Всероссийская забастовка дальнобойщиков. Анализ и перспективы.

фура1По известным и независящим от редакции причинам, хроника Всероссийской забастовки дальнобойщиков, которую «Рабочий Путь» вел с 11 ноября 2015 г., 20 ноября была прервана. Поначалу планировалось, как только сайт будет разблокирован, хронику всероссийского протеста перевозчиков продолжить. Однако события в стране и в мире развернулись таким образом, что теперь детальное изложение фактов на РП уже не столь необходимо – этим занимаются много других информационных ресурсов. Гораздо важнее анализ событий, который только и позволяет оценить перспективы протеста, сделать из них соответствующие выводы и понять его уроки, ибо очевидно (по крайней мере, для нас), что подобного рода массовый протест трудящегося населения России не будет последним. По сути, все только начинается. Рост самосознания рабочего класса налицо, налицо и его яркое нежелание жить так, как он жил предыдущие десятилетия с момента разрушения СССР. Рабочее движение в стране нарастает, и рабочий класс все больше переходит к самым активным формам борьбы против гнета капитала. Об этом свидетельствует и настоящая забастовка дальнобойщиков, принявшая всероссийских размах, и статистика трудовых протестов, анализ которой мы давали здесь.

1.

Что же касается перспектив Всероссийской забастовки дальнобойщиков, то, к сожалению, они не радостные. Формально повода жаловаться вроде бы нет – забастовка стала еще шире, в том или ином виде охватив почти 80 городов России. Участвует даже Крым, доселе молчавший. Активизировалось Приморье, о котором мы долго не могли получить надежной информации. Забастовка захватила не только столичные, но и небольшие города республик, областей и краев России. Протестных акций в каждом примкнувшем к забастовке городе организуется много – значительно больше, чем прежде, до 19 ноября.

Вообще, этот день, 19 ноября, когда по всей стране проводилась Всероссийская протестная акция «Улитка», стал, по сути, переломной точкой всей забастовки дальнобойщиков. С 20 ноября (тогда, кстати, и был заблокирован «Рабочий Путь», и это не случайное совпадение, а вполне продуманные действия классового врага) в борьбе, которую ведут дальнобойщики, стали происходить довольно значительные изменения, причем изменения не по форме, а по содержанию, по сущности. Протест перевозчиков стал другим, иной направленности. Если раньше он шел в направлении буржуазно-демократическом – экономические требования, стихийно выдвигаемые бастующими дальнобойщиками, и применяемые ими формы протеста давали все основания надеяться на то, что забастовка может перерасти во всероссийскую политическую акцию в защиту буржуазных демократических прав и свобод против наступления реакции и фашизма – то теперь протест явно развернулся в прямо противоположном направлении в сторону реакции и установления фашизма, выгодную и удобную крупным монополиям и олигархии и действующей в их интересах российской власти.

Вот такие метаморфозы – вроде бы боролись против монополий и олигархов и проводимой ими политики, а оказались игрушками в их руках.

Как так получилось? И из чего мы сделали такие выводы?

Как это могло получиться, поясним ниже. А выводы свои мы сделали из следующих фактов.

Во-первых, хотя формы протеста дальнобойщиков после 19 ноября в основном остались прежними – отказ от перевозок грузов, митинги, стояние автомашин на обочинах федеральных трасс и даже блокирование их путем медленного движения по дорогам (известная уже всем «Улитка») и пр., доля разрешенных (согласованных с местной властью) протестных акций значительно увеличилась. Повсеместно стали применяться пикеты, организовываться всевозможные встречи с депутатами Госдумы и представителями местной администрации, приниматься обращения и петиции к Правительству, Президенту и т.п. – т.е. стали использоваться те способы борьбы, которые раньше, в начале забастовки, большинством протестующих водителей-дальнобойщиков отбрасывались как бессмысленные и бесполезные. Всероссийскую забастовку дальнобойщиков явно загоняют в рамки, удобные действующей власти. И основная масса дальнобойщиков против этого не возражает, что самое главное.

Во-вторых, в забастовке стали принимать самое активное участие всевозможные политические партии и организации (КПРФ, ЛДПР, «Справедливая Россия», НОД, ТИГР и т.п.), которые до 19 ноября Всероссийскую забастовку не замечали. Причем влияние этих буржуазных партий становится день ото дня все сильнее, во многих городах страны они фактически взяли руководство протестами дальнобойщиков в свои руки.

В третьих, в движущих силах массового протеста перевозчиков ведущую роль стала играть мелкая буржуазия (хозяева небольших транспортных компаний, использующие наемный труд), а не численно многократно превосходящий ее пролетариат и полупролетариат (индивидуальные водители-дальнобойщики), как это было до 19 ноября. И это тут же сказалось на характере протеста – он стал гораздо более соглашательским, ярко тяготеющим к соблюдению буржуазного закона и самое главное – отличающимся крайней лояльностью ко всем политическим силам, которые обещают помочь.

Последнее обычно аргументируется представителями мелкой буржуазии, в силу своего классового положения стоящей между крупной буржуазией и пролетариатом и потому не надеющейся на свои силы, известной цитатой из Мао Цзэдуна: «Все равно какого цвета кошка, лишь бы она хорошо ловила мышей». К сожалению, подобная ошибочная позиция нашла значительную поддержку в среде рабочих-водителей, живущих своим трудом. В итоге всероссийский протест дальнобойщиков фактически перешел под контроль крупной монополистической буржуазии, той самой, против которой, собственно, он был направлен изначально. За эту политическую ошибку теперь придется расплачиваться. А ведь достаточно было спросить самого себя, а для кого кошка ловит мышей, как сразу бы все встало на свои места. Стало ясно бы, что та «кошка», которую ты пригласил для решения своих проблем, преследует вовсе не твои, а свои собственные интересы, а на твои интересы ей глубоко наплевать.

