Второе пришествие Карла Маркса

5 мая 2014 года исполнилось 196 лет со дня рождения великого мыслителя.

У Карла Маркса удивительная посмертная судьба. Его то «заново хоронили», объявляя «устаревшим» и «не исполнившим свои пророчества», то он, напротив, «воскресал», утверждая свою правоту, на изломе тысячелетий. Сначала вместе с Советским Союзом рухнул превращенный в догму, в предмет бесплодного цитирования партийными бонзами и бездумного конспектирования в вузах, выхолощенный позднесоветский марксизм.

Его, марксизм, сочли окончательно опровергнутым, а кое-кто вовсе заявил о «конце истории» в смысле прекращения всякой серьезной идейной борьбы и бесповоротной победы «рынка» и «западной демократии» на планете Земля.

Однако Азиатский кризис 1998 г., крах доткомов* в 2000-м и нынешний кризис, которому скоро исполнится уж 5 годков и конца-края не видать, но более всего — всесторонний и глубокий упадок всех стран, «освободившихся от оков социализма», однозначно показали неспособность как раз существующей, объявленной единственно правильной, системы избавиться от изъянов и обеспечить стабильный и быстрый экономический рост в интересах всего человечества.

Всемирная капиталистическая экономика, обустроенная по либеральным принципам, превратилась в спекулятивное «раздувание пузырей», которые рано или поздно лопаются с грохотом и самыми тяжкими последствиями для отдельных стран и глобального хозяйства. Со скандалом и массовыми беспорядками почили в бозе дутые «экономические чудеса» («аргентинское чудо» 90-х, «греческое чудо» и проч.). «Захворали», а то и «дух спустили» некогда резвые «тигры» («кельтский тигр» — Ирландия, «балтийские тигры», «северный тигр» — Исландия). «Азиатские тигры», правда, выстояли, но и их развитие представляется весьма неустойчивым, ибо основывается оно на паразитическом потреблении «золотого миллиарда».

Вся сегодняшняя официально-университетская экономическая наука, весь этот «мейнстрим», освященный непререкаемым авторитетом нобелевских лауреатов, оказались неспособны предсказать кризисы и крахи. Как не способны они дать рецепты подлинного преодоления последствий кризисов и недопущения их впредь.

Оттого на фоне очевидного банкротства «экономикс» и смятения «элит» перед размахом и длительностью теперешнего кризиса закономерно возрождается интерес публики к Марксу и его экономической теории. Все чаще, особенно начиная с 2008 г., слышны слова признания правоты и непреходящей научной ценности трудов великого немецкого ученого со стороны тех, кого трудно заподозрить в симпатиях к коммунизму. Первым из них был, кажется, Джордж Сорос, в нашумевшей книге «Кризис мирового капитализма» (1998 г.) признавший: «Маркс и Энгельс 150 лет назад дали очень хороший анализ капиталистической системы».

Заговорили уже о необходимости возрождения долгое время пребывавшей у нас в загоне политэкономии! Именно так был поставлен вопрос на прошедшем в апреле минувшего года Первом международном политэкономическом конгрессе стран СНГ и Балтии. Примечательно, что в видеообращении к участникам форума вице-президент Всемирной политэкономической ассоциации Д. Котц отметил: в условиях современного мира марксистская политэкономия актуальна как никогда.

Впрочем, добрые слова в адрес Маркса из уст битых кризисом либералов по большому счету немногого стоят. Тем паче что все эти «восхвалители» отделяют Маркса — ученого и мыслителя от Маркса — бескомпромиссного борца, а его учение отрывают от политического движения, начатого им. Маркса «признают» лишь для того, чтобы приспособить его теорию под задачи сохранения системы.

Непоказательны и упражнения иных «марксистов» с обильным цитированием Маркса и подгонкой статистических данных под иллюстрирование его положений. Верно сказано: марксизм — не догма. Это — инструмент познания и преобразования мира, метод творческого мышления, что позволяет видеть в обществе качественные изменения и вскрывать движущие их противоречия. Именно происходящие в мире перемены, обусловленные фундаментальным развитие в ходе НТР техники и технологий, обострение старых и зарождение новых противоречий, проявляющиеся в усилении кризисных явлений, и означают «второе пришествие Маркса», когда его идеи обретают «новую» актуальность, а метод подтверждает свою плодотворность.

