XXI век и социальная революция

Подошел к концу 2012 год. Разрекламированный средствами массовой информации «конец света» так и не состоялся (что, в принципе, не удивительно). Не менее разрекламированная «экономическая стабильность» также оказалась идеологическим мифом, всю оторванность от реальности которого показала начавшаяся вторая волна кризиса, о которой марксисты говорили уже давно.

Политическая ситуация в мире по-прежнему остается напряженной, что закономерно обусловлено началом второго этапа в распространении глобальной революционной «волны», обострением классовой борьбы в мировом масштабе. Современные события все ярче демонстрируют, что мировой порядок, провозглашенный идеологами неолиберальной глобализации, отягощен целым комплексом имманентно присущих ему противоречий (что вытекает из его капиталистической природы), которые должны быть разрешены. Что ж, XXI столетие только начинается. И история, вопреки крикливым утверждениям Фукуямы, отнюдь не закончена.

В Южно-Африканской республике сложилась острая предреволюционная ситуация: пролетарии организовали общенациональный стачечный комитет и готовы взять государственную власть в свои руки. Буржуазия уже ответила им репрессиями, показав, между прочим, что перед классовыми интересами отступает всякая расовая и национальная идентичность. В Египте демонстранты вновь занимают уже ставшую всемирно известной площадь Тахрир, обвиняя нынешнего президента государства Мухаммеда Мурси в предательстве идеалов революции. И колебания египетской армии свидетельствуют о многом. В Сирии продолжается гражданская война, плодами которой уже собираются воспользоваться ведущие империалистические государства (тем более, что еще жив в памяти опыт Ливии).

Не слишком спокойнее и ситуация в Европе. Уже стали привычными вспышки классовой борьбы в Греции. Все мы помним общеевропейскую забастовку пролетариев, состоявшуюся 14 ноября прошлого года в рамках «Европейского дня действий и солидарности» и достигшую особой остроты в Испании, Португалии, Греции и Италии. Особо примечательно, что в рядах протестующих иногда оказались даже представители органов полиции, хотя, как правило, полицейские все же стреляли по демонстрантам резиновыми пулями и забрасывали гранатами со слезоточивым газом. В целом, 14 ноября бастовали сотни тысяч трудящихся из 32 стран Европейского Союза. Накапливание экономических проблем в ЕС рельефно показало осенью 2012 г. ограниченность попытки глубокой интеграции капиталистических стран в рамках буржуазных общественных отношений, о чем свидетельствуют финансовые проблемы южно-европейских стран. Вторая волна мирового кризиса принесет новые проблемы Европе, открыв в то же время перспективы для развития массового движения трудящихся и эксплуатируемых.

Протестное движение продолжает развиваться и в России, хотя переживает в настоящее время период «межвременья», когда старые «вожди» и лозунги уже изрядно надоели трудящимся, перестав выполнять мобилизационную функцию, а новые формы широкого протестного действия, отвечающие подлинным интересам масс, еще не получили распространения. Правящий класс, с одной стороны, опасаясь, что общественное недовольство может прорваться наружу в еще более радикальных и решительных формах, переходит в наступление на ряд буржуазно-демократических прав и свобод, усиливает репрессивный нажим, а с другой стороны, продолжает проводить агрессивно-неолиберальную социально-экономическую политику, планируя развернуть новый виток всероссийской приватизации. Это закономерно и логично отражает тот процесс, который Россия переживает уже в течение последних двух десятилетий, а именно: возвращение страны на «периферию» капиталистической миросистемы. Этим, кстати, объясняется и постепенно набирающая в последние месяцы обороты практика скупки капиталистами целых деревень, своеобразное возвращение крепостного права в условиях XXI столетия. Автор этих строк лично знает людей, чьи родственники уже стали «душами» новоявленных «помещиков». В условиях нового развертывания приватизации такого рода «закрепощение» неизбежно станет еще более широко распространенным феноменом. А все это в совокупности означает, что опыт трех российских революций начала XX века вообще и Великой Октябрьской социалистической революции 1917 г. в частности становится актуальным как никогда.

Окидывая взглядом ушедший в историю 2012 год, невольно думаешь, что он оказался годом упущенных возможностей. «Оппозиционные вожди» российского протестного движения сделали все возможное, чтобы дискредитировать саму идею протеста против существующего общественного порядка. Но недовольство трудящихся масс не ушло в небытие. Власть, хотя и понимает, что это недовольство на время приняло латентные формы, рассчитывает выправить ситуацию настойчивой идеологической пропагандой, красивыми обещаниями, небольшими подачками и репрессивными мерами, надеясь, что ей удастся предотвратить новые массовые протесты, проведя в жизнь, в то же время, новые антисоциальные проекты. Подобная политика «кнута и пряника», возможно, и даст кратковременный эффект, но она обречена на провал в более долгосрочной перспективе. А это значит, что начинающийся 2013 год открывает перед революционными левыми новые возможности. В ближайший год или несколько лет все мы станем свидетелями нового подъема протестного движения пролетариата и всех трудящихся, который будет в силах кардинально изменить сложившийся в России общественный порядок. Может измениться классовый характер российского государства и проводимый им социально-экономический, внутренне- и внешнеполитический курс. При этом глубокие демократические преобразования будут идти рука об руку с социалистическим переустройством общества.