Почему это могло произойти? Почему протест дальнобойщиков фактически перешел под контроль крупной монополистической буржуазии, с которой он боролся?

Потому что у рабочих-дальнобойщиков еще нет классового понимания существа происходящих событий. Потому, что они не осознают еще сами себя отдельным общественным классом, принципиально отличающимся от всех остальных классов нашего общества, в том числе от своих союзников в настоящем протесте – мелкой буржуазии. Несмотря на возросший уровень сознательности, они, тем не менее, полны еще мелкобуржуазных иллюзий, навязанных им за 25 лет торжества в нашей стране капитализма, что якобы в капиталистическом обществе нет классов, что народ у нас един и у всех одни интересы и т.п.

Увы, сама жизнь доказывает рабочим-водителям, что это не так. Иначе им бы незачем было бастовать. Именно потому, что их собственные материальные интересы прямо противоположны материальным интересам господствующего в нашей стране слоя буржуазии – олигархии, они и вышли протестовать против введения платы за пользование автодорогами России.

То, что вместе с ними вышла и мелкая буржуазия, ни в коей мере не свидетельствует о том, что ее коренные материальные интересы идентичны коренным материальным интересам водителей-индивидуалов, которые либо являются классическим пролетариатом, либо тесно примыкают к нему (полупролетариат) – последнее зависит от конкретных обстоятельств.

Мелкую буржуазию закон о Платоне угнетает потому, что он уменьшает ее прибыли, получаемые за счет эксплуатации труда своих наемных водителей. Ради увеличения своих прибылей она все равно будет делать все то же, что делают и олигархи – стремиться уменьшить заработную плату своим водителям. Получается, что спор между мелкой буржуазией и олигархами – это дележ прибыли от эксплуатации трудящегося населения страны – кому из них сколько достанется.

Совершенно иное дело водитель-рабочий, даже если он оформлен предпринимателем. Его доход – это фактически заработная плата, полученная им от продажи своей рабочей силы нанявшему его капиталисту, хозяину какой-то крупной коммерческой компании, заказавшему ему перевозку грузов. Рабочий-водитель выполняет для него работу, получая за нее деньги. Он не производит товар, как мелкий производитель, и не выходит с ним на рынок. На рынке он, как и обыкновенный рабочий, пролетарий, продает свою рабочую силу – свою способность к труду (свое умение водить грузовики и доставить груз по назначению). Не случайно уровень доходов водителей-индивидуалов и заработной платы водителей-наемников транспортных компаний примерно одинаков – порядка 30-35 т.р. в мес. А потому интерес водителя-индивидуала в рамках капитализма состоит в том, чтобы оплата за его рабочую силу была больше, а не меньше, как хочет того буржуазия (мелкая или крупная, разницы нет). Уже здесь видна полная противоположность материальных интересов водителей-индивидуалов и хозяев мелких транспортных предприятий.

Коренные же классовые интересы мелкой буржуазии и рабочих водителей расходятся еще принципиальнее. Мелкая буржуазия стремится к увеличению своих прибылей, а значит к постоянному и все большему ограблению своих наемных рабочих. Ее не столько волнует стоимость услуг за перевозку грузов, сколько заработная плата своих наемных работников – ведь вся прибыль буржуазии создается ими. Мелкая буржуазия хочет стать крупной буржуазией, и не может этого не хотеть, ибо таковы законы рынка – выживает на нем только сильнейший, а значит самый богатый, эксплуатирующий (присваивающий бесплатный труд) многих рабочих (сотен тысяч и миллионов). Коренной классовый интерес рабочего-водителя совершенно иной: он не хочет зависеть от рынка, который то дает ему работы, то не дает, и который определяет уровень его заработной платы, а значит и  уровень его жизни и жизни членов его семьи. Ему гораздо выгоднее работать спокойно и планомерно вместе с рабочими других предприятий (фабрик, заводов и пр.), и пользоваться всем тем, что они совместно произвели. То есть классовый интерес водителя-индивидуала – это социализм, уничтожение эксплуатации и частной собственности на средства производства как ее главного и основного источника.

Отсюда может следовать только один вывод – водитель-индивидуал и хозяин малого или среднего транспортного предприятия это временные союзники, решающие данный конкретный вопрос, поскольку он затрагивает их всех. Общих политических или даже профессиональных организаций у них быть не может, ибо классовые интересы у них различны (пролетариат и мелкая буржуазия). Общие организации, выстроенные без учета классовых интересов входящих в нее участников в условиях капитализма неизбежно будут выражать только и исключительно интересы буржуазии, но не рабочего класса, не водителей-индивидуалов.

Но именно это мы и наблюдаем в ходе Всероссийской забастовки дальнобойщиков – во многих регионах страны стихийно поднявшиеся на борьбу против гнета монополий дальнобойщики  создали оргкомитеты (инициативные группы) или профессиональные союзы, куда вошли представители как мелкой буржуазии, так и рабочих-индивидуалов, и такие профсоюзы кое-где даже были названы «независимыми». Это четвертый факт, на основе которого нами был сделан вывод о развороте протеста в сторону реакции. Ибо на деле такие профсоюзы есть реакционные профсоюзы, они очень удобны для олигархии (в свое время из марксисты называли фашистскими). Если уж от кого они и независимы, то только от интересов рабочего класса – водителей-индивидуалов. Рано или поздно такие организации неизбежно будут проводить в жизнь волю даже не мелкой буржуазии, которая там доминирует, а крупных монополий, ибо мелкая буржуазия вести самостоятельную политику не способна по своему классовому положению и всегда тяготеет к крупному капиталу. Что мы и наблюдаем уже в ходе настоящего протеста дальнобойщиков.

