Забастовка, золото и социал-предатели

24 мая в индонезийском филиале американской компании Freeport-McMoran уволено 2018 рабочих. Это горняки и рабочие обогатительной фабрики, которые ранее объявили забастовку на шахте Грасберг (г. Тимика, Западное Папуа), добывающей полиметаллы (золото, медь и т.п.). Забастовка горняков началась 1 мая в знак протеста против принудительных отпусков (отпусков без содержания), которые в целях «экономии» зарплаты всё шире и шире практикуют хозяева отделения «PT Freeport-Индонезия». Вечером 24 мая, когда стало ясно, что администрация фирмы на уступки рабочим не идёт, восстанавливать на работе уволенных не собирается и возвращать людей из непрошеных отпусков не хочет, местный горняцкий профсоюз объявил о продолжении стачки ещё на месяц.

В ответ на этакую «дерзость» компания в одностороннем порядке расторгла контракты со своими постоянными работниками, участвующими в забастовке протеста.

Повальные бесплатные отпуска начались после того, как у американской добывающей компании начались стычки с крупной индонезийской буржуазией, которая хотела бы получить в свои руки несколько прибыльных золотоносных и медно-никелевых шахт, расположенных в Западном Папуа, которые индонезийское правительство в 1998 году продало концерну «Фрипорт Макморан». Нынешний конфликт американского сырьевого монополиста с властями Джакарты произошёл из-за повышения стоимости экспортных лицензий, без которых «ПТ Фрипорт-Индонезия» не может вывозить металлы и рудные  концентраты за пределы страны. Индонезийский финансовый капитал потребовал от старших партнёров увеличения своей доли в прибылях.

Перед управляющими папуасского филиала встал вопрос: за счёт чего удобнее всего погасить дополнительные траты на лицензии?  Выход был найден вполне традиционный – за счёт зарплаты рабочих. Для этого в течение марта и апреля 2017 года в длительные безоплатные отпуска было отправлено сначала 1200 штатных рабочих, а затем ещё 800. При этом трудовые обязанности двух тысяч «отпускников» были распределены среди оставшихся на работе десяти тысяч. Тем самым, нагрузка на одного работающего была увеличена в среднем на ¼, а по некоторым категориям горнорабочих – и на добрую половину. Само собой, увеличение интенсивности труда не повлекло за собой ни единого цента прибавки к зарплате. Уже после того, как люди были отправлены в принудительные отпуска, руководство «ПТ Фрипорт-Индонезия» как бы вдогонку, воспользовавшись тем, что на предприятиях нет массы членов профсоюза, оповестило рабочих о том, что-де ситуация на фирме ухудшилась, индонезийское правительство требует много денег, прибыли мало, и поэтому у тех, кого отправили в отпуска, нет шансов вновь вернуться на своё рабочее место. Взамен постоянной работы и в качестве «утешения» капиталисты предложили рабочим «спокойное увольнение по закону с выплатой пособия». В итоге 1100 рабочих, попавших в очень трудные материальные обстоятельства, согласились уйти с шахт «по-доброму».

В такой ситуации отделение индонезийского профсоюза работников химической, энергетической и горнодобывающей промышленности в Западном Самоа, куда входят горняки шахты Грасберг и рабочие обогатительной фабрики «ПТ Фрипорт-Индонезия», было вынуждено организовать забастовку — в связи с нарушением работодателем коллективного договора. В этом договоре ясно прописано, что отправлять рабочих в неоплачиваемые отпуска длительностью более 2 недель запрещено.  Профсоюзные лидеры наивно полагают, что буква коллективного договора имеет для предпринимателей какое-либо значение, особенно тогда, когда речь идёт о спасении или потере своих прибылей. Также профбоссы считают, что настоящей причиной «скрытого увольнения» двух тысяч рабочих является какая-то особенная стратегия американских бизнесменов на переговорах с правительством Индонезии, и только.