От паровой машины и ткацкого станка — к компьютеру и интернету

В «Капитале» Маркс дал анализ развития производительных сил общества: от ручных орудий труда до системы машин, приводимых в движение энергией пара; от ручного труда ремесленников до крупного машинного производства. Ключевое средство производства, создавшее развитой капитализм и доведшее противоречия этой экономической системы до остроты кризисов перепроизводства, — машина.

Развитие пошло дальше: к комплексной автоматизации производства, внедрению роботов и заводов-автоматов — т. е. в сторону предсказанной Марксом «автоматической фабрики». В середине XX в. быстрое увеличение объемов и удельного веса умственного труда — исследовательского, конструкторского, управленческого и пр. — обусловило изобретение, быстрое совершенствование и расширение использования машин иного рода, обрабатывающих различную информацию, — компьютеров, объединяющихся далее в сети.

А это означает по сути рождение более высокого технологического уклада производства, основанного на применении «информационных машин», занятых переработкой и доставкой информации (знаний, сведений); машин, помогающих человеку в решении различных творческих задач, а также управляющих на производстве огромными комплексами автоматического оборудования.

Компьютеризация умственного, творческого труда (невиданно повышающая его производительность — например, при обработке научных данных или при проектировании машин и пр.) и управления производственными процессами создают гораздо более высокую производительную силу, чем при «старом», «классическом» машинном производстве времен Маркса и после него. Однако в нынешней системе, движимой стремлением к получению максимальной прибыли и регулируемой стихийными механизмами рынка, это ведет ко все более мощным и разрушительным периодическим кризисам перепроизводства. Создаваемые ныне производственные возможности все чаще и со все большей «амплитудой» выходят за рамки ограниченного платежеспособного спроса масс населения — что и находит выражение в наблюдаемом усилении экономических кризисов.

Доказано: созданные НТР производительные силы уже сейчас смогли бы обеспечить всех жителей Земли необходимыми им для достойной жизни благами. Но вместо этого мы видим рост планетарной нищеты и голода, медленное решение проблем неграмотности, детской и материнской смертности в странах третьего мира, неспособность мирового сообщества остановить распространение опасных заболеваний, связанных с бедностью. Зато сотни миллиардов долларов уходят при этом на вооружение и на умопомрачительную роскошь олигархов и звезд!

Маркс показал, что при капитализме машина безжалостно вытесняет рабочих из производства, выбрасывает их на улицу, создавая армию лишних людей. Современная техника, основанная на применении ЭВМ, — автоматизирующая не только физический, но ныне еще и умственный труд, — делает это еще энергичнее. Стоит ли удивляться поэтому увеличению безработицы во всем мире, включая развитые страны? Так, в начале текущего года безработица в еврозоне достигла рекордных 11,7% (Греция — 26,8%, Испания — 26,1%!). При этом безработица среди молодежи (до 25 лет) в Евросоюзе — 23,4% (Греция — 57,6%, Испания — 55,6%!).

Согласно прогнозу МОТ в этом году глобальная безработица вырастет на 5 млн. чел. и перевалит через отметку в 200 млн. Ныне число рабочих мест в мире на 28 млн. меньше, чем в 2007 г., накануне кризиса.

В отдаленной перспективе, однако, может быть совсем худо. Развитие робототехники, не без веских оснований полагает разработчик компьютерных программ Мартин Форд, к концу столетия доведет безработицу до 75%!

Усиление трудностей реализации товаров ведет, помимо прочего, к формированию извращенной экономики, в которой на каждого работника, занятого производством реальных благ, приходится полдюжины тех, кто занят дистрибуцией, продажей, маркетингом, мерчендайзингом, рекламой, ребредингом и т. п.! А к ним добавляются — в связи с паразитизмом «элиты» и ожесточением борьбы всемогущих монополий — еще с полдюжины тех, кто трудоустроен сторожами, бодигардами, юристами, пиарщиками, психоаналитиками, астрологами, составляет разного рода обслугу, включая проституток и любовниц.