В пятых, в протестном движении дальнобойщиков против системы «Плантон», развернувшемся по всей стране, после 20 ноября фактически произошел раскол в среде бастующих, который в значительной степени ослабил протест. Отнюдь не все дальнобойщики пошли на поводу буржуазных партий и организаций, пытающихся увести протест в русло, удобное действующей власти. Некоторая их часть, в основном водители-индивидуалы, т.е. пролетариат или полупролетариат, продолжает стоять на прежних позициях – тех самых, которые был выработаны в самом начале протеста. Нежелание идти «под крыло» буржуазии, даже неосознанное, это показатель возросшей сознательности нашего рабочего класса. Это явление положительное.

Но есть и отрицательное. Во-первых, это раскололо забастовочное движение дальнобойщиков, лишив его слабенького, зачаточного, но все-таки единства. А во-вторых, и эта часть дальнобойщиков старается дистанцироваться от политики, т.е. и на нее также сильно влияют  активно распространяемые и насаждаемые правящим классом буржуазные мифы, что политика якобы это отдельно, это грязное дело и им занимаются «специально подготовленные люди», а дело рабочего класса – экономическая борьба. Тредъюнионизм рулит! А значит, и эта немалая группа дальнобойщиков будет неизбежно действовать в интересах монополий и против самих себя.

Многократно доказанная историей человечества научная истина, что политика это и есть «концентрированное выражение экономики», и что не только коренные интересы рабочего класса, но даже его простейшие экономические интересы в эпоху империализма невозможно обеспечить без политической борьбы рабочего класса против буржуазии, данными товарищами пока не осмыслены. А это значит, что даже в малых боях побеждать наш рабочий класс начнет только тогда, когда хорошо почистит свою голову от буржуазно-либерального мусора, нанесенного туда в предыдущие десятилетия.

В шестых, в связи с расколом оказалась утеряна координация действий бастующих в регионах из единого центра, функции которого весь первый период Всероссийской забастовки в значительной степени выполнял Профсоюз дальнобойщиков.

Способствовало тому и предательство самого профсоюзного руководства. А.Котов, главный профсоюзник дальнобоев, по сути, сам сдал всех бастующих, уподобившись  НОДу. Читайте последнее сообщение вот по этой ссылке. В ней ясно видно, за что теперь ратует Котов – за насаждение в стране крайней реакции, и за нового сверхчеловека – Президента Путина, противопоставляя его правительству и всему остальному чиновничеству в России, которые якобы, подлецы, его не слушают. То, что было до недавнего времени не очень умной шуткой в определенных политических кругах, увы, становится явью. И корпоративные (фашистские) профсоюзы, как и почти сто лет назад, бегут впереди паровоза – прокладывают реакции дорогу.

Понятно, что здравомыслящие дальнобойщики подобные предложения председателя профсоюза не поддержали и оказались вынужденными действовать самостоятельно. Тем самым единый координационный центр перестал существовать. И одно это сильно ослабило протестный натиск бастующих перевозчиков.

В седьмых, протестующие против системы «Платон» дальнобойщики так и не смогли за более чем 20 дней протеста выработать единых требований к власти. А это значит, что бастующие по-разному понимали свои цели и задачи.

Как понимала их мелкая буржуазия – хорошо показано на примере предложений Котова (см. ссылку выше). В них просматривается явное нежелание профсоюзного руководства и определенной части бастующих идти на серьезный конфликт с властью. Совершенно очевидно, что тот мораторий, на котором настаивал Котов вместе с депутатами из «Справедливой России», это фактически капитуляция протестующих. Это, по сути, их согласие на то, чтобы олигархия продолжала и дальше их притеснять и угнетать, и одновременно жалобная просьба отложить по времени это угнетение. То, что данное предложение было изначально нереально, это мы покажем чуть ниже. Но это также означает, что подобные требования были заведомым блефом, всего лишь имитацией требований, но никак не действительными требованиями. Не случайно предложения Котова подавляющее большинство дальнобойщиков отвергло, даже не обсуждая.

Чего хотели протестующие водители, примерно изложено в «Манифесте дальнобойщиков России», опубликованном ранее на нашем сайте. Этот текст – письмо, присланное в редакцию кем-то из бастующих дальнобойщиков. Кем именно, нам установить не удалось. Но подлинность письма сомнения у нас не вызывает, поскольку примерно такие же требования обсуждались в социальных сетях и на форумах дальнобойщиков с самого начала забастовки. Иное дело, что итоговых требований бастующим выработать так и не удалось. Самое печальное, что всерьез разработкой требований никто не занимался – ни юристы, ни политические и общественные деятели, ни даже организаторы акции – профсоюз.

Что же касается изложенных в Манифесте требований, то их можно расценивать не иначе как проект, который требует серьезной доработки. Самое главное, чего в них нет (мы детально разбором проекта заниматься не будем, хотя поначалу, публикуя Манифест на своем сайте, намеревались это сделать)  это механизма исполнения того, что требуется. А именно это и есть самое важное, ибо обдурить буржуи могут в 5 секунд. Опыт у них в этом деле преогромный!

