому виду спорта в Ярославской области.

— Отец Льва Николаевича,  Николай  Устинов-Иванов, был профессиональный революционер.  Поэтому и носил двойную фамилию,  как было принято в среде  русских революционеров.  Он погиб в двадцатом году, в сражениях гражданской войны.

Лев Николаевич  Устинов приехал в Рыбинск в семьдесят шестом году.  До этого  он жил в Улан-Уде, столице Бурятии.  В Бурятии стрельба из лука по сурам – традиционный вид спорта.  Лев Николаевич первый  положил начало в Бурятии классической, олимпийской стрельбе из лука. Дело пошло на славу, школа Устинова  стала известной  и в других областях Союза. В те годы, когда правление  страной осуществлялось народом и  в интересах народа,  была действительная забота о развитии спорта.  Устинову предложили ехать в Ярославскую область и  создать там школу спортивной стрельбы из лука.  Он поехал, а вместе с ним – сын Юрий Львович и невестка  Лариса Владиленовна.  В Ярославле жилья для них не оказалось, а в Рыбинске нашлось. Устиновы обосновались в Рыбинске. И здесь ими была создана  школа по олимпийской стрельбе из лука. Лев Николаевич возглавил школу, а сын и невестка стали работать тренерами.

Лев Николаевич  отдал школе все оставшиеся годы жизни.  Вместе  с сыном и другими тренерами он своими руками строил здание для школы.  За годы работы директором и тренером подготовил много мастеров спорта.  Уже тяжело больной,  перед смертью, он приходил в школу и  вел тренировки.  Он умер в девяносто восьмом году.  Школе было присвоено его имя.

Со смертью Льва Николаевича положение в школе изменилось. Это были девяностые, годы реставрации капитализма.  Долг и  добросовестная  работа на общее благо уже перестали быть главным  человеческим достоинством.  На первое место вышло умение устроиться и обделать свои дела.  Среди тренеров школы  тоже нашлись люди, которые  с готовностью восприняли  эти шкурные идеалы. И именно они со временем оказались  у руля школы.  Эти люди,  поддерживая и прикрывая   друг друга, использовали свое служебное положение  с одной главной целью – извлечь из него как можно больше личной выгоды.

Стремясь увеличить как можно больше свои доходы, они не брезговали ничем. Вот пример.  Тренер за каждую победу воспитанника на соревнованиях  получает в виде поощрения денежные выплаты. Вместо того,  чтобы добросовестно тренировать спортсменов и таким образом добиваться высоких результатов, новое руководство поступало по-другому. Оно сговаривалось  с тренерами сильных команд,  чтобы на соревновании тренер  включил их спортсмена в команду в качестве резерва. Спортсмена включали. Команда выступала, занимала первое или второе место, и спортсмен, который даже не стрелял,  получал  медаль и удостоверение, что он одержал победу на соревнованиях.  В  личном зачете этот человек мог занимать  двадцатое или тридцатое место. Но, поскольку в командном зачете занял первое или второе – тренеру  давали значительную выплату.

При такой работе дела в школе шли все хуже. Все меньше мастеров выходило из нее, все ниже были результаты спортсменов. Чтобы как-нибудь поправить дело, руководство школы стало негласно переходить с олимпийской, классической стрельбы из лука на блочную.

Для тех, кто не знает: блочный лук (компаунд) – появился в Америке и используется как охотничье оружие. На этом луке применена система блоков, которая облегчает удержание натянутого лука с гораздо меньшим усилием, чем его реальная сила натяжения. На этом луке, в отличие от классического, применяется оптический прицел с нивелиром,  в то время как в олимпийском луке спортсмен целится через обычный прицел (мушку). Тетива блочного лука натягивается при помощи «релиза» — это специальный захват-крючок, имеющий спусковой курок. В то время как в классическом луке тетива удерживается только тремя пальцами без всяких механических приспособлений. Словом, стрелять из блочного лука  намного легче.  А нормативы и мишени  такие же, как и в классике. Ясно, что любой спортсмен  добьется в блочной стрельбе гораздо более высоких результатов, чем в классической.

Поэтому руководство школы и стало переходить на блочную стрельбу (которая не является олимпийским видом спорта). А классическая, олимпийская  стрельба оказалась в загоне и совершенно перестала развиваться.

Устиновы с горечью видели, что новое руководство губит дело, которому отдал жизнь их отец. Они пытались бороться. Но группа  шкурников, захватившая власть в спортивной школе,  действовала  сплоченно и дружно давила всех, кто представлял опасность для их интересов. Тренеры Устиновы не добились ничего и оказались в опале у руководства.  На них посыпались выговоры и нарекания.  Их обвиняли в плохой работе. В ответ Устиновы указывали на то, что они подготовили двадцать мастеров спорта, а руководитель, обвинявший их – всего трех. Но их не слушали и продолжали объявлять выговоры за что попало.  Жить Устиновым стало тяжело. Им пришлось безостановочно судиться и через суд добиваться снятия выговоров.  А теплая компания, устроившаяся  у кормушки, продолжала бессовестными махинациями  зарабатывать деньги, грамоты и благодарности от властей.

Устиновы обращались к  градоначальнику,  к его заместителям, к депутатам,  писали письма президенту.  Ничего не помогло.

И вот теперь они спрашивают: что делать? Кому теперь писать?   Кто им может помочь?

Уважаемые тренеры Устиновы!  Ваш дед, профессиональный революционер Николай Устинов-Иванов – знал, что делать. Он знал, что надо бороться не со следствием — а с причиной, не с отдельными проявлениями буржуазной системы – а со всей системой.

Ведь вы видите – то, что происходит в вашей школе, происходит теперь везде.  Возьмите  любую больницу – разве там не то же, что и у вас?

Главный врач, который является просто чиновником,  администратором – получает раз в десять или даже  пятнадцать больше рядовых врачей.  Доходы его, так же, как и доходы вашего директора – тайна, спрашивать о которой не полагается. Он так же окружает себя кучкой избранных, которым дает возможность  устроить свои дела, а они за это помогают ему устраивать свои.  И главное дело этой шайки – как можно лучше использовать свое выгодное положение,  прикрывать друг друга и давить  тех, кто встанет на пути.

И врачи так же беззащитны перед своим руководством, как вы перед своим. И их тоже власть не слышит, так же бесполезны их разрозненные протесты и письма, как и ваши.   Почему? Потому что эта власть не на вашей стороне.  Она – на стороне тех, кто   цинизмом и наглостью  прорвался к сытным кормушкам.  Потому что она сама —  такая же шайка, как  та, что правит  вашей школой.  Она тоже пробилась наверх благодаря  бесстыдству и алчности, и так же цинично  использует свое положение для личного обогащения. Они  все вместе – одна преступная  группа,  один класс. И верхние  грабители опираются на нижних.  Власть  крупных  преступников, таких как градоначальники и министры, держится на  преступниках помельче  –  таких, как руководство вашей школы. Так как же власть пойдет против тех,  на кого опирается, кем держится? Нет, она будет стоять за них горой, покрывать их и выгораживать.

Вы спрашиваете, кто может вам помочь и кому еще писать?  Если  двадцать чиновников,  которым вы писали,  не помогли – почему вы думаете, что двадцать первый поможет?

Нам не поможет ни один депутат, ни одна партия, ни один чиновник.  Помочь себе мы можем только сами.  Ваш дед, Николай Устинов-Иванов, это понимал.

Яновна

Пока комментариев нет.

Оставить комментарий