Вероятно, к подобным переменам российское общество подтолкнут события на международной арене. В 2013–2014 гг., по прогнозу экспертной группы Института глобализации и социальных движений (В. Колташов, Б. Кагарлицкий, А. Очкина), возможны политические потрясения в Китае, который, вероятно, наиболее тяжело будет переживать вторую волну мирового экономического кризиса (подробнее см.: «Противоречия экономики Китая: падение как окончание “чуда”» на сайте ИГСО). Нестабильная ситуация в Греции, а также усиление общественной напряженности в Испании и Португалии ведут к складыванию потенции пролетарской революции. Революционные перспективы сформировались и в ЮАР, и в Египте. Вообще, неплохой потенциал радикально-социалистических преобразований сложился во многих арабских странах Северной Африки и Ближнего Востока; другое дело, что препятствием к его реализации служит слабость последовательно левых сил в этом регионе.

В ближайшем будущем нас ожидают значительные перемены и в мире. И это связано не только с возможностями победы политической революции в одной или нескольких странах. Меняется и иерархия в мировой капиталистической системе. США все меньше могут справляться с ролью безусловного гегемона в мире, с ролью, окончательно утвердившейся после Второй мировой войны. Китай, выдвигающий претензии на данную «должность», переживает, как мы уже отмечали, серьезные экономические проблемы, которые еще более усугубятся в связи с мировым кризисом. Евросоюз отягощен грузом внутренних противоречий, но, в то же время, представляет собой и партнера, и конкурента Соединенных Штатов Америки со всеми вытекающими отсюда последствиями. Россия движется по пути реформ, закрепляющих ее периферийное положение в структуре мирового капиталистического хозяйства, но претендует на перераспределение рынков и сфер влияния в свою пользу. Следовательно, современный мировой капитализм чреват новым конвейером локальных и глобальных вооруженных конфликтов. Иными словами, призрак Третьей мировой войны, который многим казался похороненным вместе с окончанием советско-американского противостояния, снова замаячил на горизонте. И в том случае, если он обретет плоть и кровь, вся тяжесть от ведения военных действия снова ляжет на трудящихся всех стран. Именно им придется своими жизнями и судьбами расплачиваться за фанатичное стремление к сверхприбылям представителей монополистического капитала. Если мировая война все-таки начнется, это будет иметь катастрофические для населения Земли последствия как социально-экономического, так и природно-экологического характера, если человечество вообще не прекратит своего существования. Единственное, что может навсегда гарантированно избавить нас от войн, это – социальная революция в мировом масштабе.

Многие читатели сейчас, наверное, усмехнулись, прочитав эти слова. Мировая революция! Какими историчными (чтобы не сказать – устаревшими) кажутся они нам в начале XXI века. Однако это обманчивое впечатление, навеянное либерально-капиталистическими утопиями рубежа веков и тысячелетий: вопреки иллюзиям, распространяемым идеологами и апологетами ныне глобально господствующего класса, можно с полной уверенностью утверждать, что XXI столетие будет еще более революционным, нежели XX. Выше уже кратко упоминались проблемы и противоречия как российского общества, так и мирового сообщества в целом, которые подготавливают базу для серьезных социально-политических потрясений ближайших лет. Но ведь по-прежнему сохраняется фундаментальное противоречие между современными производительными силами и капиталистическими производственными отношениями, требующее своего снятия и перехода к новой, более высокой общественной организации; по-прежнему существуют антагонистичные общественные классы – пролетариат и буржуазия, хотя они и претерпели за последние десятилетия значительные трансформации; по-прежнему прокладывает себе путь историческая тенденция капиталистического накопления, все более обостряющая противоположность между общественным характером производства и частнокапиталистическим характером присвоения. Капиталистическая миросистема созрела для перехода к социализму, причем объективное созревание произошло уже достаточно давно, и с течением времени общественная потребность в данном переходе будет лишь возрастать. Центр тяжести переносится, следовательно, на субъективный фактор, на сознание трудящихся классов и осознание этого классового сознания. Создание социалистической мировой системы невозможно без этого, что закономерно вытекает из самой природы социализма, при котором именно свободное развитие индивидов и распоряжение ими самими своею судьбой выходит на первый план.

Все это означает, что XXI век станет концом капиталистической эпохи в истории (точнее, в предыстории) человечества. И современные мировые события стремительно подготавливают для этого почву, наглядно показывая, что возможности прямого действия, классовой солидарности, активной борьбы в тысячу раз более велики, нежели самые ожесточенные парламентские дебаты, самые громкие и утонченные разговоры о «социальном партнерстве» и «социальном мире». По хвастливым заявлениям идеологов неолиберализма о повсеместном торжестве провозглашаемых ими порядков и невозможности революций в наше время был нанесен смертельный удар. Конечно, картина не так оптимистична и светла, как может показаться: пролетарскому движению по всему миру еще предстоит набить немало шишек, совершить кучу ошибок и осуществить массу неверных действий. Но реальная, живая практика никогда не обходилась и не может обходиться без этого, что бы ни рисовалось в концептуальных построениях разного рода сектантов, признающих лишь «правильные» с точки зрения их догмы действия. Очевидно, тем не менее, что нынешнее столетие станет поворотным в мировой истории; этап перехода от капитализма к посткапиталистическому обществу, начало которому было положено в октябре 1917 г., продолжается и в обозримом будущем вступит в новую стадию своего развития. В XXI веке тот мировой порядок, который мы знаем, перестанет существовать. И его могильщиком, как и было некогда обозначено в «Манифесте коммунистической партии», станет пролетариат, чья главная историческая задача, подготовленная самим ходом развития мирового общества, состоит в осуществлении глобальной социальной революции.

 

Вячеслав Долотов

 

 О перспективах России на ближайшие годы читайте статью Путинская власть в западне

Пока комментариев нет.

Оставить комментарий