Вполне понятно, что «ПТ Фрипорт-Индонезия» отказалась признать забастовку законной. Администрация объявила, что забастовщики будут считаться отсутствующими на рабочем месте без уважительной причины, при этом те работники, которые будут отсутствовать на рабочем месте более пяти дней, будут считаться согласившимися на «увольнение по собственному желанию без выплаты компенсации». На данный момент ситуация несколько изменилась, и дирекция «ПТ Фрипорт-Индонезия» выдала 2018 рабочим обещанные уведомления об «увольнении по собственному желанию», но уже с выплатой выходного пособия в размере одной месячной заработной платы, независимо от стажа работы. При этом некоторые рабочие получили расчетные листки с отрицательными суммами, потому что у них были «непогашенные долги» перед компанией – за продукты и жильё. (Обратите внимание, что современные капиталисты, грабя рабочих, действуют те же методами, что и капиталисты 100 лет назад, см. например, о том, как компания «Лензото» выкручивала руки рабочим Ленских приисков — прим. РП).

Ситуация на шахте усугубляется тем, что территория, на которой она расположена, является спорной. За неё ведётся давняя борьба между Движением за независимость  Западного Самоа и правительством Индонезии. Шахты и фабрики, принадлежащие американскому концерну, Движение требует национализировать и передать населению Самоа. Из-за напряжённой ситуации в районе г. Тимика руководство «ПТ Фрипорт-Индонезия» неоднократно обращалось к индонезийскому правительству с просьбой направить армейские части для защиты предприятий от повстанцев. За это концерн оплачивал некоторые расходы на вооружение и снаряжение армейских частей, а также выплачивал премии офицерскому составу.

Сегодня масла в огонь в хорошем смысле добавляет то обстоятельство, что среди уволенных забастовщиков 634 человека являются жителями остова Папуа. Многие из них тесно связаны с Движением за независимость, что не может не сказаться на общем ходе забастовки, в котором могут проявиться формы как национально-освободительной, так и гражданской войны.

Если местный профсоюз в Тимике, составленный в руководящем звене наполовину из неосвобождённых рабочих, повёл более-менее правильную забастовочную политику, то центральный аппарат «IndustriALL», индонезийского объединённого профсоюза, показал во время событий в Тимике всю свою реформистскую гнилость. Помимо ложного объяснения причин, вызвавших забастовку, высшее профсоюзное руководство всеми силами бросилось гасить разгорающийся рабочий протест. Вместо материальной и информационной поддержки бастующих, профсоюзный секретариат пишет многочисленные петиции к центральному руководству Freeport-McMoran в американский Финикс, призывая прожжённых империалистов «незамедлительно восстановить всех рабочих, уволенных насильно и «добровольно» и «удовлетворить все законные требования рабочих». Также головной профсоюз обращается к президенту и правительству Индонезии.

Главный мотив всех этих обращений один: профбоссы криком кричат о том, что на бастующем предприятии «возможно широкое насилие, которое будет трудно сдержать». Профсоюз боится успешного развития забастовки, поскольку в том случае, если добыча металлов не возобновится в кратчайший срок, он может лишиться большого содержания, которое профсоюзной верхушке платят хозяева Freeport-McMoran. Платят именно за то, чтобы производство прибыли не прерывалось, т.е. за то, чтобы забастовок не было вообще, или, как максимум, чтобы они очень быстро сворачивались и сливались.

Поэтому руководители профсоюза «IndustriALL» почти в открытую призывают владельцев Freeport-McMoran и индонезийские власти к совместному подавлению рабочей стачки, прикрываясь для приличия робкими призывами удовлетворить рабочие требования и смешными угрозами пожаловаться на Freeport-McMoran и на президента Индонезии в Международную организацию труда.

Ясное дело, что хозяева мощной сырьевой транснациональной монополии на пару с буржуазными властями Индонезии «трясутся» от таких угроз. Наибольшее, чего удалось добиться головному профсоюзу на сегодняшний день, так это встречи с американскими дипломатами, в ходе которой профсоюзники не требовали от представителей Freeport-McMoran ничего, кроме согласия на создание специальной арбитражной комиссии, которая, по мысли реформистов и предателей, может быстренько уладить расширяющийся классовый конфликт, введя в заблуждение протестующих рабочих.

Забастовка продолжается. Золото и медь не добывают. Стороны замерли, как перед решающей атакой.

Пожелаем индонезийским рабочим победы.

Один ответ к “Забастовка, золото и социал-предатели”

  1. Dr
    02.06.2017 при 16:16 #

    Кошмар… Будет ведь обыкновенная бойня, поскольку рабочие не заручились поддержкой большинства предприятий…

Оставить комментарий