Война с ТЭЦ и «хрущевками» = война с трудовым народом

В ряде статей и заметок РП уже касался темы войны буржуазии с теплоэлектроцентралями. Кто забыл или не читал, напомним: ТЭЦ – это тепловая электростанция, которая «работает» на смеси дешёвой угольной пыли с мазутом, производит электрическую и тепловую энергию для широкого промышленного и бытового потребления. Тепловая энергия по своему существу является побочным (но важным) продуктом производства электричества. Она используется в промышленных целях и для отопления жилых кварталов в городах и крупных посёлках. Таким образом, общественное, социальное значение ТЭЦ велико, а в некоторых конкретных районах – чрезвычайно велико.

Что означает стремление капиталистов уничтожить ТЭЦ?

Это означает:

— уничтожение дешёвого центрального отопления, сначала в отдельных городах и районах страны, а затем, на фоне закрытия районных газовых и угольных котельных, и в масштабах всей страны;

— за короткий срок (год–два) рост цен, с одной стороны, на электроэнергию, газ (и уголь), а с другой – на все мыслимые отопительные приборы. Увеличение цен будет в разы, но в особенно холодных регионах России, стало быть, на большей её территории — так он возможен на порядок–два. «Зазор» для огромного роста капиталистической прибыли есть, он заключается в низкой стоимости производства электроэнергии и газа. Так, при себестоимости добычи, обработки, транспортировки и распределения 1 м.куб. газа, равной 60-80 копеек, цену этого куба для населения планируют довести до 10 рублей, а в перспективе и до 30-50 р. Ещё более вопиющий грабёж получается с электроэнергией. При себестоимости киловатта от 5 до 20 копеек, его рыночную цену монополисты планируют довести сначала до 3-5 рублей, а затем и до 10-15 р.

То же касается и всяких систем индивидуального отопления, от «буржуек» заводского производства до автоматических газовых котлов и тепловых насосов. Разве что цены на технику будут увеличены не на порядки, а «просто» в разы.

Тут же государство подсуетится и категорически ужесточит правила электрической и пожарной безопасности для жилого фонда.

Будут введены:

  • т.н. «социальные нормы», т.е. прогрессивная шкала тарифов на электроэнергию и газ, согласно которой при расходе свыше 150 кВт или 60 м.куб в месяц и без того высокая цена на эти блага будет расти в геометрической прогрессии;
  • более высокие штрафы за пользование «отопительными приборами кустарного изготовления»;
  • более частые проверки жилого фонда пожарниками и энергетическими контролёрами, которым будет дано указание штрафовать даже за пользование стеариновой свечкой.

Так же резко активизируются облавы полицейского «зелёного патруля», усилится охрана всех объектов, которые состоят из горючих материалов (или на которых есть горючие материалы). Ясно, что, спасаясь от холода, трудящиеся будут вынуждены день и ночь жечь газ и электроэнергию. Но первые же коммунальные счета заставят многих сооружать дома печки на любом доступном топливе, как в блокадные ленинградские зимы. В топку пойдёт всё: мебель, паркет, шпалы, лавочки, парковые деревья и кусты, заборы и т.д. Вот тут-то и развернутся каратели. Государство тут же завопит о «варварской вырубке» парков, посадок, скверов, лесов. «Зелёные» активисты потребуют «ужесточения наказания для вандалов». Депутаты быстро пойдут навстречу и примут соответствующие законы, которые по сути своей будут калькой с английских законов о бродяжничестве (конец 17-начало 18 вв.): сначала лишить человека средств к существованию и создать ему невыносимые условия жизни, а потом жестоко карать его за то, что он пытается выжить и сохранить детей.

Гвардия и полиция начнут отлавливать замерзающих рабочих при сборе сучьев, вырубке деревьев, «воровстве» досок со строек, разборе заброшенных домов, путей и отправлять их «для исправления» в концлагеря для долгого и бесплатного труда.

Бок о бок с убийством ТЭЦ и центрального отопления стоит снос «хрущёвок», пятиэтажных жилых домов из панелей, кирпича или блоков с малогабаритными квартирами упрощённой планировки. По существу, речь идёт о масштабном лишении трудящихся своего жилья, о переселении их в общежития, временные лагеря, откуда всего один шаг будет до работных домов и тех же фашистских концлагерей.