Вот, к примеру, первое и самое главное требование, которое поддерживает основная масса бастующих дальнобойщиков – «Отмена системы «Платон» и предотвращение попыток внедрения систем данного типа на территории РФ.»

Требование правильное, справедливое и хорошее, в интересах не только дальнобойщиков, но всего населения страны, за исключением, разумеется, того узкого круга лиц, в интересах которого был принят закон о «Платоне». Но как это можно обеспечить? Что необходимо сделать, чтобы  российская власть действительно больше не пыталась внедрить системы, подобные Платону? И вот тут мы сразу упираемся в самую, что ни есть политику, причем вынуждены забираться на самый ее пик, рассматривая вопрос о принадлежности государственной власти тому или иному общественному классу.

В условиях господства частной собственности и класса буржуазии такое требование неисполнимо в принципе!!!! Какой закон ни прими, запрещающий внедрять такого рода системы, буржуазия, заинтересованная в колоссальной прибыли от ее внедрения, его обойдет – это ее власть, ее государство и ее правительство. Кстати, и дороги в стране – это ее собственность. А со своей собственностью она что хочет, то и делает. Не «Платон», так «Аристотель», не такой принцип действия, так другой – техника и технологии сейчас позволяют многое. В итоге что? А ничего! То же, что и сейчас – будем ездить по нашим дорогам в электронных ошейниках, несмотря на то, что бастовали.

Единственное настоящее решение, при котором даже не потребуется принимать такие законы, запрещающие «Платоны» – это смена общественного класса у власти. Вот когда нашей страной снова будет управлять трудовой народ, когда все в стране (и дороги в том числе!) будет принадлежать не узкой кучке лиц в стране, а всем ее гражданам (общенародная собственность), вот тогда и в голову никому не придет брать плату за езду или ходьбу по дорогам – за то, что принадлежит всем!

Теперь ясно, как экономика – частный вопрос, волнующий дальнобойщиков – тесно связана с политикой и с вопросом о власти?

И вот все так, за что ни возьмись!  Рабочий класс будет побеждать только тогда, когда поймет, что все ответы на его проблемы лежат не в экономической, а в политической области.

В восьмых, ко Всероссийскому протесту перевозчиков, как он не был широк, не присоединились трудовые коллективы России – рабочие заводов и предприятий. Без этого важнейшего условия победа бастующих дальнобойщиков изначально была маловероятной (об этом мы писали в нашей статье «К забастовке дальнобойщиков 15 ноября. Что может обеспечить победу.»). Искренний протест либо потерпел бы поражение, либо был бы подмят буржуазией. Случилось второе, и это хуже, чем дело закончится теперь, заранее сказать сложно.

Почему так получилось? Почему трудовые коллективы (тоже рабочие же!) проигнорировали Всероссийскую забастовку дальнобойщиков?

А потому что требования дальнобойщиков не выходили из экономических рамок!!! Вот если бы они были политическими, тогда можно не сомневаться, что к их протесту подключились бы многие рабочие коллективы. А так российские рабочие посчитали, что это личные проблемы перевозчиков, которые беспокоятся только о себе.

Ясно теперь кому и зачем нужно ограничивать протест рабочих исключительно экономикой? Кому выгодно, чтобы рабочие не лезли в политику?

Тем, кто хочет поражения протеста!!! Холуям олигархов, даже если эти холуи прислуживают им по глупости, по своему крайнему политическому невежеству.

В принципе, мы указали все те факты и явления, которые ярко проявились после 19 ноября 2015 г. во Всероссийском протесте дальнобойщиков, показывая, что протестный процесс пошел совсем не туда, куда хотелось бастующим. Он пошел не к демократии, а к реакции. И поворот этот не случаен.

2.

То, что произошло в стране 19 ноября, явно сильно напугало власть и крупный капитал. Российское правительство, принимая закон о «Платоне», явно не ожидало такой реакции населения. За последние годы оно привыкло, что все меры давления и угнетения «съедаются» трудовым народом России спокойно, без особых возмущений. Не сказать, что этих возмущений совсем нет и люди всем довольны – недовольны многим – иное дело, что это недовольство не покидает обычно пределов кухонь. В подавляющем большинстве все сидят дома и тихо возмущаются беспределом, который творится по всей стране, параллельно поглядывая в  телевизор, вешающий им очередную лапшу на уши, и открывши рот внимая официальным лицам, раздающим очередные обещания о том, что вскоре в нашей стране все будет хорошо. Какие-то активные действия, и то в рамках вполне допустимых и совершенно неопасных для власти, предпринимали разве что единицы. А тут вдруг такая масса народу – десятки и сотни тысяч людей по всей стране – высыпала на улицу, причем без всякой предварительной мощной рекламной компании, которая, к примеру, имела место перед «Болотным протестом».

Власть терялась в догадках – что произошло? отчего все взбеленились? Ведь ее агенты из российской «охранки» самым внимательным образом отслеживали все группы соцсетях и форумы, где обсуждался этот закон, не вызвавший в то время, когда он принимался, в 2011 году, никакого особого возмущения, и докладывали «наверх», что возмущены не только сугубо перевозчики, протест дальнобойщиков имеет всенародную поддержку. То же показали уже самые первые протестные акции водителей большегрузов, когда проезжающие мимо водители на самых разных авто гудели в поддержку бастующих так, что уши закладывало.

В рамках идеалистического мышления буржуазии, которая априори отрицает наличие внутренних причин общественного развития и для которой если уж что меняется, то только в силу желания и воли конкретных личностей, а не общественных классов, как оно есть на самом деле, причем личностей, действующих непременно извне, из-за рубежа, и которых в данном случае, в отличие опять-таки от «Болотного протеста», не наблюдалось, было от чего впасть в панику.