Может ли такая, отнимающая у сферы производства трудовые и денежные ресурсы, экономика обеспечить быстрый и уверенный рост и решение на этой основе наболевших проблем человечества? Вот рост потенциальных технологических возможностей и оборачивается на деле замедлением темпов мирового роста, прерываемого при этом «рецессиями»…

Тупики цивилизации

Беда в том, что существующий способ производства ограничивает сферу применения современной техники и сильно задерживает этим экономический рост. Промышленность перемещается в страны третьего мира, где внедрению дорогой высокопроизводительной автоматической техники препятствует дешевизна рабочей силы. И там вместо безлюдных заводов-автоматов и роботизированных комплексов по-прежнему преобладают архаичные предприятия с широким применением примитивного ручного труда. Да, новый технологический уклад рождается, но рождается он в муках и не может утвердиться на большей части планеты!

Интернет — это средство доступа людей к знаниям, накопленным человечеством. Однако частная собственность на производственную информацию и коммерческая тайна делают такой доступ на практике невозможным. Интернет соответственно не может сегодня раскрыть свои потенциально безграничные возможности в качестве особого средства производства, своего рода коллективного мозга человечества, расширяющего творческие возможности каждого работника, — обратной стороной чего является гипертрофированное развитие развлекательной функции сети.

Интернет так и не оправдал возлагавшихся на него надежд. Из-за этого в 2000 г. и лопнули доткомы, чьи акции были раздуты радужными обещаниями, но не принесли предполагавшихся дивидендов. Такая судьба — бум, подгоняемый спекулятивной биржевой горячкой, перегрев, а затем обвал акций и крах многих компаний — грозит любой вновь возникающей инновационной отрасли, если она развивается не для удовлетворения растущих потребностей общества, а ради извлечения сверхприбыли и «накачки» ценных бумаг. И если эта отрасль достигла крупных масштабов и обрела многочисленные прочные связи с другими, то ее крах непременно вызовет проблемы в смежных отраслях и во всей экономике.

В наше время товаром все больше становятся не вещи, а информация, информационные продукты (технологии, компьютерные программы, базы данных и др.). Однако информация как специфический неотчуждаемый и неуничтожимый в процессе потребления продукт труда по сути своей товаром быть не может. Форма товара в ее случае совершенно искусственна; и противоречие между принципиально нетоварной природой информации и наложенной на нее внешней формой товара четко проявляется в коллизиях по поводу промышленного шпионажа, нарушения авторских прав, «компьютерного пиратства», «несанкционированного доступа» и т. п. Развитием производительных сил отчетливо поставлен вопрос о том, что информация должна перестать быть товаром и объектом частной собственности, должна стать, напротив, достоянием всего человечества, доступным для всех.

Интернет опять же пока лишь потенциально — техническая база для системы планирования и управления экономикой, для реализации идей советского ученого В. Глушкова об ОГАС (общегосударственной автоматизированной системе управления). Но в разобщенной частной собственностью экономике это невозможно — и это обесценивает интернет, не позволяя ему раскрыть свои возможности.

Компьютеры, информационные технологии, интернет и прочие средства коммуникации развиваются и впрямь стремительными темпами, но в значительной мере — сами по себе и сами для себя, не получая должного приложения в сфере материального производства. И, заметим, в последние пару десятилетий развитие техники в целом приобрело весьма странный характер. Если не считать компьютерное дело и, возможно (хотя и это тоже можно поставить под сомнение), биотехнологии, уже давно практически вообще не делаются крупные, действительно прорывные изобретения, меняющие жизнь человечества.

Вместо этого все больше происходит «прогресс по мелочам»: там улучшили качество картинки на экране, ввели какие-то новые опции в некий предмет бытовой техники, чуть повысили удобство пользования им. И все это раздувают рекламой, объявив выдающимся достижением технической мысли и невиданным благом для потребителей — чтобы сбыть втридорога, опустошив карманы среднего класса!

Потребителям постоянно предлагают новые поколения модных гаджетов, одновременно делают бытовую технику недолговечной, побуждая покупателей к ее частой смене. Этим создается видимость «технического прогресса» — и в это убогое русло направляется растущая масса умственного труда, усиленного компьютерами!