Кроме того, уничтожение огромного жилого фонда хорошо согласуется с планами буржуазии по уничтожению центрального отопления и разрушению системы ТЭЦ. Снос пролетарских домов с дешёвым отоплением прямо способствует росту цен на энергоносители и коммунальные услуги вообще, так как чем больше будет разрушено такого жилья, тем сильнее и шире будет монополия электрических, газовых и строительных монополистов. Людям попросту будет некуда деваться, и для того, чтобы выжить, они будут всё больше и больше зависеть от таких монополий, и всё больше и больше им платить.

Но и это не всё. По словам столичного градоначальника Собянина, зачистке хотят подвергнуть не только «ветхое жильё», но и те дома трудящихся, которые даже буржуазная строительная экспертиза не решается признать ветхими. Это значит, что «под экскаватор» пойдёт любое жильё, которое занимает нужное буржуазии место на городской или пригородной территории, или вообще любое рабочее жильё, которое захотелось снести.

Ясно, что сносить дома, в которых живут сами капиталисты, их прихвостни, их шуты, их чиновные и пишущие проститутки и другая ближайшая обслуга, никто не будет. Поэтому закрытие ТЭЦ, отказ от теплосетей и снос многоквартирных жилых домов для трудящихся — это не только естественные шаги буржуазии по обеспечению себе прибыли и сверхприбыли, это, прежде всего, военные действия в  ее классовой войне с трудящимися, прежде всего, с рабочим классом. Унизить, опустить до скотского барачного «рая», разобщить, разбить начатки революционной организованности, вытравить честь и жажду свободы, наконец, убить в рабочем человеке высокоразвитую личность — вот та философская изнанка, которая прячется за сносами жилья и электростанций, повышением цен и прочими «техническими» и экономическими шагами фашистов-монополистов.

Рабочий класс безмолвствует, терпит? Отчего же его не дожимать до самых краёв?

В единстве этих действий отражается вся классовая суть паразитов и эксплуататоров, весь их преступный характер. Там же отражается во весь рост вызов пролетариата на последнюю гражданскую войну.

К вопросу голода масс буржуазией добавляется вопрос холода и вопрос бездомности масс. При наличии первого, при надвигающейся опасности второго и третьего, каждый рабочий, каждый трудящийся должен понять, что дальше безропотно отступать просто некуда, только в лагерь или в могилу. «За Волгой для нас земли нет».

О том, что выход есть, и о том, что это за выход, знают многие наши читатели. Это – социалистическая революция, установление диктатуры рабочего класса. Так пусть наши читатели расскажут об этом всем тем, кто ещё не знает об этом, тем, кто забыл об этом, тем, наконец, кто всё ещё колеблется, прячется, отказывается от экономической и политической борьбы. Тем, кто ходит голосовать за своих лютых врагов. Выбор невелик: или мы их – бьём и свергаем грамотно, дружно и организованно, или они нас — надолго загоняют в концлагеря и в новые бабьи яры.

Выбирайте…

М. Золин, М. Иванов     

 

Источники:       

http://www.interfax.ru/moscow/550861

http://www.interfax.ru/russia/550924

3 Ответов к “Война с ТЭЦ и «хрущевками» = война с трудовым народом”

  1. Артём
    04.03.2017 при 21:44 #

    Также об особой угрозой жители «брежневок» (панельных домиков в 10, 12 и 16 этажей). Газ на высоту выше 10 этажей не подаётся, так как возможность взрыва сильно увеличивается. Потому если уничтожат ТЭЦ, то другого выхода кроме как топить электричеством нет. Электричество сейчас не дешёвое, платить за него много. Это приведёт к росту тарифов ЖКХ для жителей таких домов и, как следствие, массовому обнищанию жителей этих домов.

    • Alexsandro
      04.03.2017 при 23:40 #

      Не помню «брежневок» 10 и выше этажей. Даже 9-этажки это не «хрущевки» и не «брежневки».

      • Артём
        06.03.2017 при 21:59 #

        Ну, как говориться, гугл в помощь.

Оставить комментарий