Однако понимая, что дело нешуточное и может кончиться для господствующего в стране слоя крупного монополистического капитала (олигархии) плохо, российская власть сумела отодвинуть эмоции в сторону и разработала план действий, которые позволили ей развернуть справедливое возмущение трудящихся масс против них самих, а следовательно, на пользу правящему олигархату.

Всерьез об уступках протестующим никто даже не думал. Ситуация, как внутренняя экономическая, так и особенно международная, сделать этого не позволяла.

3.

Российские монополии к моменту начала Всероссийской забастовки уже вступили в борьбу за передел мирового рынка в надежде оторвать себе кусок сладкого капиталистического пирога. Главной причиной резкого противостояния Россия – Запад, да и всего резкого обострения международной обстановки, стал мировой экономический кризис – генетическая болезнь капитализма, год от года прогрессирующая и становящаяся все сильнее и страшнее. В условиях кризиса резко падают прибыли капиталистов, многие из них разоряются, выживают только сильнейшие, которые как раз и обогащаются от того, что «съедают» своих более слабых  собратьев по классу.

То же происходит и с ТНК – между ними начинается острая борьба за выживание – борьба за передел рынка. Западные санкции против России – это одна из форм такой борьбы, экономическая. А вот войны на Украине и в Сирии, куда уже влезла Россия (точнее, российский капитал), это показатель того, что мирными средствами – политическими и экономическими – разрешить противоречия со своими иностранными партнерами не удалось. Пришлось прибегнуть к последнему средству – войне.

И не прибегать было никак нельзя.

Если Украину худо-бедно можно было перетерпеть – отдать ее на откуп западу, предварительно ухватив у нее Крым – главную российскую военно-морскую базу, обеспечивающую присутствие российского флота в Черном и Средиземных морях, без поддержки и прикрытия которого экспорт значительной части российских товаров (преимущественно, сырья) будет невозможен. То терпеть в Сирии присутствие ИГИЛ (читай – западный капитал, действующий совместно с капиталом арабских стран), демпингующее мировые цены на нефть и нефтепродукты, продающее их фактически за бесценок, по цене совершенно разорительной для российского капитала – 15-20 долларов за баррель, для российских энергетических монополий, заправляющих всем и вся в нашей стране, смерти подобно.

Участвовать в войне в Сирии российская армия начала давно – фактически с самого начала там военного конфликта, т.е. гораздо раньше, чем на Украине. Не исключено, что Украина стала своего рода расплатой за активность России в Сирии. Западные монополии, взяв под свой контроль Украину, значительно ослабили Россию, как в экономическом, так и в военном отношении.

Воевать в Сирии, как вы уже поняли, было за что – за полноту карманов российских газовых и нефтяных королей. Иное дело, что сейчас противостояние монополий в мире обострилось настолько, что скрывать активные военные действия России в Сирии стало уже невозможно, и российскому населению торжественно сообщили, что «Россия обязана помочь другу Асаду бороться с терроризмом». «Терроризм», как мы теперь понимаем, в переводе с олигархического языка, это когда покушаются на прибыли монополий.

В последние дни международная ситуация для России стала еще напряженнее – грядет война с Турцией, а это значит со всем НАТО.

Могло ли российское правительство при таких условиях всерьез думать об отмене «Платона», если учесть тот факт, что ведение войны, даже самой маленькой, требует огромных средств, а цены на нефть в мире здорово упали; что газ берут плохо – главный транзитер Украина капризничает, а газопроводов на Восток (в Китай и пр.) нет; что счета на западе в значительной степени перекрыты; что выкачивать доходы из каких-нибудь колоний невозможно по причине их отсутствия и что единственный источник денег в таких условиях только собственное население – трудовой народ России, с которого раньше драли  три шкуры, а теперь станут десять?

Да никогда! Ни об отмене, ни даже о моратории на этот закон – ни годовом, ни трехлетнем – и речи быть не могло! Это примерно то же самое, что попросить российское правительство пойти и всем дружно повеситься! Российская экономика и так при смерти. У российской олигархии сейчас каждая неделя на счету. Денег не хватает катастрофически, и их будут выдирать у народа России любым способом, не считаясь ни с чем и ни с кем! Выбора у власти нет, вот в чем дело. Ну, и желания, разумеется.

4.

Отсюда становится понятно, почему Госдума даже рассматривать не захотела проект Федерального закона «О трёхлетнем моратории на введение платы в счет возмещения вреда, причиняемого автомобильным дорогам транспортными средствами, имеющими разрешенную максимальную массу свыше 12 тонн», внесенный справедливороссами, за который ратовал Председатель профсоюза дальнобойщиков А.Котов. Иного варианта и быть не могло. И Котов об этом прекрасно знал, как, собственно, знали и граждане из «Справедливой России».

Отлично знает об этом и лидер КПРФ Зюганов, та еще старая лиса, который успевает и вашим и нашим покланяться. Активисты КПРФ вроде и около дальнобойщиков крутятся, протестные акции помогают им устраивать, и Зюганов олигархов не подводит – раздает водителям обещания, что всего добьемся, мол, а на самом деле, кроме как ласково попросить доработать закон о «Платоне», ничего больше от российского правительства не требует. Вот из его Правительственной телеграммы Медведеву: «Следует немедленно приостановить действие механизма взимания платы за проезд в виду его неотработанности.». То есть доработаете «механизм», дерите деньги, сколько хотите, а пока недоработан, не стоит – народ волнуется, придумайте как-нибудь похитрее его обобрать.