Зато нет требующихся человечеству революций в энергетике, нет освоения Луны и планет, полного превращения предприятий в заводы-автоматы — в общем, всего того, что рисовали полвека назад футурологи. Потому как революционное развитие техники невыгодно хозяевам нашего мира — они понимают, что такой характер развития приведет к краху устоявшихся монополий-гигантов, обострит кризисы перепроизводства, умножит безработицу, вызовет социальное перенапряжение на всей планете. Монополии будут делать все, чтобы замедлить технический прогресс — дав взамен пиплу мелкие бытовые удобства и интернет как возможность уйти в виртуальный мир, отвлекшись от проблем «реала».

Чтобы противодействовать растущей проблеме реализации производимых товаров, состоятельным слоям населения навязана модель потребления в стиле «жить, чтобы потреблять», потребления, все более далекого от действительного удовлетворения растущих материальных и культурных потребностей человека. Это сверхпотребление, обычно лишь ради повышения личного статуса в глазах окружающих, ложится неподъемным грузом на экологию и грозит катастрофами в будущем. Воистину сама ограниченность природных ресурсов Земли и хрупкость естественной среды нашего обитания ставят шлагбаум нынешней модели развития!

Но вот что самое ужасное: в нашу эпоху, когда главенствующим становится умственный труд, когда вроде бы формируется «экономика знаний», отнюдь не происходит, как того требует новый характер производства, «всестороннее и гармоническое развитие человеческой личности». Отнюдь: сохраняется и закрепляется профессиональная односторонность и ограниченность; огромные массы народа подвергаются примитивизации, превращаются зачастую — не без участия того же интернета — в полуживотных, живущих простыми инстинктами.

Мы наблюдаем это повсеместно: и в бедных странах с их нищетой и жалкой сферой образования; и на постсоветском пространстве, деградирующем от проводящихся «реформ»; и в странах золотого миллиарда, развращенных паразитизмом. Но ведь именно человек — вообще, а в нашу эпоху особенно — есть главная производительная сила общества! И без развития человеческого потенциала дальнейший прогресс человечества и решение его проблем невозможны.

Актуальность и сила Маркса в том и состоят, что он до сих пор, спустя 130 лет после смерти, ставит вопросы о путях развития человечества и помогает вскрыть противоречия, неразрешимые в рамках существующего миропорядка.

____________
* Доткомы — собирательное название компаний, преимущественно американских, зарабатывавших деньги за счет новых коммуникационных возможностей, появившихся в 90-х гг. прошлого века во всемирной сети: сетевые аукционы, интернет-магазины, аудио- и видеотеки, электронные платежи, различные информационные услуги и т.д. Торговля в Интернете давала многим компаниям ощутимые преимущества и экономию по сравнению с традиционным бизнесом, поэтому первые доткомы приносили своим основателям громадную прибыль. Рост котировок интернет-компаний сопровождался активной обработкой общественного мнения средствами рекламы и маркетинга. Как следствие — инвесторы легко соглашались ссужать деньги доткомам, не особо вникая в суть бизнес-процессов. В результате чего значительную часть рынка заняли компании, существовавшие не за счет предоставления конкретных услуг, а за счет спекуляций ценными бумагами. Банкротство псевдотехнологичных компаний вызвало сначала резкие колебания индекса NASDAQ (сокр. от англ. National Association Securities Dealers Automated Quotation — американского внебиржевого рынка, специализировавшегося на торговле акциями компаний — производителей электроники и программного обеспечения, а затем и обвал всего рынка доткомов 10 марта 2000 г.

Дмитрий Королев

4 Ответов к “Второе пришествие Карла Маркса”

  1. Anonimous
    05.05.2014 при 03:18 #

    5 мая 1914 года исполнилось 196 лет со дня рождения великого мыслителя.

    1914 года

    Товарищи, ну хоть в первом-то предложении, да ещё таком пафосном, можно было избежать ляпа?

  2. ow
    05.05.2014 при 06:45 #

    Соглашусь с каждым словом…

  3. А. Филонов
    06.05.2014 при 11:23 #

    хорошая статья, но вот что это за такой «средний класс»?! какой-то новый «зверь» в марксизме.

Оставить комментарий