Российская власть отвергнет все предложения, так или иначе препятствующие ей или олигархам драть деньги с трудящегося населения страны. Например, законопроект об отмене транспортного налога, внесенный недавно ЛДПРовцами, госдумовцы тоже не станут рассматривать, тем более что о повышении (!) транспортного налога правительством уже заявлено. Та же самая судьба ждет и петицию по платным дорогам – «Сбор подписей за пересмотр стоимости за проезд по федеральным дорогам в меньшую сторону, а именно до 64 коп./км.», проводимый на сайте change.org и активно рекламируемый АТИ.

Российская власть не уступит ни копейки! Все что она могла уступить, она уже уступила – снизила штрафы за отсутствие приборов учета на большегрузах до 5 тыс. рублей за первое нарушение и до 10 тыс. рублей за последующие. Возможно, будут более удобными и менее наглыми условия оплаты за проезд по дорогам – скажем, будет отменена предоплата, и деньги будут вноситься за совершенный рейс, или будет изменен порядок взимания штрафов за отсутствие датчика «Платона», чтобы исключить случаи двойного обложения штрафами владельцев автомашин. Но это все, на что можно сейчас рассчитывать. Бастующие дальнобойщики должны это четко и ясно понимать. И из этого понимания определять свои дальнейшие действия.

Мы акцентируем на этом специально, поскольку провокаторов вокруг бастующих дальнобойщиков крутиться сейчас немало. Не поддаваться на их призывы и не вестись на их предложения, твердо ведя свою классовую линию, для бастующих сейчас жизненно необходимо.

Здесь надо пояснить еще кое-что. Исходя из вышесказанного, видимо, уже ясно, что та группа российских олигархов, которая к концу 1999 года сумела прорваться к государственной власти в России, находится сейчас не в самом лучшем положении – более шаткого у нее еще не было. Вопрос стоит не просто о ее капиталах, а о самом ее выживании – съедят ее «дорогие партнеры» здесь в России или за рубежом или не съедят.

Смотреть на то, как какой-то там трудовой народишко вдруг надумал мешать ей вести священную конкурентную войну со своими соперниками, дестабилизируя обстановку в стране, когда эта обстановка, напротив, нужна сейчас прямо противоположная (Сейчас российскому олигархату, стоящему у государственного руля России, жизненно необходим высокий патриотический подъем нашего населения, сплочение его вокруг Президента РФ Путина и готовность российских трудящихся масс умирать по  его призыву за интересы родных капиталистов.), она, разумеется, не стала, и перешла в нападение.

5.

До 19 ноября у российского правительства была надежда, что само все рассосется, что верные слуги – оппортунисты в профсоюзах и КПРФ, расстараются и на этот раз, «сольют протест» в русло, удобное и безопасное монополиям. Но дальнобойщики оказались стойкими и целеустремленными ребятами, они переступили через своих профсоюзных лидеров и пошли дальше. Старые схемы тушения назревающего революционного пожара сработали плохо, и потому были применены новые.

Главная задача оставалась старой – необходимо было во что бы то ни стало перехватить руководство протестом дальнобойщиков. Силой действовать было невозможно – основная сложность состояла в том, что у забастовки не было единого руководства – надавить было просто не на кого. Стали действовать хитростью.

Профсоюз подмяли под себя окончательно, его Председатель, и ранее проявлявший минимум свободолюбия, окончательно перешел в стан классового врага и стал активно «сливать» забастовку, призывая дальнобойщиков удовлетвориться филькиным мораторием.

Были выпушены КПРФ как главные «радетели за народ», задача которых была под видом социальной демагогии максимально пресечь неразрешенные протестные мероприятия, поскольку их невозможно контролировать.

Заговорили молчавшие ранее СМИ, да как заговорили! Центральные продолжали делать вид, как и прежде, что никакой забастовки в стране нет и в помине. Зато наизнанку выворачивались все остальные медиа, второстепенного ранга и, разумеется, либеральные. Последние особо не надеялись, что у их хозяев что-то получится, но покараулить в надежде вдруг им что-то обломится, они не отказались.

Мгновенно был нейтрализован коммунистический «Рабочий Путь», непонятно откуда взявшийся и неизвестно какими путями примкнувший к забастовочному процессу. С такой же скоростью были вышвырнуты из групп дальнобойщиков в соцсетях и на форумах всякие левые и коммунисты. Поле действий было очищено от нежелательных элементов, можно было начинать действовать.

И действие началось. Во все публичные места в интернете, где, собственно, и шла основная координация протестных действий, были запущены сотни троллей – людей, задача которые была проводить определенную точку зрения, нужную власти, предлагая бастующим те мероприятия, которые ей по тем или иным причинам были удобны. Админы и модераторы не возражали, а то и помогали, удаляя тех, кто пытался высказывать разумные вещи.

То же самое происходило и в реале. К протестным акциям забастовщиков подключились политические партии и организации, строго проводящие ту политику, которая удобна власти. Особенно усердствовали фашисты из НОД, ТИГР и пр.

СМИ захлебывались, ежедневно сообщая новости забастовочного процесса – там митинг, тут пикет, и попутно дезинформировали своих читателей, выбрасывая одну байку за другой. Особенно акцентировали на теме дагестанцев, сплоченность которых не на шутку испугала власть. Им досталось больше всех, как от СМИ, так и от силовых структур.

Во-первых, сказанное в порыве эмоций о «походе на Москву» было мгновенно растиражировано не только в СМИ, но еще и активно стало обсуждаться в группах, где тут же нашлись инициаторы, предлагающие поддержать дагестанцев бастующим из других регионов страны. Хотя каких-либо серьезных намерений водители из Дагестана не высказывали, а напротив, все время заявляли, что вопрос с поездкой дальнобойщиков в Москву еще не решен.

Во-вторых, во избежание возможного выезда автоколонны из республики туда согнали с окрестных регионов кучу силовиков (ОМОН, спецназ и т.п.). Товарищи из Дагестана говорили, что теперь в республике на каждого водителя приходится 4 силовика, причем все вооружены. Одновременно в некоторых районах республики было объявлено КТО якобы в связи с обнаруженными террористами. Стало совершенно очевидно, что выехать водителям за пределы Дагестана никто не позволит.  И если попытаться действовать силой, власть станет стрелять. За ней не задержится. Люди для капиталистов – мусор, щадить она не будет, тем более что плата за автодороги для нее вопрос жизни или смерти. Единственный вариант – уходить мелкими группами и потом где-то собираться.

Но проблемы это все равно не решит. Власть в Москву никого не пустит – она, как минимум, выставит у Москвы кордоны.

Параллельно было объявлено в СМИ, что якобы протестующие дальнобойщики в Дагестане прекращают забастовку. Но эту информацию дагестанские водители не подтвердили.

Стало очевидно, что власть против забастовщиков действует двумя путями – мягким, в надежде «слить» протес мирно, и одновременно готовится к жесткому, силовому варианту, если мягким результата добиться не сможет.

Ситуация с Турцией только добавила масла в огонь и несколько сместила акценты. Второй вариант, силовой, стал реакционным силам в стране предпочтительнее. Понимая, что трудовой народ устал от капитализма, что забастовка дальнобойщиков это только начало, и прежней спокойной жизни у олигархии больше не будет,  монополии стали готовить установление в России фашистской диктатуры. Второй вариант подавления забастовки дальнобойщиков был как будто под нее заточен. Он мог помочь решить сразу несколько задач – задавить рабочее движение, запугать всех трудящихся, чтобы боялись протестовать и сплотить народные массы вокруг лидера нации, нового монарха.

Но для этого Всероссийская забастовка дальнобойщиков должна плавно «перерасти» в имитацию майдана. Именно «имитацию майдана», а не майдан, ибо никто либералов к протесту дальнобойщиков и близко не подпускал. Да им особо ничего и не светило – у рабочего класса они не популярны.

Иное дело «запутинцы» и фашисты из НОД, ТИГРа и пр. организаций, которые без всяких проблем лицемерят по-черному, клянясь и божась, что они за рабочих. Они организовывают протестные акции, устраивают встречи со всякими депутатами и что самое главное – зовут дальнобойщиков 30 ноября в «поход на Москву», якобы для помощи дагестанцам. Кое-где имели место и характерные внешние приметы украинского майдана: сборища на главных площадях перед городскими администрациями, сжигание покрышек (Правда, не на площади города, а в поле, но почему обязательно покрышек-то? Тепла от них мало, одна сплошная гарь… Видно, специально, была нужна видимость, внешние формы майдана.), была информация и о палатках и даже традиционные «печеньки».

Для чего это нужно «запунинцам»? А чтобы потом этот якобы майдан могли победоносно разгромить силовики, установив в стране жесточайший террор, когда за малейшее возмущение недовольным придется жестоко расплачиваться. Под эту лавочку главный герой – наш Президент потребует себе неограниченных полномочий, а обыватель, напуганный «цветной революцией», от которой его спас лидер нации, безропотно проголосует «за». Голубая мечта НОДовцев будет исполнена. Это, видимо и есть тот референдум по «крымскому сценарию» (как мы поняли, это означает «зеленых человечков» и «голосование под дулами автоматов»), с инициативой которого они выступают уже несколько лет подряд и о котором грезят в своих письмах, рассылая их кому попало.

Причем, либералы в этой провокации активно подыгрывают действующей власти. Как пример, Санкт-Петербург, где вдруг неожиданно как джин из бутылки в лидерах протеста дальнобойщиков оказался некто  Расторгуев Александр, как его рекомендуют СМИ, председатель регионального отделения партии Парнас и один из активистов общественного движения автомобилистов «Тигр». Спали-спали автомобилисты больше половины ноября, а тут вдруг на тебе – нарисовались нежданно-негаданно!

И как мило – они, оказывается, еще и из Парнаса, либералы! Вот только их для полного счастья дальнобойщикам не хватало! И что самое интересное, либералы тоже активно призывают «идти на Москву». Куда ни плюнь, все активно призывают «идти на Москву», как будто мозги разом у всех высохли.

А для надежности этот Расторгуев быстренько «слизал» с РП текст Манифеста, где наивные ребята дальнобойщики изложили проект своих требований, и выдал этот совершенно сырой проект как принятый на митинге дальнобойщиков в Петербурге! РП даже не стал критиковать этот проект в виду его, как мы полагали,  совершенно очевидной для всех думающих людей политической наивности. Но, видимо, среди либералов не встречаются думающие… Они «схавали» то, что есть. Зачем? А затем, что точно с таким же успехом они могли поместить вместо требований дальнобойщиков сказки Пушкина – им на все наплевать! И на требования, и на самих дальнобойщиков. Главное – взобраться на шею протестующему народу, и посиживая там, ждать своего часа – а вдруг, да что-нибудь обломится.

Вот только не обломится, не надейтесь. Мы редко бываем согласны в действующей властью, но в одном мы согласны точно – «цветные революции» трудовому народу России не нужны.

Ваши «цветные революции», господа либералы, это примитивные перевороты, когда рабочим на шею вместо одних олигархов забираются другие. Рабочему классу не нужны вообще никакие олигархи! Он и сам спокойно может управлять своей страной – за 70 лет Советской власти он это отлично доказал. И докажет еще, не беспокойтесь!

Перспективы

Сказанного выше, как мы полагаем, вполне достаточно, чтобы сделать некоторые выводы.

Совершенно очевидно, что власть не прислушается, как на то надеются дальнобойщики. Она не отменит закон – плата за дороги для нее вопрос жизни и смерти, ведь деньги нужны ей для ведения войны. Но и дальнобойщики не желают сдаваться, ибо для них плата за дороги означает нищету и может быть голодную смерть.

Что делать в таком случае, если главные, коренные материальные интересы олигархии и рабочего класса столкнулись вот так – лоб в лоб? Если они противоположны?

Решение может быть только одно – прекращать войну, тогда не будет требоваться такого огромного количества денег, и с народа не будут драть десять шкур зараз. Трудовому народу война не нужна. Но она нужна олигархам, чтобы обеспечить им лучшие условия продажи энергоресурсов страны на мировом рынке. Власть олигархов не захочет прекращать войну. Опять получается противоречие. Что делать теперь?

Только одно – менять власть на такую, которой война не нужна. Такой властью не может быть власть других олигархов (те тоже рано или поздно развяжут войну), не может быть такой властью и власть мелкой и средней буржуазии, потому, что она быстро превращается в крупную буржуазию, особенно когда в ее руках государство. Она вскоре тоже начнет продавать ресурсы страны за рубеж – ведь это самое выгодное для прибыли дело! А значит, война вспыхнет вновь.

Остается одно – власть рабочего класса, всего трудового народа России. Вот тогда никаких войн не будет, и все наши сегодняшние проблемы будут решены. Рабочему классу нет необходимости продавать ресурсы страны за рубеж, ему они нужны внутри страны, для того, чтобы вновь запустить в стране все производство. Получается, что это средство единственно решает все проблемы трудового народа России, а значит это цель, к которой нужно идти.

Что же касается настоящего протеста дальнобойщиков, то тут вполне понятно, что нельзя рабочему классу позволить «въехать на своей шее в рай» ни фашистам, ни либералам, правление которых будет тем же фашизмом – все той же открытой террористической диктатурой финансового капитала. Но протест, как мы видели, идет именно в этом направлении. И все планируемые действия дальнобойщиков в силу некоторых причин, которые мы выше называли, в настоящих условияхпойдут только на пользу олигархии (новой или старой, разницы нет).

Развернуть протест в интересах рабочего класса и всего трудового народа России у бастующих дальнобойщиков сейчас нет ни сил, ни возможностей.

У них нет:

— ни своей собственной организации (политической партии), которая бы твердо вела их нужным курсом;

— у них нет необходимых для успешных массовых действий солидарности и единства,

— нет ясного понимания своих целей и задач,

— нет мотивации и готовности стоять до конца, до смертного боя,

— нет координирующего их действия штаба,

— нет союзников  — трудовых коллективов, поднявшихся на борьбу вместе с ними,

— нет своей информационной площадки, через которую можно было бы освещать происходящие события и которая была бы недоступна классовому врагу,

— недостаточен опыт политической борьбы,

— нет проверенных в классовой борьбе руководителей (они только еще появляются),

— нет союзников в среде армии и силовых структур и т.п.

К серьезному бою с действующей властью сегодня дальнобойщики не готовы – надо признать это честно.  Сегодня олигархи сильнее трудового народа. И потому самое лучше в настоящих условиях – это завершить забастовку.

Сейчас надо отступить. Временно отступить, чтобы собрать свою мощную рабочую армию, которая сможет бороться с капиталом на равных.

Да, требования рабочих-дальнобойщиков не будут удовлетворены, и им придется ездить с «Платоном». Но борьбу они вели не зря, хоть немного, да удалось выторговать у власти: худо-бедно уменьшены штрафы и на полгода тариф за проезд по дорогам меньше, чем планировалось изначально. Мало, да. Но больше без политической борьбы у олигархов не выбить – у них в руках вся сила российского государства. А у дальнобойщиков ничего.

Чтобы победить олигархов, нужна совсем иная готовность, чем та, которой рабочий класс располагает сейчас. Тут нужны знания, умения, организация, важны тактика и стратегия классового боя, опыт политической борьбы. Нужна своя партия, без которой рабочий класс как без рук – каждый может обмануть, каждый направить не туда. Все это не делается за 5 минут, на подготовку всего этого нужно время.

И настоящая забастовка была такой подготовкой. В ходе нее уже сделано большое дело – может быть, самое главное дело – рабочие водители создали свои организации. Сами создали, никто сверху не насаждал и не навязывал. Создали как необходимое средство борьбы со вконец обнаглевшим крупным капиталом. И это великое достижение. Это победа, дороже которой нет, ибо она – залог будущего окончательного освобождения наших рабочих!

Да, сейчас мы отступаем. Но мы боролись отлично! И наше отступление – это не разгром, нас никто не победил! Мы сами организованно отойдем на запасные позиции. Мы отойдем учиться и готовиться к новой атаке. Скопим силы, получше организуемся – и пойдем в новый бой!

Заканчивайте, товарищи, забастовку! Сейчас это лучшее решение. Важно выиграть войну, а не отдельный бой. Наша окончательная победа не за горами. И мы еще ее отпразднуем.

КРД «Рабочий Путь»

Пока комментариев нет.

Оставить комментарий